Чехия выбрала неизвестность

Еще одна центральноевропейская страна переходит в лагерь евроскептиков. В остальном бросается в глаза, что успеха добились партии без программы.


Дальше пустых заявлений и отдельных мелких сделок дружба с Кремлем у Андрея Бабиша, скорее всего, не пойдет. © Фото с сайта партии ANO

Победителем парламентских выборов в Чехии стало движение ANO («Да») Андрея Бабиша, получившее почти 30% голосов, что на 6-8% больше, чем предполагали социологи накануне голосования. Бабиш — этнический словак, владелец огромного агрохолдинга, предприниматель, занимающий в Чехии второе место по размерам собственного капитала (переданного в 2017 году в управление «слепому трасту»).

Тут стоит отметить, что бизнес-интересы Бабиша куда шире, чем сельское хозяйство. Он также владелец крупнейшего в Чехии негосударственного медиахолдинга, а его предприятия — одни из наиболее активных в стране получателей дотаций из брюссельских еврофондов. В связи с этим, кстати, против Андрея Бабиша было возбуждено дело о попытке уклонения от налогов, которое до сих пор расследуется полицией. Впрочем, ходят слухи, что если в ближайшее время миллиардер договорится о формировании правящей коалиции (а значит, через месяц неизбежно станет премьер-министром), то дело «заморозят» до лучших времен.

Весьма интересна также тройка основных преследователей ANO, которые в сумме набрали лишь немногим больше, чем эта партия. Вторыми (и в этом нет сенсации) идут «Гражданские демократы» (ODS), одна из старейших партий Чехии. Она переживала не лучшие времена после поражения на прошлых выборах, но смогла оправиться. Зато третье место — у Пиратской партии. Как и во многих других странах, где «пираты» в последние годы участвовали в выборах, они не утруждали себя написанием серьезной пропаганды. Упор делался на «новизне» — и в Чехии это помогло им получить больше 10%. Люди устали от старых политиков и предпочли поставить на «темную лошадку».

Четвертый номер, в отличие от пиратов, чехам хорошо известен — это вождистская антимигрантская националистическая партия предпринимателя Томио Окамуры, как он сам о себе говорит, моравско-японского происхождения. Окамура в прошлом созыве парламента уже был, но рассорился с собственными коллегами и остался в одиночестве. Однако он не впал в уныние. Мистический страх чехов перед мигрантами (которые, заметим, проигнорировали их страну) помогли Окамуре не просто поставить на ноги новую праворадикальную партию, но и получить более 10% голосов и шанс войти в новое правительство.

Кстати, национал-популисты отобрали немало голосов у чешской Компартии, которой социологи обещали более десяти процентов голосов, а получила она лишь около семи с половиной. Популистски настроенный электорат предпочел новое старому. И, возможно, мы видим закат последней крупной коммунистической партии в бывшей европейской зоне влияния СССР.

Что касается главной силы в прежней правящей коалиции — социал-демократов (ČSSD), то они позорно провалились. И это немудрено. ČSSD, находясь у власти, привела страну к самому высокому уровню жизни за весь посткоммунистический период, но в рамках предвыборной кампании ни словом об этом не напоминала, зато успела раздать множество заведомо невыполнимых обещаний, вроде повышения пенсий или беспроцентных кредитов на жилье. Избирателю в этой ситуации сразу хочется спросить: «а что же вы делали предыдущие четыре года»? Вот чехи и наказали социал-демократов, оставив им менее 7,5% голосов.

Последние три места (всего в парламент прошли девять партий, что рекордно много для Чехии) заняли разного толка либералы — от христианских демократов до партии старост, то есть чешских муниципальных руководителей. Они тоже могут смело считаться проигравшими на этих выборах, хотя чудом, благодаря голосованию в Праге, все же проскочили в парламент, еле-еле преодолев пятипроцентный барьер.

Можно уверенно сказать, что эти выборы серьезно изменят Чехию. Во внутренней политике к власти приходят, судя по всему, люди, презрительно относящиеся к «демократическим ценностям». Бабиш, правда, уже публично заявил, что его партия является «демократической», но сам факт, что ему пришлось произносить эти слова, свидетельствует скорее об обратном.

В экономике Чехию, скорее всего, ждет изоляционизм. По крайней мере, будущая оппозиция уже обвиняет Бабиша в том, что он намерен «управлять государством как своей фирмой». Монополизация внутреннего рынка, отказ от перехода на евро и сохранение чешской кроны, дешевые рабочие руки и ориентация на экспорт товаров из Чехии в соседние страны ЕС, в первую очередь, Германию — это наиболее вероятный вариант развития событий.

Что касается внешнеполитической стратегии, то ее, по словам действующего президента Чехии Милоша Земана, у Бабиша нет вовсе. В ANO и правда нет даже штатных экспертов ни по ЕС, ни по международной политике в целом. Поэтому новый премьер, скорее всего, будет настолько же спонтанен в своих решениях, как нынешний президент США, миллиардер Дональд Трамп, с которым Бабиша часто сравнивает пресса. В отношении Брюсселя он будет, по крайней мере, на первых порах, выступать евроскептиком, тормозя все интеграционные инициативы. К НАТО особых симпатий Бабиш также не испытывает, однако его партия владела в прошлом правительстве постом министра обороны, так что в целом научилась сотрудничать с Североатлантическим Альянсом и вряд ли станет рассматривать традиционное предложение чешских коммунистов о выходе из НАТО.

Что касается России, то тут стоит ожидать изменения скорее риторики, чем каких-то реальных дружественных шагов. Бабиш много раз говорил о неэффективности западных санкций «за Крым и Украину». Но он не станет бросаться на амбразуру грудью и накладывать вето на их продление Европейским Союзом. Дальше пустых заявлений и отдельных мелких сделок дружба с Кремлем, скорее всего, не пойдет. Хотя, с учетом финансовых махинаций, в которых обвиняют будущего чешского премьера, нельзя исключать, что Чехия вновь, как в 1990-е годы станет «прачечной» для «грязных денег», утекающих из России.

Иван Преображенский

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Суд продлил арест троих членов «Христианского государства», обвиняемых в поджогах

Выборы в Чехии не обошлись без вмешательства хакеров

Лидер «недовольных» чехов хочет активной роли страны в ЕС