Москва и Баку строят «неправильные треугольники»

Участие в трехсторонних союзах, в том числе с Турцией и Ираном, становится для России и Азербайджана полезным: такова сейчас новая «политическая геометрия».


Эрдоган, Алиев и Квирикашвили — лишь одно из возможных сочетаний © Фото с сайта prezident.az

Лидеры России, Азербайджана, Турции и Ирана стали вести переговоры в разных «комбинациях» столь часто, что в хронологии их встреч уже можно запутаться. Вот и теперь президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган снова слетал с визитом в Азербайджан, открыл железную дорогу Баку-Тбилиси-Карс, поучаствовал в заседании Совета сотрудничества высокого уровня Азербайджан-Турция и поговорил один на один с президентом Ильхамом Алиевым. А уже на следующий день последний вылетел в Тегеран на саммит с президентами России и Ирана — Владимиром Путиным и Хасаном Роухани.

Кстати, визит Эрдогана в Баку «совпал» с 25-летием установления дипломатических отношений между Азербайджаном и Турцией. В Баку, на официальной церемонии открытия дороги, находился и премьер-министр Грузии Гиоргий Квирикашвили. Его визиту в соседнюю страну предшествовала трехсторонняя встреча министра обороны Азербайджана с начальниками Генеральных штабов вооруженных сил Грузии и Турции.

О стратегическом партнерстве Баку, Тбилиси и Анкары написано и сказано много. Соответствующий, так сказать, «треугольник», несмотря на то, Азербайджан является одной из сторон еще и «треугольников» с участием России (Москва-Баку-Тегеран и Москва-Баку-Анкара), уже сложился, и стороны обсудили в Тбилиси вопросы военного сотрудничества и региональной безопасности. Разумеется, более детальной официальной информации о встрече нет.

Но ее значения не стоит недооценивать, поскольку Азербайджан, Грузия и Турция являются партнерами в региональных экономических, энергетических и транспортных проектах и имеют нерешенные территориальные конфликты. Так что без крайне серьезного сотрудничества в сфере безопасности, поддерживающего устойчивость упомянутого «треугольника», стороны которого не могут быть равными в силу разных возможностей его участников, им не обойтись. Отметим, что Баку, Тбилиси, Анкара проводят и совместные военные учения.

В общем, от успешности их регионального сотрудничества зависит и безопасность государств бассейнов Черного и Каспийского морей, включая Россию и Иран. И хоть у Азербайджана и Турции есть конкретные претензии к Ирану, а у Грузии — к России, сложившиеся геометрические конфигурации друг другу не мешают — скорее, они дополняют возможности реагирования на угрозы безопасности в регионе.

О чем говорили Алиев и Эрдоган в Баку? По официальной информации, они обсудили вопросы международной и региональной повестки дня, в особенности — карабахский конфликт. Отметим, что вскоре после встречи Алиева и Путина в Москву к российскому президенту прибудет его армянский коллега Серж Саргсян. Не приходится сомневаться, что помимо предстоящей смены власти в Армении и перехода республики к парламентской форме правления (говорят, Саргсян рвется занять место первого лица государства — теперь уже в качестве премьера, и тут многое будет зависеть от позиции Кремля), стороны обсудят и карабахское урегулирование. Причем сразу после встречи Алиев-Путин и Алиев-Эрдоган, а также в канун предстоящих  переговоров глав МИД Армении и Азербайджана.

Перед визитом в Баку Эрдоган дал интервью азербайджанским агентствам, в котором карабахской проблеме было уделено большое внимание — он назвал ее «кровоточащей раной» как для Азербайджана, так и для Турции. Вопрос этот, подчеркнул он, не будет разрешен до тех пор, пока Армения не прекратит оккупацию азербайджанских территорий. «Оккупационная политика Армении и направленные против гражданского населения последние провокации никак не могут способствовать миру в регионе», — сказал Эрдоган. Минской группе ОБСЕ по карабахскому урегулированию он рекомендовал «работать активнее». Президент Турции заверил, что его страна продолжит поддерживать справедливую позицию Баку в карабахском урегулировании.

Партнерство с Азербайджаном он назвал «стратегическим» во всех сферах — военной, оборонной промышленности, энергетической, экономической и т. д. Особый акцент был сделан на открытии железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, имеющей «стратегическое значение» для всего региона в целом, а для Грузии, Азербайджана и Турции — в частности. «Мы объявляем о создании прямого железнодорожного сообщения от Лондона до Китая», — заявил президент Турции. Не обошел он вниманием и «стратегическую значимость» проекта TANAP по транспортировке каспийского природного газа в Турцию с выходом на Европу, обеспечивающей, как считается, энергетическую безопасность последней. Транзитной страной для экспорта газа тоже является Грузия.

Что цементирует отношения треугольника Баку-Тбилиси-Анкара, а, точнее, в его рамках — взаимодействие Турции и Азербайджана? Турция, признал Эрдоган, за последние четыре года превратилась в мишень для многочисленных нападок (надо думать — с Запада). Но ведь Азербайджан, Россия и Иран — тоже, так что три разных треугольника — Москва-Баку-Тегеран, Москва-Баку-Анкара и Баку-Тбилиси-Анкара имеют, в контексте Запада, одни и те же проблемы. Возможно, в меньшей степени они распространяются на Грузию, но это — до поры, до времени.

Целью нападок на Турцию, считает Эрдоган, является желание ослабить эту страну: «Но мы все равно выстояли… Мы верим, что любые трудности открывают новые возможности. Мы будем работать над поощрением внешних инвестиций, вложением инвестиций в Азербайджан крупными турецкими компаниями, будем сотрудничать с Азербайджаном в вопросе приватизации». А «трудности» Турции, по версии официальной Анкары, усугубляет организация FETÖ под руководством проживающего в США исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена — считается, что его последователи пытались устроить в Турции государственный переворот. Так что сейчас в республике военных и штатских арестовывают «пачками». Азербайджан не остался в стороне — ведь и здесь внешние силы стараются свалить действующую власть. Так что Эрдоган выразил особую благодарность президенту Алиеву и всему азербайджанскому народу за солидарность в борьбе с FETÖ.

Ну и крайне актуальный вопрос — борьба с терроризмом. По информации Эрдогана, Турция и Азербайджан тесно взаимодействуют в этой сфере, обмениваются разведданными, сотрудничают в оперативной деятельности. «Ведь Азербайджан является важной страной в сфере пресечения перехода в Сирию иностранных террористов», — сказал турецкий лидер. А Алиев на заседании Совета сотрудничества высокого уровня заявил, что Азербайджан «приобретает и будет приобретать военную продукцию у Турции».

Понятно, что решающим фактором в образовании всех вышеупомянутых «треугольников» является выстраивание пояса безопасности участвующих в них стран вне членства в какой-либо конкретной военной организации. В большей степени новая политгеометрия возникает на почве «экспорта демократии» Запада на Ближний Восток, Южный Кавказ, в государства Каспия. Гарантом деэскалации напряженности Запад, вопреки его заверениям, не стал, а только приумножил дестабилизационные процессы в указанных регионах.

В результате они стали группироваться по интересам, которые часто не совпадают, однако решающим в этом вопросе сейчас является наибольшая актуальность вопроса и его цена, а не отдельные фрагменты несогласия. И этому сильно способствовало резкое ухудшение отношений Турции с Западом и главным партнером по НАТО — США. То есть Турция сейчас загнана в тупик, в который продолжают пытаться загнать и Иран, а от ситуации в этих двух странах и их ролевого участия в сирийском и иных вопросах зависят не только государства Ближнего Востока, но также Южного Кавказа и бассейна Каспия. Соответственно, прежде антагонистичным, однако заинтересованным в стабильности странам, пришлось кинуться к России.

Так, Турция наладила отношения с РФ не только в экономике, энергетике, но и в военной сфере. Есть основания полагать, что во время недолгого периода «холодной войны» площадкой для российско-турецкого урегулирования стал Азербайджан — надо думать, Алиев хорошо справился со своей ролью. А треугольник Россия-Иран-Турция сложился при откровенных усилиях Москвы. Но каждая из этих стран претендует на гегемонию в регионе, что несколько усложняет «моральную сторону» их взаимодействия. Однако в заданных политических реалиях — противостоянии всех трех игроков Западу — им, конечно, целесообразнее сотрудничать, чем пытаться справиться с проблемами поодиночке.

Насколько долгосрочным и устойчивым окажется этот треугольник — сказать трудно, однако в контексте сирийского кризиса он способен сыграть уравновешивающую роль. А Азербайджану он может сослужить хорошую услугу в решении карабахского конфликта: ведь считается (условно), что Иран — на стороне Армении, , а Турция — Азербайджана. Но Иран всегда действует с широко открытыми глазами, поэтому «дружить» с Арменией он может с большой пользой для урегулирования: Тегеран гораздо более дипломатичен, чем Анкара, а Москва располагает рычагами воздействия на противные стороны: особенно, на Ереван.

В общем, этому треугольнику сейчас не нужны никакие сложности и военные эскалации, поскольку они многое от них потеряют. Выход — держаться вместе, расширять экономическое, энергетическое и военно-техническое сотрудничество; не мешать функционированию параллельных треугольников, которые, кстати, во многом дублируют друг друга. И похоже на то, что идут они именно по такому пути. В будущем какие-то «ответвления» от него вполне возможны, но, надо надеяться, не за счет соображений безопасности заинтересованных регионов, сближение которых уже движется по нарастающей.

Ирина Джорбенадзе
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Путин обсудил с Эрдоганом вопрос об отмене виз

В Кремле назвали темы переговоров Путина и Эрдогана в Сочи

В Кремле подтвердили предстоящий визит Эрдогана в Россию