Как Украина переживет зиму

В Киеве сейчас очень тепло, хотя здесь помнят, что холода наступают. Правительство уверяет, что с запасами топлива все в порядке, но эксперты сомневаются.


СМИ сообщают, что в отопительный сезон Украина вошла с рекордно низкими запасами угля, закачка газа вызывает меньше опасений. © Фото с сайта tomsk.fas.gov.ru

Рядовые украинцы пытаются понять — ждут ли их неприятные сюрпризы в энергетике в конце зимы и если (дай бог) нет, то в какие суммы будут обходиться тепло и свет в домах. Уверения правительства о том, что всего хватит и все будет хорошо, не кажутся убедительными — кредит доверия населения исчерпан. Разобраться с реальным положением дел очень сложно — сколько топлива запасено, никто сказать точно не может, поскольку данные «Укрэнерго» и Минэнергоугля не совпадают.

Озвучиваемые цифры, в частности по углю, зачастую включают в себя не реальные запасы, а те объемы, которые еще будут поставлены до конца текущего года. При этом никто не знает наверняка, будут ли выполнены соответствующие контракты. Та же ситуация и с газом. Далеко не все «голубое топливо», закачанное в подземные хранилища, принадлежит НАК «Нафтогаз Украины». Соответственно, нельзя утверждать, что оно будет использовано для нужд страны во время отопительного сезона. Что еще больше заставляют население волноваться.

Вот, по словам министра энергетики и угольной промышленности Украины Игоря Насалика, все необходимое — уголь и газ — для нормального прохождения отопительного сезона в Украине есть, так что не стоит сеять панику. «Мы полностью законтрактованы и никаких вопросов с обеспечением углем нет, правительство об этом позаботилось», — сказал глава Минэнерго в ходе селекторного совещания Кабмина. Также он сообщил, что все генерирующие компании Украины уже заключили контракты на поставку угля до марта 2018 года, и запасы этого топлива на украинских тепловых электростанциях начнут увеличиваться с ноября этого года.

Но, несмотря на утверждения министра, по украинским СМИ «гуляет мысль», что запасы угля, с которыми страна вошла в отопительный сезон 2017—2018 годов, являются рекордно низкими за последние четыре года. Согласно документам Минэнерго, у самих энергокомпаний якобы нет денег для дальнейшей закупки дефицитного топлива, информирует Liga.net. В последней декаде октября (что примечательно, на проблему обратили внимание лишь к началу отопительного сезона) Кабинет министров принял распоряжение о кредитовании «Ощадбанком» государственного предприятия «Энегорынок» на 2 млрд грн. Эти средства пойдут на погашения долгов ГП перед предприятиями тепловой генерации, а те в свою очередь направят их на закупку угля. В пояснительной записке к проекту распоряжения говорится, что у генерирующих компаний нет реальных источников покрытия расходов на закупку угля и создания запасов. Существующая задолженность «Энергорынка» перед компаниями тепловой генерации превышает 10 млрд грн.

В январе—сентябре 2017 года Украина сократила добычу угля на 11,5% или на 3,4 млн т — до 26,2 млн т в сравнении с аналогичным периодом 2016 года. Зато увеличила импорт в 1,8 раза — до $2,151 млрд. Основным поставщиком была Россия (55,7%), из нее завезено угля на $1,2 млрд. Второе место заняло топливо из США (25%,4, или $546,8 млн), а третье — из Австралии (5,4%, или $116,4 млн). Из других стран Украина импортировала уголь на 289,8 миллиона долларов. По данным Фискальной службы, Украина за это время также экспортировала каменный уголь и антрацит в Россию (на $48,7 млн), Словакию ($33 млн), Турцию ($2,6 млн) и другие страны ($3,9 млн).

Весна и лето прошли под знаком увеличения выработки электроэнергии на АЭС, чей удельный вес в электробалансе достигал 60—62%. За этот период генерирующие компании должны были заполнить склады тепловых станций для бесперебойного прохождения отопительного сезона. Однако в полном объеме планы энергетиков реализованы не были. На 1 ноября запасы угля антрацитной и газовой группы (по разным и порой противоречащим друг другу данным) составляют суммарно 1,4 млн тонн против запланированных 2,8 млн, что является наихудшим показателем с конца 2014 года, когда украинцы впервые за долгие годы столкнулись с вынужденным «блэкаутом» во многих регионах страны.

Впрочем, дефицит угля может быть перекрыт увеличением нагрузки на АЭС и использованием резервных газомазутных блоков ТЭС (по сравнению с предыдущим отопительным сезоном, в подземные хранилища газа закачано на 2,2 млрд кубометров газа больше — 16,8 млрд «кубов»), хотя, как считают эксперты, по техническим и финансовым причинам это не лучшее решение.

Громко анонсированный пенсильванский уголь достается госкомпании «Центрэнерго» (3 ТЭС, обеспечивающие 20% тепловой генерации) по базовой цене в 113 долларов за тонну, в то время как «ДТЭК» Рината Ахметова (10 ТЭС, 75% тепловой генерации) законтрактовала уголь из ЮАР по базовой цене в 84 доллара, а из собственных шахт в Ростовской области — по 95 долларов за тонну с учетом логистики (хотя, по оценкам ряда экспертов, даже эти цены являются сознательно завышенными ради дальнейшего роста тарифов). Следовательно, все издержки будут переложены на конечного потребителя. Далеко не факт, что власти, в условиях начавшейся предвыборной кампании, рискнут повышать тарифы на электроэнергию для населения, и без того выросшие в 4—6 раз с 2015 года. Рост стоимости киловатт для промышленных потребителей, однако, является фактически неизбежным, что в конечном итоге будет заложено в цену всех товаров и услуг, считают энергетики.

Кроме того, компании «Центрэнерго» и ДТЭК осуществляют программы перевода работающих на антраците блоков ТЭС на уголь газовой группы, который добывается во Львовско-Волынском бассейне и в Днепропетровской области. А это миллиарды гривен, которые также будут заложены в тариф. По заявлениям Минэнергоугля Украины, до конца 2019 года планируется полностью отказаться от использования антрацита, а это значит, что даже в случае реинтеграции Донбасса большинство местных шахт будут закрыты.

Однако и углем газовой группы Украина не обеспечивает себя в полной мере. Добыча во Львовско-Волынском бассейне продолжает падать: государство отказалось в последние годы дотировать угледобычу, потому ввиду ее высокой себестоимости (около 100 долларов за тонну) большинство шахт региона планируется к закрытию либо к продаже. Возникает вопрос, откуда в перспективе брать уголь газовой группы в требуемых объемах. До 2014 года поставщиком ресурса могла бы выступить Польша, откуда, к слову, ахметовский ДТЭК на рубеже 2016—2017 годов импортировал 137 тыс. тонн угля данной марки. Но в последние три года в Польше падают объемы добычи, потому эта страна сама превратилась в нетто-импортера угля.
В конце октября этого года ДТЭК импортировала 75 тыс. тонн газового угля из США, причем поставщиком стала та же компания, что ранее отправляла на Украину пенсильванский антрацит. При этом необходимо учесть, что пропускная способность украинских морских портов составляет лишь 400 тыс. тонн в месяц.

В российских СМИ широко представляется точка зрения, что закрывать возросшие потребности в газовой группе угля придется закупками в России либо в дальнем зарубежье с использованием логистической инфраструктуры соседних стран: к примеру, уголь привозится в порты Румынии, Болгарии, где перегружается в железнодорожные составы. В украинской прессе же утверждают, что Украина будет и с углем, и с газом. «По газу проблем я не вижу. Как не было их в прошлом и позапрошлом году — с точки зрения запасов. При всех тех апокалиптических прогнозах, которые разгонялись некоторыми СМИ и отдельными экспертами, ничего не произошло. Более того, излишки газа оставались после завершения отопительного сезона», — сказал в комментарии «Апострофу» президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар.

По его мнению, не столь принципиально будет в ПХГ 17 млрд кубометров газа или чуть меньше. Эксперт напомнил, что минувшая зима была достаточно суровой, а запасы — как никогда минимальными, но ничего ужасного не произошло. «Если ориентироваться по прошлому году, то при тех объемах потребления, которые есть сегодня, нам больше и не надо. Зачем тратить лишние деньги? Если вашей семье на год нужно 200 кг картошки, то вряд ли вы будете покупать 300 кг. Так и здесь. Ситуация вполне нормальная», — отметил Гончар.

Что касается угля, то, как считает специалист, здесь ситуация иная. «Уголь — не газ, его не запасают впрок на весь отопительный сезон. Делают определенный объем, а потом, как это было раньше, так и будет в дальнейшем — с колес. Как мне кажется, неожиданностей быть не должно. Тем более, за три последних сезона достаточно неплохо отработана система поставок угля по импорту. В этом году она будет еще более диверсифицированной по сравнению с предыдущими периодами — речь идет о закупке американского угля. Риски, конечно, есть — они всегда будут, но я здесь также не вижу особых проблем», — отметил Михаил Гончар.

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко также не видит проблем с запасами газа. «Основной риск — это создание запаса угля. Пока что его недостаточно. Дефицит покрывается импортными поставками, и, если импорт будет обеспечен, я думаю, проблем также не должно быть», — сказал эксперт «Апострофу». Он подчеркнул, что в нынешнем году ситуация с подготовкой к отопительному периоду намного лучше, чем, например, в 2014 и 2015 годах, «но это не значит, что надо расслабляться и почивать на лаврах».

Однако некоторые специалисты считают, что запасы топлива — далеко не единственный критерий готовности к отопительному сезону. Самые большие риски связывают с низкой надежностью системы теплообеспечения страны — ТЭЦ, тепловых сетей и уровнем изношенности их оборудования. Технический эксперт Геннадий Рябцев уточнил «Апострофу», что будут проблемы с обеспечением достаточной комфортности украинских граждан. «Минувшим летом тепловые электростанции экономили уголь, не выполняя своих контрактных обязательств. Просто отключали потребителям горячую воду. Только из-за того, что им это невыгодно, — отметил Рябцев. — У нас в регионах уже давно забыли, что такое горячая вода, что такое нормальное центральное отопление. Сейчас никто не модернизирует котельные, не проверяет сети, не меняет трубы, не ставит счетчики в нужном количестве, не проводит учений на случай непредвиденных ситуаций».

Кроме этого, специалист видит риски, связанный с опасностью кибервоздействий на украинскую энергосистему. Он напомнил о серии атак на облэнерго: 23 декабря 2015 года, 16 декабря 2016 года, 27 июня этого года. «Создается такое впечатление, что это были тренировочные диверсии на предмет выяснения слабых мест и подготовка к какому-то времени „Ч“ для массированной комплексной кибератаки с одновременным воздействием на разные энергосистемы. Этого нельзя исключать, и именно здесь кроются серьезные риски», — подчеркнул Рябцев. Он обратил внимание на уязвимость объединенной энергосистемы Украины, газотранспортной системы, комплекса технологической связи.

Правительство же Гройсмана, пытаясь снять с себя ответственность за возможные проблемы с энергообеспечением страны, раздраженно обращает внимание организаторов блокады торговли с Донбассом на тот факт, что с середины октября Россия начала экспортные продажи угля, добытого в зоне АТО, транзитом через территорию Украины в Польшу. Напомним, ранее министр энергетики РФ признавался, что Россия продает на международных рынках добытый на «оккупированных» территориях Донбасса уголь, а деньги отдает «боевикам».

Советник министра энергетики и угольной промышленности Сергей Чех также заявлял, что, покупая уголь за границей из-за блокады, Украина создает дополнительный спрос на мировом рынке, позволяя тем самым заработать другим странам, в частности России. По словам заместителя министра по вопросам временно оккупированных территорий Юрия Грымчака, именно после «великих подвигов блокировщиков» в стране подорожала электроэнергия. На подобные выпады инициаторы блокады отвечают, что нужно было «не языками чесать», а эффективнее работать и обеспечить страну альтернативными поставками вовремя, а уголь, идущий транзитом из АТО, предлагают конфисковывать.

Пойти на такой кардинальный шаг Гройсман конечно не решится, ведь тогда можно лишиться главного на данный момент поставщика угля, у которого, возможно, придется просить «прикурить» еще и газом, если зима выдастся слишком суровой. Но кое-что в рамках «угольной войны» с РФ предпринимает. Минэкономразвития ввело санкции против ООО «Южтранс» (Шахты, Ростовская область), которое является одним из крупнейших поставщиков антрацита в Украину, в частности для потребностей энергогенерирующей компании «Донбассэнерго». Об этом говорится в приказе МЭРТ.

Санкции вводятся на основании запроса Службы безопасности Украины «за действия, которые могут навредить национальной экономической безопасности». «Южтрансу» будет запрещено осуществлять внешнеэкономическую деятельность с хозяйствующими субъектами в Украине. ООО «Южтранс» входит в Южную угольную компанию, которая владеет добывающими активами в Ростовской области (шахтоуправление «Садкинское»). «Южтранс» является одним крупнейших поставщиков угля сорта АШ из России, который сжигается на тепловых электростанциях. Также компания поставляет антрацит для потребностей металлургических и других промышленных предприятий в Украине (уголь АМ, АО и другой). С мая по 22 октября этого года «Южтранс», по данным РЖД, поставил для «Донбассэнерго» более 100 тыс. тонн антрацита. Это третий показатель среди поставщиков энергетического угля в Украину после группы ДТЭК и холдинга «ВостокУголь» («Печорская угольная компания»).

В чем стратегический смысл санкционных мероприятий рядовому потребителю понять сложно, но специалисты подсказывают — Ахметов блюдет интересы своих добывающих компаний, а государственные службы, фактически находящиеся не на страже интересов страны, а лично у него в услужении, лишь выполняют заказ олигарха. Проверить правоту утверждений различных экспертов и эффективность подхода к энергетике команды «реформаторов» украинцы смогут лишь спустя время. Но ждать осталось недолго — холода на носу.

Валентин Корж, Днепр, Украина

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему На Украину прибыла очередная партия угля из США

Всемирный банк не намерен отказывать Украине в финансовых гарантиях на закупку газа

СМИ: Польский импортер угля из Донбасса продает его Австрии и Италии