Запад указывает Кремлю на границы

США и Евросоюз в один голос грозят России не только продлением, но и углублением секторальных санкций в 2018 году.


Москве открывают несколько возможностей, после чего она сама сделает выбор, где готова договариваться, а где будет ждать, стоя на своем. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Глава Госдепартамента США Рекс Тиллерсон, выступая в Атлантическом совете — одной из наиболее раскрученных аналитических площадок, занимающихся в Штатах вопросами безопасности, Россией и Европой, четко сообщил, что об отмене или пересмотре «антироссийских» мер экономического воздействия речь сегодня не идет. Все просто: по его словам «нельзя оставлять без внимания вторжения в другие страны и захват их территорий».

«Это стало основанием для применения очень жесткого санкционного режима, который США и Европа ввели в отношении России за это вторжение. Этот режим не изменится, пока российское вторжение на Украину не завершится и украинская территориальная целостность не будет восстановлена», — заявил Тиллерсон, демонстрируя тем самым, что по этому вопросу в США сегодня сложился консенсус, несмотря ни на какие слухи о «пророссийском» настрое президента Дональда Трампа или слишком уступчивом отношении к Кремлю самого главы Госдепартамента.

Европу американский политик в своем выступлении вспомнил не случайно. Практически одновременно с заявлением Тиллерсона информацию о неизбежности продления санкций против России подтвердил и председатель Евросовета ЕС Дональд Туск. По его словам, это случится после того как 14 декабря на саммите стран-членов Евросоюза, «практически за ужином», канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон сообщат о невыполнении Минских соглашений, что позволит продлить антироссийские экономические санкции.

Речь, похоже, идет о скоординированном ЕС и США послании в адрес Владимира Путина, у которого, кстати, в четверг на «большой» пресс-конференции будет прекрасная возможность ответить. Еще на старте официальной части российской предвыборной гонки «зарубежные партнеры», как их предпочитает называть сам Путин, четко обрисовывают ему и правящему классу, какие ограничения будут действовать для России в течение всего предстоящего шестилетнего президентского срока.

При этом, надо отметить, западные лидеры столь же четко напоминают, в каких сферах они готовы с действующим и будущим российским президентом вести диалог. Их не так много, но все они достаточно значимы. Это, разумеется, Сирия (о роли России в сирийском урегулировании на днях высказывалась канцлер ФРГ Ангела Меркель), мирное урегулирование на востоке Украины и, наконец, Северная Корея.

Донецк и Луганск, и это видно по выступлению Рекса Тиллерсона, идут как бы отдельным от Крыма вопросом. Пока полуостров не вернут Украине, говорит глава Госдепартамента США, будут и санкции. Зато по теме организации специальной миротворческой миссии ООН для урегулирования на территории Донбасса американцы намерены и дальше вести с Кремлем переговоры. И надеются на позитивные результаты.

Фактически, для России открывают несколько возможностей, после чего она уже сама сделает выбор, где готова договариваться, а где — ждать и стоять на своем. Показательно, например, что Кремль с энтузиазмом откликнулся на инициативу Тиллерсона начинать переговоры с Северной Кореей без предварительных условий, хотя бы и с обсуждения текущей погоды. Россия даже выразила готовность выступить посредником в организации таких переговоров, хотя ее об этом, кажется, никто пока не попросил.

В спорах вокруг Украины ситуация прямо противоположная. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в очередной раз напомнил, что Кремль не собирается обсуждать, кому принадлежит Крымский полуостров. Что же касается миротворческой миссии для Донбасса, где продолжается вялотекущий, но, тем не менее, кровавый конфликт, сопровождающийся постоянными человеческими жертвами, то тут Россия не стремится любой ценой договариваться с США. «Есть определенные разногласия в модальностях, и пока еще ситуация далека от консенсуса. Но эта тема остается на повестке дня», — заявил Песков в ответ на вопрос, есть ли возможность договориться по Донбассу.

Так что, хотя Владимир Путин еще не переизбран президентом России, рамки для внешней политики России на первое время его нового срока уже заданы: сотрудничать с Западом по Северной Корее, делить Сирию (и, шире, весь арабский мир), искать пути обхода усиливающихся санкций и, в то же время, продолжать жесткое противостояние по Украине.

Если никто не предпримет «резких движений» или, скажем, не зашлет ядерное оружие куда-нибудь на Луну, то так и будет выглядеть внешнеполитическая повестка для российского государства до 2024 года. Хочет оно того или нет. Потому что именно такой баланс интересов вырисовывается в отношениях России и Запада.

Иван Преображенский


Ранее на тему В Кремле считают неправильной принятую Генассамблеей ООН резолюцию по Крыму

В ЦИК РФ назвали количество желающих баллотироваться в президенты РФ

Роспотребнадзор начал проверку всех ресторанов McDonaldʼs в Москве