Реформы образования в Латвии — просто сегрегация

Депутат Европарламента Андрей Мамыкин считает необходимым активно противодействовать процессу ликвидации русских школ в прибалтийской республике.


Андрей Мамыкин дважды побывал в Сирии по приглашению президента Асада, за что был «покритикован» правительством Латвии. © Фото из архива А.Мамыкина

Депутат Европарламента Андрей Мамыкин, активно защищающий  права русскоязычных жителей Латвии,  в интервью «Росбалту» ответил на вопросы, касающиеся латвийских реалий, положения русскоязычных в республике и отношений РФ с Европой.

— Почти два года назад Совет ЕС снял санкции с Республики Беларусь, введенные 15 лет назад. А вот с Россией все получилось как-то «наоборот».

 — Да, в июле этого года состоялся официальный визит европарламентариев в Минск. А до этого 14 лет не было никаких контактов. Эту встречу можно назвать исторической, потому что удалось сдвинуть «камень недоверия». Белорусы — это наши соседи, которые очень хорошо относится к Латвии, и мы любим эту страну и ее людей.

Санкции в отношении России, к сожалению, продолжают действовать. Каждые полгода их продлевает — не Европарламент — Совет Европейского Союза. Иногда после жарких споров и возражений таких стран, как Греция, Венгрия, Чехия. Цена этих санкций огромная: уже никто не скрывает, что Евросоюз потерял вдвое больше, чем Россия. Хочется верить, что до конца полномочий этого Европарламента в 2019 году санкции в отношении России удастся снять, однако большинству стран, особенно входящим в НАТО, удобно иметь такого «врага», чтобы выбивать деньги на закупку вооружений в ущерб социальным программам. Я внук красноармейца, меня воспитывали бабушка и дедушка, и рассказы про войну вбиты мне в подкорку. Для меня нет ничего страшнее ее, и я не хочу, чтобы троих моих сыновей превратили в «пушечное мясо».

— Наверное, даже не очень информированный человек, далекий от этих проблем, знает, что в Латвии остро стоит национальный вопрос, который проявляется во многих сферах. Например, в образовании. Ведь скоро, чтобы получить образование на родном языке, придется уезжать из страны или отдавать детей в частные школы.

 — Я, хоть с акцентом, но, в общем, неплохо говорю по-латышски. Но когда мой старший сын, который  учит химию по учебнику на латышском, обращается за помощью, мы по три часа делаем уроки по скайпу. Я тоже не понимаю химических терминов. В итоге у него ни латышского, ни химии.  

Каждый год в образовании у нас — в школах и в вузах — происходят какие-то реформы. В результате наше образование не ценится. И поэтому мечта большинства школьников, окончив среднюю школу, уехать куда-то из Латвии — работать или учиться. Это позор для страны, когда молодежь не видит здесь своей перспективы.

И я не могу понять, о чем думает министр образования, когда он проводит такие реформы. Иногда кажется, что это просто желание «отомстить» нашим детям, их родителям, бабушкам и дедушкам, потому что у себя на кухне мы говорим  на своем родном языке, потому что у нас есть праздники, которые очень для нас важны, святы и которые мы чтим и не можем от них отказаться. Это желание оторвать у человека часть его идентичности. Поэтому когда я нахожусь в Риге,  всегда участвовал и буду участвовать в митингах и акциях протеста против подобных реформ и всех призываю выразить свою позицию. Правда, учителя русских школ находятся «под законом о лояльности», и если они примут участие в этих митингах или 9 мая положат цветы у памятника Освободителям в Задвинье, то сразу же будут наказаны, хотя в душе они с нами. Но мы с вами можем отстоять свою позицию. У православных говорят: «Господь и намерения целует».

Фото из архива А.Мамыкина

На первой акции, которая прошла 23 октября, было около 500 человек. Вышли две дамы из министерства образования и науки, которые усмехнулись и отметили, что собрались в основном пенсионеры. Но не надо обижать пенсионеров — они тоже жители Латвии, и у них у всех есть внуки. На второй акции 16 ноября «Свет против тьмы», когда люди шли с фонариками, было как минимум 2,5 тысячи человек, было много и молодых людей. И министерство начало задумываться. Третья акция состоится 14 декабря.  Если нас будет много, министр Шадурскис почувствует нашу силу. Мы должны проявить солидарность и мирными, абсолютно демократическими акциями сказать, что мы не хотим такую реформу.

Частные школы могут быть выходом для немногих — в стране одна сотая процента сможет платить от 200 до 500 евро в месяц за обучение только одного ребенка в такой школе. Нужны серьезные дискуссии, но Шадурскис вообще ни с кем не советуется. В том-то и заключается цинизм этой реформы: вот — власть, а вот  народ, и они друг с другом не встречаются.

К тому же подспудно уже сейчас предполагается, что русские дети не пойдут массово в латышские школы — будут «латышские латышские» и «русские латышские» школы. Чем это не образец классической сегрегации? Мне на месте Шадурскиса было бы стыдно сидеть за столом, за которым работал великий поэт Янис Райнис, министр образования в 1926—28 годах, который ввел самую прогрессивную систему образования и которому принадлежат слова: «Не народ против народа, а все вместе против тьмы».

— Может ли Европарламент чем-то помочь?

— Что касается Европарламента, к сожалению, большая проблема состоит в том, что, в отличие от общего рынка, общей валюты, общих таможенных принципов работы, культура и образование отданы полностью на откуп каждому национальному государству. С одной стороны, это понятно — в союзе 28 государств, а народов, языков еще больше.

Но о реформе Шадурскиса в Европарламенте знают, его об этом информируют Яна Тоом из Эстонии, представитель Латвии Татьяна Жданок, Виктор Успаских из Литвы.  У нас создана интергруппа по традиционным языковым  меньшинствам, где объединены депутаты из разных политических объединений, которой руководит швед из Финляндии Нилс Турвалс. Он образование получил и в школе, и в вузе на шведском, но при этом прекрасно говорит на финском. В той же Каталонии можно получить образование и на каталанском языке, и на испанском. То есть эти схемы работают в других европейских странах, а в Латвии — нет. И причина — в позиции нашего министра. Шадурскису  нужно переизбрать свою партию «Единство» с рейтингом 3%. Ему нужно забить умы, отвлекая от рассуждений над тем, почему народ год от года живет хуже.

5 декабря напротив здания Еврокомисси и Совета Европейского союза мы провели акцию, организатором которой была Татьяна Жданок, в защиту русского образования в Латвии. Цель акции — показать европейским властям, что русские Латвии полны решимости защищать образование на родном языке. В этом смысле Европейский парламент тем и хорош, что к его голосу прислушиваются, даже если он не имеет полномочий для принятия решений.  Такова политическая культура.

Недавно в Латвии был объявлен сбор подписей Федеративного союза европейских национальностей к Еврокомиссии в защиту нацменьшинств. По идее организаторов, собранные в Латвии подписи станут аргументом в споре с национальными и европейскими властями относительно проблем русскоязычного населения, в том числе в отношении образования. И хотя оно имеет широкий формат и касается всех национальностей в Европе, я поддерживаю это голосование как еще один шаг к положительному решению и наших вопросов. А чем больше мы сидим на кухне и молчим, тем меньшего добьемся.

— А что вы можете сказать о  факельных шествиях Национального объединения Латвии и лозунгах, которые на них звучат? Конечно, к проблеме образования это вроде бы не имеет отношения, но об «атмосфере» говорит многое.

 — Мой отец вторым браком женат на еврейской женщине Анне Аркадьевне, и она очень много рассказывала о том, как погибли ее дяди, дедушки, другие родственники, в том числе в Латвии. Часть их большой семьи до 1940 года жили в Германии. В ее семье прекрасно помнили о том, как в 1933 году Гитлер пришел к власти после патриотических речей в пивных Мюнхена. Анна Аркадьевна говорит: «Когда я слышу нынешние лозунги, мне это напоминает преднацистскую Германию». Первыми ласточками того, что потом произошло, в частности, с еврейским народом, были подобные факельные шествия.

Если бы отцы-основатели Латвийского государства дожили бы до сегодняшней даты, они сгорели бы от стыда за своих наследников, а сегодня, я уверен, «переворачиваются в гробах» 18 ноября  — в День провозглашения Латвийской Республики, когда их  «последователи» не могут возложить цветы на их могилы без националистического пафоса.

— Совет общественных организаций Латвии на своем заседании 21 ноября принял заявление с обращением к руководству республики, а также к международным организациям, в котором не только выражается протест против разработанной программы ликвидации школ национальных меньшинств, но и содержится ряд требований, в том числе, по отмене преамбулы к Конституции Латвийской Республики, которая делает ее этнократическим государством. Как на это может отреагировать европарламент?

— Я бы проголосовал в поддержку и этого пункта тоже. Сатверсме (конституция), принятая в 1922 году,  действительно один из старейших демократических документов на территории современного ЕС. Первый президент Янис Чаксте и другие политики задумывали Латвию как совершенно демократическую страну в самом чистом и прекрасном смысле этого слова. Поэтому наряду с этническими латышами еще семь национальностей были выделены как народы-соучредители этого государства. По-латышски это звучит как iedzimtas tautas, примерно это можно перевести — рожденные здесь. Белорусы, евреи, русские, немцы, цыгане, литовцы, эстонцы — народы, которым тогда было гарантировано образование на их родном языке. Именно поэтому в Латвии 1918 года не было понятия «государственный язык»; чиновники принимали заявления на трех языках, и на них же можно было вести судопроизводство; в Сейме официально можно было выступать на латышском, русском и немецком. Но одну из старейших и демократичнейших конституций Европы, созданную отцами-основателями Латвийского государства,  в 2010-е годы потомки дополнили преамбулой, превращающей страну в «латышский заповедник». Мне хочется верить, что если не это, так следующее поколение политиков исправят эту ошибку.

— Россию иногда  упрекают в бездействии в отношении защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. Резолюции, принятые депутатами Госдумы и общественными организациями, не всегда оказывают должную силу воздействия. Какой, на ваш взгляд, должна быть политика России в отношении соотечественников?

 — Понятно, что это не должно быть введение войск. Ни один самый отчаянный генерал не будет воевать с НАТО или, наоборот, с Россией. С другой стороны, очевидно, что торговые отношения зашли в тупик. Больше перекрывать нечего, у нас нет транзита по системе трубопроводов уже с 2002 года, есть только транзит по железной дороге, который падает. Россия перепрофилируется, решая свои экономические проблемы, строя свои порты. Деньгами мы давно наказаны. А что касается «резолюций» — это такой «жанр»… На что и на кого подействовала хоть одна резолюция европейского парламента?

Я думаю, Россия дипломатическими мерами достаточно защищает права соотечественников — на уровне посольства, министра иностранных дел и на уровне президента страны. Когда новый латвийский посол Риекстиньш вручал верительные грамоты Владимиру Путину, президент РФ, несмотря на короткое время, отведенное протоколом, поднял именно этот вопрос — о защите соотечественников. Это говорит о том, что Россия самым серьезным образом подходит к данному  вопросу.

Беседовала Ольга Соколова, Рига
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Омские чиновники забрали себе детские новогодние подарки

Российскому историку аннулировали визу на границе с Эстонией

В Латвии задержали трех россиян, прибывших на соревнования по эйрсофту