Южный Кавказ: террор, баланс и матерщина

Грузия, Армения и Азербайджан «закрыли» 2017 год по-разному. Все три республики старались не выбиться из «внешней повестки», но наломали дров во внутренней.


Главным достижением государств Южного Кавказа было то, что ни одно из них не воевало. © СС0 Public Domain

Главным достижением государств Южного Кавказа в минувшем году было, пожалуй, то, что ни одно из них не воевало, хотя перестрелки в зоне карабахского конфликта продолжаются. В Грузии в этом плане царила полная тишина. Но конец года здесь был отмечен активной борьбой с терроризмом — проведены спецоперации с ликвидацией и задержанием исламских боевиков, готовивших, по данным Службы государственной безопасности страны, нападения на дипломатические миссии в Грузии и Турции.

Еще более напряженным выдался год для спецслужб Азербайджана — здесь тоже выявлены и ликвидированы члены террористических организаций, причем в гораздо большем количестве, чем в Грузии. Кстати, последняя взобралась на верхушку мировых рейтингов безопасности. В частности, авторитетный исследовательский портал Numbeo информирует: Грузия заняла по этому показателю седьмое место среди 125 стран мира, а ее соседи по региону — Азербайджан, Армения и Турция — 18-е, 19-е и 55-е места соответственно.

Внешняя политика

Все три государства Южного Кавказа продемонстрировали в минувшем году верность курсу внешнеполитического балансирования. Считается, что самым большим достижением для Грузии стало получение ею бизвизового режима в государства ЕС, который, правда, сильно ограничил длительность пребывания грузинских граждан в Шенгенской зоне и не дал им права на работу. Но все же он воспринимается как «большой прорыв» и «колоссальная победа» местной дипломатии, пусть и не приблизившие страну к ее заветной мечте — вступлению в Евросоюз. Мечта вторая — членство в НАТО, тоже пока видится неосуществимой, но компенсируется активизацией Альянсом взаимодействия с Грузией и военной помощью стране со стороны США.

Новый год Грузия встретила без громких скандалов с Россией, с которой ранее удалось восстановить торгово-экономические отношения и транспортное сообщение. О возврате к дипотношениям, разорванным Тбилиси в августе 2008 года, речи пока нет, равно как об упразднении Москвой виз для грузинских граждан.

Несмотря на «фактор Вашингтона», Грузия все же умудрилась сохранить прекрасные отношения с Турцией, хорошие — с Ираном и Белоруссией. Примечательно, что страна даже ухитрилась — первая на Южном Кавказе — подписать соглашение о свободной торговле с Китаем.

Армения тоже продемонстрировала уверенный дрейф на Запад, подписав с Евросоюзом соглашение о расширенном и всеобъемлющем партнерстве. Как ни странно, неприятностей с Россией (официально — во всяком случае) у нее на этой почве замечено не было. Хотя, напомним, «российский фактор» сорвал в свое время подписание Арменией Соглашения об Ассоциации с ЕС — тогда вместо «свободной Европы» она угодила в Евразийский экономический союз. В минувшем году республика создала с РФ объединенную группировку войск — «для совместного выполнения задач». Кроме того, Россия выделила Армении оборонный кредит на 100 миллионов долларов — для приобретения ею российского же вооружения. Доступ к кредитной линии откроется для республики в этом году.

И еще один штрих к внешней политике Еревана: он отменил ратификацию армяно-турецких протоколов об установлении дипломатических и развитии двусторонних отношений. Таким образом, «разморозка» с Анкарой опять отложена в долгий ящик. При этом армяно-азербайджанские переговоры по карабахскому урегулированию к концу прошлого года активизировались настолько, что впору было ждать серьезных подвижек. Но, как видим, ожидания не оправдались, хотя не исключено, что под них подводится подобающая почва.

Совсем по другой схеме, хотя и «многовекторной», пошел Азербайджан: ЕС готовит для него «отдельное соглашение», но фанфар, подобных грузинским и армянским, в Баку по этому поводу не слышно. По всей вероятности, Азербайджан будет долго торговаться по тексту документа, дабы не впасть в идеологическую, политическую и экономическую кабалу к Брюсселю.

Параллельно Баку развивает и укрепляет свои отношения с Турцией — их можно назвать беспрецедентно близкими, но не забывает о «стратегическом партнере» — России, и ближайшем соседе — Иране. Отношения с последним в прошлом году заметно потеплели — вплоть до выстраивания сторонами политического треугольника Азербайджан-Россия-Иран и Азербайджан-Россия-Турция. А вот с Израилем — одним из поставщиков вооружения в Азербайджан — дела пошли неважно, поскольку Баку в ООН проголосовал против инициативы президента США перенести столицу Израиля в Иерусалим. И неизвестно еще, простит ли Трамп президенту Алиеву такую «дерзость».

Внутренняя политика

В минувшем году в Армении и Грузии меняли конституцию — соответствующий процесс завершится в этом году. По новому основному закону, первым лицом Армении будет уже не президент, а премьер-министр — как и в Грузии. Однако в корне расклад политических сил в стране конституционная реформа не изменит еще долго — в 2017 в Армении состоялись парламентские выборы, на которых победила правящая партия. Это автоматически означает, что и премьера в этом году будет назначать она же из своего же круга. С большой долей вероятности новым главой государства опять станет Серж Саргсян, который уже не имеет права баллотироваться на очередной президентский срок.

Но кто бы ни стал премьером, от решения крайне сложных вопросов ему не уйти. Одним из наиболее актуальных является обуздание настроений значительной части армянской общественности, видящей в лице России, ее капитала и дислоцированной в Гюмри военной базы «оккупанта», «поработителя» и «врага», продающего оружие Азербайджану. Вряд ли армянские власти сумеют справиться с такой «напастью», тем более на фоне выраженных прозападных настроений населения и его недовольства «олигархической системой». Власти многого не учли в своем упорном желании получить максимум от России и Запада, усидеть на двух стульях, да еще и сохранить в стране относительную стабильность. Этот очевидный «прокол» может серьезно аукнуться армянским властям уже в этом году усилением антироссийских настроений, на которые как-то придется реагировать: опасность войны с Азербайджаном без «спины» России и бреши в экономике, почти полностью зависящей от «милости» РФ, все еще в силе.

Что же касается Грузии, она на своей внутренней «политической кухне» переперчила почти все «блюда». Бесконечные склоки правящей партии с оппозицией; премьер Квирикашвили, ругающий матом представителя оппозиционного «Национального движения» (за этим действом по телевидению следила вся страна); непотизм, издевательство над конституцией, которую «подгоняет» под себя правящая партия. Уважения народа к власти не прибавилось, и он терпит весь этот надоевший цирк, потеряв, видимо, надежду хотя бы на антракт.

Другое дело Азербайджан. Оппозиции здесь не дают и пикнуть, но первые лица прилюдно не матерятся. Президент Ильхам Алиев занят «выдерживанием стиля» и сохранением власти в руках своей семьи. И тому, и другому поспособствовало главное событие во внутриполитической жизни республики — президент назначил своим первым заместителем собственную супругу, женщину не только невероятно красивую и стильную, которой многие безуспешно подражают, но имеющую еще и солидный политический, партийный и даже дипломатический опыт. Непотизм, то бишь кумовство? Конечно. Но весьма элегантный, однако выходящий за рамки «образа» даже восточной власти. Он вызвал раздражение в определенных кругах азербайджанского общества, но радостная улыбка с лиц недовольных не сползает: в Азербайджане постная физиономия «не положена». И вообще не положено ничего, что не понравится власти. Не в этом ли успех нынешней внутриполитической стабильности Азербайджана, но и мина замедленного действия в отдаленной перспективе?

В порядке эпилога

Большинство населения всех трех республик Южного Кавказа продолжает испытывать серьезные социально-экономические трудности, и наступивший год вряд ли станет для него переломным в лучшую сторону. Рассчитывать на успех может, пожалуй, только Азербайджан с его богатыми углеводородными ресурсами и, соответственно, немалыми поступлениями в бюджет. Азербайджан расширяет экспортные рынки природного газа, пытается развивать отрасли, не связанные с нефтегазовой индустрией, и есть надежда на то, что такой подход оправдается. Во всяком случае, правительство обещает, что к 2020 году сведет к нулю зависимость  от нефтегазового сектора, и к этому времени страна сможет войти в число развитых стран, а «бедности вообще не будет». Это, конечно, слишком оптимистичная оценка ближайшей перспективы, но теоретически она близка к потенциальным возможностям Азербайджана.

Грузии, встретившей Новый год повышенными тарифами на электроэнергию и природный газ, резким подорожанием всего, что вообще продается за деньги, тотальной безработицей под несмолкаемый аккомпанемент власти, что страна живет замечательно, а будет жить еще лучше, до возможностей Азербайджана очень далеко. Между тем в международном рейтинге Doing Business Грузия заняла девятое место по простоте условий для ведения предпринимательской деятельности. Но это странным образом не отразилось на благосостоянии ее населения. Оно, кстати, очень надеялось на доходы от туризма — страна действительно стала весьма популярной для путешествий и отдыха, но ожидания оказались сильно завышенными. Приезжие «кормят», в основном, владельцев дорогих отелей, ресторанов, казино и увеселительных заведений. Так что разрыв между богатыми и бедными огромен.

У Армении хоть и нет таких привлекательных возможностей, включая туристические, как у Грузии, но все же она остается на плаву, хоть и здесь рабочих мест определенно не хватает, и разрыв между богатыми и бедными тоже огромен. Впрочем, как такового среднего класса в его западном понимании нет, пожалуй, ни в одном государстве Южного Кавказа.

Интересно, что подводя итоги 2017 года, вице-спикер армянского парламента  Эдуард Шармазанов «первым вызовом» для Армении назвал коррупцию, а вторым — демографическую проблему. По его словам, власти установили «четкую планку» — в 2040 году население республики «за счет естественного прироста и репатриации армян со всего мира» должно увеличиться до 4 миллионов человек — то есть на 1 миллион. «Запуск процесса массовой репатриации», полагает вице-спикер, обогатит Армению и культурно, и финансово.

Но каким образом? Ну, разве что богатые вернутся в Армению, а заодно в Азербайджан и Грузию, миграция из которых продолжается, и спустят здесь свои денежки. Только с какой стати им так рисковать? И поможет ли это населению «исторических родин» с их кланово-политическим и олигархическим принципом правления?

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Премьер Грузии назвал вступление в ЕС и НАТО главными задачами страны

Украина и Грузия объяснили отказ от участия в голосовании Генассамблеи ООН по Иерусалиму

Армения ратифицировала соглашение о новом оборонном кредите от России на $100 млн