Президент Мирзиеев примеряет камуфляж

В Узбекистане принята новая доктрина безопасности. Главное в ней: армия и ВПК усилятся, а в ОДКБ Ташкент вступать не собирается.


Также в охране общественного порядка милиции теперь поможет созданная Национальная гвардия. © Фото с сайта president.uz

На прошлой неделе президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев утвердил новую оборонную доктрину республики. В документе особо подчеркивается твердый отказ страны от вступления в любые военно-политические союзы и коалиции. Кроме того, в доктрине акцент сделан на неучастии узбекской армии в военных действиях и операциях за пределами страны, а также неразмещении на ее территории иностранных военных баз и объектов.

Таким образом, можно констатировать, что затащить Узбекистан в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в которой состоит большинство государств Центральной Азии, не удастся, хотя такие надежды и могли появиться после прошлогоднего официального визита Мирзиеева в Москву, где он был принят с большими почестями. Вообще же отказ Узбекистана от участия в ОДКБ в большей степени является проблемой амбиций этой организации, а не Ташкента, проводящего политику равной удаленности от любых военных альянсов — будь то Запад или Россия. В некотором роде такая политика служит Узбекистану защитой от внешнего давления и вовлечения страны в военные кампании, способные обернуться для нее серьезными потерями — в первую очередь, реального суверенитета.

Что же до России, ей, в контексте неучастия Узбекистана в ОДКБ, придется «проглотить обиду» — так сказать, в духе прагматизма. Потому как двусторонний формат отношений с Узбекистаном, в том числе в сфере безопасности, на поверку может оказаться более продуктивным и надежным, чем отношения, загнанные в многосторонний формат того же ОДКБ, не говоря уже о Евразийском союзе. Москве придется удовлетвориться тем, что Узбекистан состоит хотя бы в «нейтральной» Шанхайской организации сотрудничества — в большей степени, вероятно, из-за его заинтересованности в Китае.

Отметим, что Узбекистан давно нуждался в новой оборонной доктрине, поскольку прежняя была принята в 1995 году, и борьба с терроризмом и экстремизмом играла в ней далеко не главенствующую роль — тогда акцент был сделан на безъядерном статусе региона. Но иные нынче времена. Ситуация в регионе и мире в целом претерпела серьезные изменения, включая беспрецедентное повышение уровня террористической активности, напрямую угрожающей Узбекистану и всем государствам Центральной Азии. Соответственно, назрела необходимость создания собственного и, насколько возможно, могущественного военно-промышленного комплекса. Армия требует переоснащения современным вооружением и техникой, а военнослужащие — достойных условий для несения службы.

В бюджете нынешнего года (кстати, профицитном, и, как подчеркивается, сделанном «для людей») на военные расходы будет выделено 4% от ВВП, то есть порядка полутора миллиардов долларов. По словам узбекского лидера, его страна готова привлечь зарубежную помощь для модернизации вооруженных сил и создания собственного военно-промышленного комплекса.

Надо думать, что львиная доля участия в этом деле придется на Россию: предварительно стороны ратифицировали договор о развитии военно-технического сотрудничества. Документом устанавливается «благоприятный режим» взаимодействия и интеграции предприятий оборонно-промышленного комплекса России и Узбекистана в разработке, производстве, ремонте, техническом обслуживании, модернизации, утилизации вооружения и военной техники. Передача техники и вооружения третьим странам не предусмотрена. Режим этот, что немаловажно для приваживания Узбекистана, подразумевает продажу ему вооружения по внутрироссийским ценам.

Понятно, что столь тесное сотрудничество Узбекистана и России в военно-техническом направлении укрепляет позиции последней в центрально-азиатском регионе. Но, вероятно, Мирзиеев этого не слишком опасается, поскольку сразу после ратификации договора он отправился в Москву на встречу с президентом РФ Владимиром Путиным — напомним, визит завершился подписанием документов, беспрецедентных по объему и деньгам: 55 соглашений и контрактов на 16 миллиардов долларов. «Наши с Россией взгляды совпадают практически по всем вопросам», — сказал тогда Мирзиеев.

Словом, военно-техническое сотрудничество России и Узбекистана устраивает обе стороны: Ташкент опасается высокой вероятности прорыва боевиками своей границы с Афганистаном, а Москва — угрозы распространения терроризма к своим рубежам из-за дырявых границ государств Центральной Азии. Впрочем, их узбекский участок защищен не в пример лучше, чем другие.

И все же Узбекистан беспокоится. При новом его лидере в стране создали Государственный комитет по оборонной промышленности. В конце прошлой недели на заседании Совета безопасности Мирзиеев сообщил, что отныне внезапные проверки боеспособности узбекских вооруженных сил будут происходить не реже четырех раз в год. Он пообещал военнослужащим различные льготы и преференции, вплоть до обеспечения их квартирами и автомобилями. По его информации, за короткое время современное благоустроенное жилье получили более 500 семей военнослужащих, и в ближайшие два месяца новоселье справят еще 720 семей. По плану узбекского президента, ежегодно новые квартиры будут получать не менее полутора тысяч военных.

Тем временем в республике началась масштабная чистка руководящего состава армии. Как сообщил Мирзиеев на заседании Совбеза, причина — в пассивности и отсутствии инициативы армейских чинов: недостаточная их связь с войсками, отсутствие должного внимания к вопросам подготовки военных кадров, и т. д. Своих должностей лишились двое заместителей министра обороны, начальники Академии Вооруженных сил и военного училища в Чирчике. На сегодняшний день уволены порядка 40 высокопоставленных военных, и приблизительно столько же понижены в должностях. Назначены новые начальник Генштаба и командующие военными округами. Все эти события произошли в считанные дни. Отметим, что узбекская армия считается самой мощной среди государств Центральной Азии — по рейтингу Global Firepower 2017, она входит в список 50 сильнейших в мире, и во многом именно поэтому перед ней и стоят серьезные вызовы.

В продолжение темы армии и безопасности. На упомянутом выше заседании Совбеза Мирзиеев сообщил, что отныне охраной общественного порядка в республике займется Национальная гвардия. «На основе концепции „Безопасный город — безопасная страна“ мы проводим масштабную работу, направленную на обеспечение общественного порядка в стране. Поэтому создана новая структура — Национальная гвардия. Теперь в каждом городе, в каждой области за выполнение проекта „Безопасная территория“ и охрану общественного порядка ответственность будет нести и МВД, и Национальная гвардия», — пояснил узбекский лидер.

Словом, одной только милиции для охраны общественного порядка в Узбекистане, вероятно, недостаточно — подключились войска. Дальновидное упреждение масштабной террористической атаки или попытка создания военного государства? Однозначного ответа на этот вопрос нет, он будет дан только с течением времени по мере развития ситуации уже в новом, не каримовском Узбекистане.

Ирина Джорбенадзе 


Ранее на тему Президент Узбекистана объявил «зачистку» в руководстве спецслужб

В Узбекистане задержали экс-главу МВД, которого президент назвал «предателем»

Стало известно, как «трудоустроились» родственники президента Узбекистана