У Литвы был «день победы воли и разума»

Юристы и журналисты до сих пор пытаются понять, кто стоит за кровавой попыткой сохранить СССР 27 лет назад. Официальному Вильнюсу все давно ясно.


Публично «сомневаться» в том, кто виноват в трагедии 13 января 1991 года, в Литве нельзя. © Фото с сайта lrp.lt

Уже 26 лет в Литве отмечается День памяти защитников свободы, появившийся в календаре после драмы, разыгравшейся у телецентра в Вильнюсе 13 января 1991 года. Отмечается не случайно. Ведь как здесь говорят (особенно официальные лица), это не только день поминовения жертв, но и «день победы воли и разума мирных граждан над вооруженной агрессией и насилием».

Окунемся в недалекую относительно историю. Верховный совет тогда еще ЛCCР 11 марта 1990 года принял акт о восстановлении независимости Литвы. Руководство СССР его не признало и требовало «отыграть назад». 26 марта десантники  в Вильнюсе взяли под свой контроль многие здания, где находились государственные и общественные организации, с 18 апреля началась«экономическая блокада республики. К концу июня был найден компромисс: выполнение акта было приостановлено на 100 дней, а в ответ снята блокада.

Однако в январе 1991-го конфликт возобновился. «Защитники СССР» из прокоммунистической организации «Единство» попытались прорваться в здание Верховного совета Литвы, сторонники независимости не допустили захвата парламента и правительственных зданий. 8—9 января в Литву были переброшены бойцы спецподразделения «Альфа», дивизии ВДВ и других частей. Президент СССР Михаил Горбачев потребовал восстановления действия советской Конституции. 11 января военные заняли Дом печати в Вильнюсе и другие здания, а глава ЦК КПЛ Юозас Ермалавичюс объявил о создании Комитета национального спасения Литовской ССР, провозглашавшегося единственным легитимным органом власти в республике.

Кульминация произошла в ночь с 12 на 13 января, когда колонна советской бронетехники направилась к телебашне. Здесь их встретили «живые баррикады», при штурме телевизионного центра погибло 14 человек, многие были ранены — пострадавшими позже были признаны около 500. Мир был шокирован. Можно сказать, что эти события  открыли дорогу литовской независимости. Первой ее признала Исландия — 12 февраля. А в сентябре и СССР отпустил Литовскую Республику «на свободу». Вопрос о том, кто именно стрелял в безоружных защитников телецентра, с тех самых пор остается открытым.

Впрочем, в Литве по сию пору существует лишь одна официальная версия: это сделали советские военные по приказу, отданному из Москвы. Альфовцы и десантники в свою очередь не раз заявляли, что им перед акцией выдали только холостые патроны. Александр Невзоров, снявший тогда фильм «Наши», убежден, что раны на телах погибших были явно не от армейского оружия, а от охотничьего — 12-го калибра. «Не надо никого демонизировать и думать, что там были какие-то загадочные ниндзя, которые ползали по крышам. Это были люди из толпы, стрелявшие из гладкоствола и обрезов. Вот так стоял где-нибудь сзади парень из «Саюдиса» и шмалял… Для нашего министерства обороны все произошедшее было колоссальной неожиданностью», — рассказывал он в интервью «Комсомольской правде».

По данным Генпрокуратуры СССР, «большинство потерпевших у здания телецентра в действительности погибло не от выстрелов военнослужащих и наезда танков, а от выстрелов самих боевиков, наезда легковых автомашин и других причин, не связанных с данным происшествием». Об этом также писали  один из создателей «Саюдиса» Витаутас Петкявичюс, бывший секретарь по идеологии литовской компартии Юозас Куолялис и экс-лидер «Единства» Валерий Иванов.

Самым громким стало высказывание литовского политика Альгирдаса Палецкиса, который произнес в прямом эфире на радио знаменитую фразу: «Как теперь выясняется, свои стреляли в своих». При этом слова Палецкиса о неизвестных стрелках с крыш подтвердили 12 свидетелей — жители окрестных домов. Несмотря на это, литовский суд (хотя и не с первой попытки) оштрафовал Палецкиса за «клевету».

В ноябре 2011-го достоянием гласности стали показания активиста «Саюдиса», а затем основателя Демократической партии Болеславаса Билотаса. Он утверждал, что накануне январских событий местные политики обсуждали, что надо сделать, чтобы сплотить народ Литвы и обеспечить вывод Советской Армии. В итоге, якобы, сошлись во мнении, что для этого нужно «кровавое жертвоприношение». По его словам, члены совета «Саюдиса» поклялись «вечно молчать» о том, что стреляли свои.

Суды над «советскими» участниками январских событий проходили в Литве многократно. Например, в 1999 году по обвинениям в создании антигосударственных организаций и совершении прочих преступлений были осуждены шесть человек. Но самое громкое дело случилось раньше, когда в 1994 году литовское правосудие заполучило сбежавших в Белоруссию активных участников январских событий — бывших руководителей Коммунистической партии Литвы Миколаса Бурокявичюса и  Юозаса Ермалавичюса. На родине их проиговорили к 12 и 8 годам лишения свободы соответственно. Тяжело больной Бурокявичус мог быть амнистирован, однако от помилования отказался, отсидев от звонка до звонка.

Наконец, в 2014-м завершилось досудебное расследование по «всему» делу о 13 января. По нему проходят 69 человек — граждане России, Украины и Белоруссии, большинство из которых скрывались от уголовного преследования в своих странах. Сам процесс начался 27 января 2016 года, судят 67 человек. 65 — заочно, в том числе 92-летнего маршала Дмитрия Язова, экс-министра обороны СССР. Реально на скамье подсудимых находятся двое бывших советских военных — Геннадий Иванов и Юрий Мель, которые свою вину отрицают.

В частности, Мель рассказывал  на суде: «Приказа на убийство людей не получал, наоборот, нас постоянно и при любой возможности на всех уровнях предупреждали, чтобы мы действовали осторожно, чтобы ни в коем случае гражданские не пострадали. Экипаж танка, в котором я находился, никого не задавил и никого не убил. По приказу командира полка было произведено два холостых артиллерийских выстрела из танковой пушки с углом максимального возвышения».

Суд, несмотря на слова президента Литвы Дали Грибаускайте, сказанные перед началом процесса, о том, что «час справедливости приближается», все еще продолжается. Уже опрошено 150 свидетелей, но о перспективах его завершения официальные лица ничего не говорят. Кстати, любопытно, что литовский лидер еще тогда, два года назад, видимо, смотрела на это дело достаточно «широко», проводя параллели с событиями на Майдане в Киеве. «Мы ощущаем связь единства и с украинским народом, представителей которого мы видим и сегодня в этом зале (сейма — прим. авт.). Точно так же и Литва в судьбоносные дни января ощущала мощную поддержку международной общественности, которую мы всегда будем вспоминать с большой благодарностью. Судя по своему опыту, я могу заверить людей Украины в том, что их борьба за свободу создания открытого, европейского государства увенчается победой», — заявила Грибаускайте.

Впрочем, такие параллели проводит и другая сторона, напоминая о таинственных снайперах, намекая, что и в том, и другом случае, вполне возможно, «свои стреляли в своих». Кое-кто даже увидел в сходстве событий «доказательство» того, что в Киеве была устроена провокация по «вильнюсскому рецепту», с той лишь разницей, что стрелять было можно не из охотничьих ружей, — но это уже другой вопрос.

Ну, а пока суд да дело, положенные памятные мероприятия на минувших выходных прошли. Состоялось торжественное заседание сейма, возложение венков, а в Вильнюсе  около 7600 человек участвовали в традиционном забеге «Дорогой жизни и смерти», посвященном трагической дате. Хотя все больше наблюдателей сходятся во мнении, что если события января 1991-го стали «цементом» национального сознания и становления литовского государства, то сегодня налицо разобщенность общества и отсутствие массового энтузиазма, который был свойственен людям в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века. Например, историк Альгирдас Якубченис в своих многочисленных интервью заявляет, что в Литве вряд ли возможно повторение массовых акций 1989—1991 годов. Как вряд ли возможен и новый «Балтийский путь» 1989 года, когда около миллиона жителей Литвы, Латвии и Эстонии, взявшись за руки, выстроились в «живую цепь» от Вильнюса до Таллина в память 50-летия подписания пакта Молотова-Риббентропа.

Однако и «назад в СССР» 99% граждан сегодняшней Литвы наверняка не захотят. Касается это не только литовцев. Жизнь в республике сегодня не самая простая, несмотря на членство в ЕС, однако богатый опыт общения автора этих строк с «литовскими белорусами» показывает: почти все они хвалят жизнь в Белоруссии и власть Лукашенко, но никто из них не хочет переехать на историческую родину — зато поток мигрантов в обратном направлении лишь увеличивается. Что уж говорить о представителях «титульной» нации. Литва порвала с СССР раз и навсегда — 13 января 1991 года.

Денис Лавникевич


Ранее на тему Лукашенко попенял России за то, что ей «неймется приватизировать Победу»

Грибаускайте пригласили на инаугурацию Путина

МИД РФ: Москва не оставит без ответа публикацию «списка Магнитского» в Литве