Москва и Ленинград — главные ядерные цели

Стало известно, какие города, военные базы, заводы и научные центры в СССР, Европе и Азии собиралась в прошлом веке стереть с лица земли атомными бомбами армия США.


Атомная война, по американским планам, велась бы на огромной территории.

Некоторое время назад американский Архив национальной безопасности впервые опубликовал рассекреченные официальные документы США, касающиеся ядерного нацеливания после Второй мировой войны — на СССР и страны так называемого социалистического блока. До этого в печати появлялись об этом отрывочные сведения, но всегда были сомнения в их подлинности. Тем страшнее сейчас выглядит тот мир, в котором мы жили, ни о чем подобном не подозревая. Детали планов испепеления противника при плотном приближении к ним оказались воистину чудовищными.

Как отмечается в пояснительной к документам статье, речь идет об отчете от 1956 года под названием «Исследование требований к атомному оружию» (Atomic Weapons Requirements Study) Стратегического авиационного командования (Strategic Air Command). Архив предоставляет наиболее полный и подробный список ядерных целей и целевых систем, который когда-либо был обнародован. Можно говорить о том, что ни один сопоставимый с этими материалами документ времен «холодной войны» никогда ранее не рассекречивался.

По словам авторов исследования, целевые приоритеты и тактика ядерной бомбардировки могли бы подвергнуть гражданских лиц и даже «дружественные силы и людей» воздействию высоких уровней смертельных радиоактивных осадков. Указывается, что был разработан план «систематического уничтожения» городских и промышленных объектов советского блока, по которому под специальным ядерным прицелом оказалось население в городах, включая Москву, Ленинград, Пекин, Восточный Берлин и Варшаву.

Отчет состоит более чем из 800 страниц и включает в себя списки, где в качестве ядерных целей были обозначены более 1100 аэродромов в СССР и советском блоке, причем с приоритетными номерами — по важности. Учитывая советские военные мощности в качестве наивысшего приоритета для ядерного нацеливания и удара (это было до эпохи МБР), приоритетами номер один и два были названы аэродромы Быхов и Орша, расположенные в Белоруссии. На них были развернуты бомбардировщики среднего класса Ту-16 («Барсук» по классификации НАТО), представлявшие угрозу союзникам Альянса и силам США в Западной Европе.

В топ-20 аэродромов-целей на территории Белоруссии входили также Барановичи, Бобруйск, Минск (Мачулищи, что в 20 км) и Гомель (Прибытки). Семь из 20 самых мощных располагались на Украине — Прилуки, Полтава, Житомир (Скоморохи), Стрый, Мелитополь, Хорол. Шесть таких целей находились в России — Починок (Шаталово), что в Смоленской области, Сеща в Брянской, Остров в Московской, Сольцы в Новгородской области, Спасск Дальний и Воздвиженка, что в Приморском крае. И один аэродром в Эстонии возле Тарту (номер 13 в приоритетном ударе).

Второй список указывал на цели в городских и промышленных районах, обозначенные для «систематического уничтожения». В него входили более 1200 городов из советского блока — от Восточной Германии до Китая — также с установленными приоритетами. Москва и Ленинград шли вне конкуренции как мишени номер один и два соответственно. Столица включала 179 обозначенных наземных эпицентров ядерного удара, Ленинград — 145, в том числе «население».

Согласно исследованию, в Московской области размещалось 12 авиабаз. Но ни одна из них не была обозначена среди 400 приоритетных в списке, поэтому они не могли быть атакованы немедленно. Однако у Москвы были другие потенциально более важные цели: семь районов ВВС со складами, командный пункт ВВС, один государственный командный пункт (предположительно, Кремль и окрестности), четыре объекта НИОКР, включая производство, пять исследовательских центров по атомной энергии, два завода по производству жидкого топлива и 16 его хранилищ, включая нефтеперерабатывающие производства, и т. д. Кроме того, в Москве было множество других целей — штаб армии, военные склады, а также исследовательские центры для ведения биологической войны, которые, вероятно, считались весомыми для атаки на них в начале ядерной войны.

В Ленинграде и его пригородах кандидатами на первые ядерные атаки были 12 авиабаз, а также два центра исследований в области атомной энергетики, два ракетных центра, три хранилища жидкого топлива, командный пункт и четыре склада ВВС.

Обозначенные в обоих городах командные пункты советских ВВС предполагалось разрушить термоядерным оружием.

Как видно из документов, Восточная Германия была местом крупных советских авиабаз, а сам Восточный Берлин стал мишенью для «систематического уничтожения». В списке аэродромов обнаружены и те, на которых размещалось советское вооружение (среди 200 приоритетных). Причем некоторые — совсем недалеко от Берлина. Среди них были Бризен, Гросс Дольн (Темплин), Ораниенбург, Вернойхен. Например, Ораниенбург, который был тогда базой для бомбардировщиков Ил-28, находится всего в 22-34 км к северу от Берлина. Гросс Дольн, первоначально являвшийся базой для бомбардировщиков Ил-28, а затем и для советских истребителей, в 66 км — тоже к северу. Вернойхен, база для перехватчиков, истребителей и бомбардировщиков, в 33 км на северо-восток от Берлина. Предположительно, эти базы атаковались бы термоядерным оружием.

Кроме того, Восточный Берлин занимал приоритетное 61-е место в списке промышленных городов, предназначенных для «систематического уничтожения». Из исследования видно, что Стратегическим командованием США в Восточном Берлине и его пригородах была определена 91 цель. Мишенями стал широкий спектр отраслей и инфраструктурных объектов, включая электро-, железнодорожные, а также радио- и телевизионные станции, места хранения жидкого топлива, заводы. В список для испепеления включено в качестве цели «население».

Нетрудно представить, что осталось бы от Восточного Берлина после атомной бомбардировки, не говоря уже о миллионах его жителей. Учитывая, что город после Второй мировой состоял из нескольких зон, включая американскую (Западный Берлин), можно сделать вывод, что «дружественная атака» имела бы катастрофические последствия для всего города и далеко за его пределами. Разумеется, свой контингент в западной части «союзники» вывели бы из-под удара. Но, видимо, лишь в ситуации их запланированной атомной атаки.

Среди мишеней были также и некоторые другие восточноевропейские страны, входившие в Организацию Варшавского договора. Например, согласно списку, аэродромы Бржег и Модлин, расположенные недалеко от Варшавы, числились под номерами 31 и 80 соответственно. Аэродром Токол, что недалеко от Будапешта, был тоже вероятной целью.

Досталось бы в случае ядерной атаки на СССР и «красному» Китаю. Стратегическое авиационное командование США рассматривало его как часть советского блока, сделав своими мишенями все его аэродромы, города, включая столицу. В списке целей для «систематического уничтожения» Пекин находился в топ-20 под номером 13. В список вошли два командных центра ВВС Китая и две зоны их складов. Для бомбардировок в Пекине и его пригородном районе Фэнтай были определены различные инфраструктурные объекты, включая и такую цель как «население».

Согласно отчету, силы американского Стратегического авиационного командования должны были бы поразить цели ВВС советского блока бомбами с мощностью в диапазоне от 1,7 до 9 мегатонн. Их взрыв на уровне грунта, как и планировалось, привел бы к значительным радиоактивным выпадениям, поражающим, в том числе, и население. США также хотели использовать оружие в 60 мегатонн, которое, по мнению военных, было необходимо не только для сдерживания, но также оно принесло бы «значительные результаты» в случае советской внезапной атаки. Одна мегатонна в 70 раз превышала взрывную мощность бомбы, уничтожившей Хиросиму.

Интересно, что, как указывается в документах, в отношении ядерных целей на территории СССР и восточноевропейских стран должна была действовать некая «гуманная» избирательность. На города Советского Союза, а также китайского Пекина должны были падать термоядерные бомбы большей разрушительной мощности, чем атомные бомбы на сателлитов СССР. Исключением в Восточной Европе стали бы только военные аэродромы — их тоже предписывалось выжигать термоядерным оружием.

Нет сомнения в том, что и в Москве существовал подобный план ядерных бомбардировок США и их союзников. Впрочем, такие обоюдные планы есть и сейчас. Только тогда в атомном противостоянии участвовали две страны. Сегодня ядерное оружие перестало быть чем-то уникальным, им владеют уже, по крайней мере, десять стран, и еще около сорока имеют потенциальные технические возможности сделать его. (Например, по оценкам экспертов, Японии понадобилось бы всего несколько месяцев, чтобы заполучить свою бомбу.) Сегодня риск ядерной войны, в том числе и случайной, в разы повысил шансы человечества на взаимную аннигиляцию. Процесс свободного падения в ядерную пропасть ускоряется на глазах.

Алла Ярошинская