Что задумал Ильхам Гейдарович?

Решение Алиева о досрочных выборах главы Азербайджана было весьма неожиданным. Оппозиция уже заявила о их бойкоте — шансов на победу у нее все равно нет.


Некоторые думали, что в качестве кандидата будет выдвинута Мехрибан Алиева, но ей придется остаться 1-м вице-президентом. © Фото с сайта president.az

Президент Азербайджана Ильхам Алиев изумил и соратников, и недругов — без каких-либо видимых причин объявил о проведении в стране досрочных выборов главы государства, то есть «себя самого», поскольку на данном этапе реальной альтернативы на этот пост нет. А если она все же появится, то не скоро, и пробиться на азербайджанский политический Олимп ей будет почти невозможно — если, конечно, речь не идет об одном из членов семьи действующего президента.

Сам он не озвучил причин, по которым назначил на 11 апреля совершенно, на первый взгляд, «нелогичное голосование» — ведь очередные выборы были анонсированы на октябрь этого года, и выдвиженцем от правящей партии был именно действующий президент. В соответствии с изменениями, внесенными в Конституцию Азербайджана, срок президентских полномочий продлен с пяти до семи лет, и Ильхам Алиев, который уже трижды избирался главой государства, мог оставаться на этом посту практически пожизненно. Либо его могла заменить супруга, ранее назначенная им первым вице-президентом, то есть вторым лицом в государстве. Многие наблюдатели считали, что Алиев готовит умницу и красавицу Мехрибан к президентству, и она будет баллотироваться уже в октябре — злобствований по этому поводу было предостаточно. Но все оборачивается иначе. 

В связи с этим возникают два вопроса. Первый: почему выборы преждевременные, и что могло помешать президенту снова стать президентом осенью? Второй, гораздо более простой: отчего оппозиция решила бойкотировать выборы?

Если верить людям из команды Алиева, причины для проведения досрочных выборов очень просты — до наивности. В частности, помощник президента Али Гасанов напомнил, что с мая текущего года в Азербайджане намечено множество важных мероприятий местного и международного масштаба, таких как празднование 100-летия образования Азербайджанской Демократической Республики, Международный гуманитарный форум и т. д. Все они совпадают с предвыборной кампанией и собственно выборами — если их проводить осенью. Кроме того, отметил Гасанов, избрание президента сроком уже на 7 лет обеспечивает выполнение президентских полномочий с начала финансового года, что крайне важно для эффективного выполнения задач в социально-экономической сфере.

Агентство «Новости — Армения» предлагает, в числе прочих, версию политолога и кавказоведа Сергея Маркедонова. «Заметим, что президент Азербайджана, благодаря двум раундам конституционных поправок … снял ограничение на количество легислатур для одного главы государства, а также продлил срок полномочий с пяти  до семи лет. И „ускоренные“ выборы, скорее всего, будут „цементировать“ эту властную модель, — полагает эксперт. — Меньше времени на дискуссии, меньше сюрпризов, меньше слухов и инсинуаций».

В некотором роде это верно, но очевидных причин для досрочных выборов все же не видно. Говорят, что Алиева подвигло на них тяжелое социально-экономическое положение Азербайджана, способное вызвать до осени социальные и политические выступления, и он теперь пытается «укрепить свою власть». Но против этого можно возразить: несмотря на падение цен на нефть, экономический и банковский кризис, Азербайджан все же страна не нищая и, так или иначе, ей удается выходить из сложного положения лучше, чем многим другим. Но этому могут помешать «извне», поэтому, возможно, Алиев сократил предвыборный период с тем, чтобы не дать внутренним и внешним оппонентам время на мобилизацию сил и денег для раскачивания ситуации в республике. В таком варианте выиграть полгода — тоже благо.

Ну, а если к этому добавить карабахскую проблему и то обстоятельство, что в марте Армения переходит к парламентской модели правления и проводит свои президентские выборы, можно предположить, что Алиев затеял все это, дабы избежать длительной паузы в урегулировании конфликта. Учитывая сроки армянских выборов весной и азербайджанских — осенью, она могла затянуться аж на год, в то время как есть некоторые предпосылки к тому, что проблему НКР можно «дожать» в не столь отдаленной перспективе.

Строго говоря, даты проведения выборов и в Армении, и в Азербайджане, оказывают влияние на региональную безопасность, поэтому их целесообразнее синхронизировать. Разумеется, если Баку ориентирован на мир, а не на войну. Но, скорее, на военные авантюры Алиев не пойдет — переговоры активизировались, Баку согласился на значительное расширение штата офиса личного представителя председателя ОБСЕ и  форсирует реализацию так называемых «мадридских принципов», предусматривающих, на начальном этапе урегулирования, вывод армянской армии из части оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха и их передачу под контроль Азербайджана. У армян, правда, несколько иной подход к урегулированию, но консенсус вроде «наклевывается».

Но вся приведенная выше логика разваливается, если Алиев, как считают многие наблюдатели в Ереване, готовится к войне, или, по меньшей мере, к масштабной весенней эскалации военной напряженности на линии соприкосновения войск. Если эта версия близка к истине, тоже объяснимо, почему Алиев спешит провести выборы до весны. Собственно, вопрос приверженности войне или миру прояснится очень скоро — «лакмусовой бумагой» станет степень  дипломатической активности сторон в переговорном процессе. К тому времени президентские выборы завершатся и в России, ее руководство станет свободнее от внутриполитических проблем, а оно, как известно, очень активно подключено к процессу карабахского урегулирования.

Азербайджанская оппозиция выборы бойкотирует. Оно и понятно — она их непременно проиграет. Не только потому, что общественно-политическая деятельность в Азербайджане, идущая вразрез с интересами правящей семьи, попросту запрещена, и многие оппозиционеры сочли за благо отсидеться за границей. Реально в Азербайджане нет ни одной партии или лидера, способного «обскакать» Ильхама Алиева по популярности и влиянию. Конечно, им многие недовольны, и многие ропщут, однако перемен опасаются и часто — небезосновательно. При Алиевых — отце и сыне — Азербайджан стал независимым государством, и если б не падение цен на нефть, уровень жизни в стране был бы гораздо выше, и о нарушении прав человека в ней говорили бы гораздо меньше. Но, повторимся, Алиев так или иначе выкручивается, и, кроме того, ухитряется сохранить реальный суверенитет своей страны.
 
Что же касается «демократических сил» Азербайджана — в самой стране и за рубежом — они настаивают на том, что поспешность с проведением выборов обусловлена блокированием подготовки к ним оппозиции. Действительно — внеочередные выборы, назначенные столь неожиданно, всегда работают на интересы власти. Но также приходится согласиться с тем, что Алиев — хоть весной, хоть осенью — свой пост сохранит. Даже при тех «внутривластных противоречиях», которые, как говорят, стали цвести в Азербайджане пышным цветом. Так стоит ли участвовать в выборах, когда нет ни малейшего шанса пройти хотя бы во второй тур? 
 
Словом, на данном этапе с уверенностью можно утверждать лишь то, что Азербайджан в любое время года проголосует за Ильхама Гейдаровича, и при этом разговоров о фальсификации выборов будет много. Но ответ на вопрос, что именно побудило президента Азербайджана поторопиться, может знать только сам Алиев.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Президент Армении ответил на заявление Алиева о «возвращении» Еревана Азербайджану

В Армении отреагировали на слова Алиева о «возвращении» Еревана Азербайджану

Президент Азербайджана: Мы должны вернуть себе Ереван