Германия тяготится застоем

Завершение долгих переговоров о создании правящей коалиции по итогам сентябрьских выборов в Бундестаг не принесло радости ни одной из партий, полагают эксперты.


Участники нового германского правительства ничего не выиграли от того, что вновь оказались «в одной лодке». © Фото с сайта bundesregierung.de

После более чем четырехмесячного правительственного кризиса в Германии ведущим политическим силам этой страны — блоку Христианско-демократической партии и баварского Христианско-социального союза (ХДС/ХСС), победившему на прошедших 24 сентября 2017 года парламентских выборах, а также занявшей второе место Социал-демократической партии (СДПГ), наконец, удалось договориться о формировании правительства. Несмотря на опасения многих экспертов, Германию миновала угроза окончательного срыва переговоров, что повлекло бы за собой необходимость проведения новых выборов в Бундестаг, на этот раз с совсем уже неочевидным исходом.

В Германии сохранится «большая коалиция» ХДС/ХСС и СДПГ, при этом лидер христианских демократов Ангела Меркель вновь займет пост канцлера, а глава социал-демократов Мартин Шульц получит пост министра иностранных дел. В этой ситуации у российского наблюдателя неизбежно возникают два вопроса: насколько устойчивой будет правящая коалиция и какой будет ее политика в отношении Москвы. Второй вопрос особенно интересен в связи с тем, что Мартин Шульц, который ранее занимал пост спикера Европарламента, долгое время позиционировал себя как сторонника продолжения политики санкций в отношении России, в то время как СДПГ, которую он недавно возглавил, вела себя гораздо мягче и неоднократно призывала к диалогу с Россией.

Опрошенные обозревателем «Росбалта» эксперты уверены, что несмотря на преодоление правительственного кризиса в Германии, участники коалиции политически ничего не выиграли от того, что вновь оказались «в одной лодке».

Заместитель руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова отметила, что «у социал-демократов желания создавать коалицию с ХДС/ХСС объективно не было, это вынужденный шаг с их стороны». Вместе с тем, она напомнила, что это уже третье издание «большой коалиции» в таком составе, «и если исходить из опыта, чисто технически, партнеры хорошо понимают, дополняют друг друга и умеют договариваться».

По словам Тимошенковой, «ХДС под руководством Ангелы Меркель и во многом благодаря образованию таких предыдущих коалиций стала проводить более социальную политику. И хотя Меркель ставит это в заслугу себе, во многом это достижение социал-демократов».

«С точки зрения технических характеристик, новое правительство должно быть стабильным», — полагает эксперт. С другой стороны, отмечает она, «мы видим определенный кризис лидерства в СДПГ, связанный и с ее нынешним главой Мартином Шульцем, и с объективными обстоятельствами — социал-демократам необходимо обновлять партию, искать лидера, который сможет вывести их из кризиса».

Точно так же, говорит Тимошенкова, и «в ХДС наблюдается определенная усталость от Ангелы Меркель. В партии понимают, что через какое-то время им тоже придется выдвигать нового лидера и думать о новой стратегии».

При всех плюсах создания правящего альянса, продолжает эксперт, коалиция ХДС/ХСС и СДПГ — это не то положение вещей, при котором они хотели бы жить дальше, поэтому в какой-то момент обе партии будут искать выход из создавшейся ситуации. В то же время, продолжает эксперт, «если не будет каких-то серьезных потрясений, чрезвычайных ситуаций, то займутся они этим вероятнее всего не сейчас, а года через два».

Что касается России, то у СДПГ, как отмечает Тимошенкова, «есть свои интересы и традиции», связанные с отношениями с нашей страной, «плюс есть лобби, которое стремится к улучшению отношений с Москвой».

О пророссийском лобби в немецкой политике говорит также социолог и публицист Игорь Эйдман. Коснувшись направления будущей внешней политики под руководством социал-демократа Мартина Шульца, эксперт напоминает, что, «безусловно, министр иностранных дел будет корректировать свою работу с канцлером, иначе и быть не может». Однако личностный момент, по его мнению, тоже важен.

«Если бывшие главы внешнеполитического ведомства страны Франк-Вальтер Штайнмайер и Зигмар Габриэль были из числа симпатизантов России и друзей бывшего канцлера Герхарда Шредера (ныне председателя совета директоров „Роснефти“), то Шульц в этом не замечен. Скорее всего, его работа в должности министра иностранных дел Германии не приведет к резкому потеплению отношений с Россией. Более того, может быть корректировка курса в сторону ужесточения позиций на этом направлении», — сказал эксперт.

В то же время, добавил он, на правительство идет давление с разных сторон. В частности, Эйдман напомнил, что не так давно имело место обращение лидеров восточных земель Германии, которые призывали к отмене санкций в отношении РФ. По этой причине, допускает эксперт, «предполагаемая жесткость нового германского МИДа может быть уравновешена усиливающейся активностью кремлевских лоббистов в немецкой элите».

Екатерина Тимошенкова, в свою очередь, характеризует Шульца как «человека системы, который умеет приспосабливаться». «Я не вижу в нем смелости, решимости и самостоятельности. Он производит впечатление конъюнктурного политика, поэтому, скорее всего, станет таким главой МИДа, который сможет подстроиться под сложившуюся ситуацию, исходя из общей линии политики Германии и с учетом интересов своей партии и ее лоббистских интересов», — полагает она.

«Если ситуация в мире будет развиваться более-менее позитивно, Шульц не будет ее обострять, как бы это сделали, например, „Зеленые“ (партия, которая также прошла в Бундестаг по итогам сентябрьских выборов и участвовала в неудачных переговорах о коалиции с ХДС/ХСС, — „Росбалт“). Если же возникнут какие-то противоречия, и общая линия руководства Германии будет ужесточаться, изменится и позиция Шульца», — прогнозирует Тимошенкова.

Однако, напоминает эксперт, у партии Ангелы Меркель также нет единого мнения по поводу того, как надо выстраивать отношения с РФ, кроме того, и в ХДС есть свои лоббисты, выступающие за улучшение отношений с Россией. «Расставлять акценты, будет, конечно же, Меркель, но одновременно она станет учитывать многие обстоятельства — и общую ситуацию в мире, и позицию страны по отношению к США, и будущее Европы, и интересы Германии», — уверена Тимошенкова.

Игорь Эйдман также отметил вынужденный характер новой правящей коалиции. «Согласно последним опросам общественного мнения в Германии, популярность и христианских демократов, и социал-демократов падает. В то же время, рейтинг крайне правой „Альтернативы для Германии“ (АдГ) подрос, составив 15%», — рассказал он. По мнению социолога, «это говорит о том, что, с одной стороны, политика и ХДС, и СДПГ не очень популярна, а с другой, что никому из членов новой правящей коалиции, кроме АдГ, сейчас не выгодны новые парламентские выборы».

Исходя из этого, эксперт делает вывод, что «коалиция ХДС/ХСС и СДПГ будет существовать достаточно долго. Или до следующих очередных выборов, которые должны пройти через три с половиной года, или до того момента, когда участники правящей коалиции почувствуют, что совершенно не могут существовать друг с другом».

Впрочем, Эйдман не исключает, что партнеры в принципе могут переломить нынешний тренд на усиление своей непопулярности среди избирателей, проведя какие-то меры, которые повысят их рейтинги. По его словам, «политический застой в Германии, связанный с „вечной“ Ангелой Меркель, выгоден сегодня только таким новым агрессивным игрокам, как АдГ».

В пятницу вечером стало известно, что Мартин Шульц внезапно отказался войти в коалиционное правительство Германии и занять пост главы МИД.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему На юго-западе Москвы прохожие обнаружили мертвого мужчину

Москва стоит в восьмибалльных пробках

Украина выразила Германии протест из-за поездки немецких депутатов в Крым