Не пейте, дети, молоко — будете здоровы?

Поводом для новой «торговой войнушки» между Россией и Белоруссией, прошедшей накануне выборов в РФ, впервые стала «защита подрастающего поколения».


Россельхознадзор намерен усилить контроль за поступающим из Белоруссии молоком, которое предназначается для детского питания. © СС0

В воскресенье, в день выборов российского президента, посол РФ в Белоруссии Александр Суриков заявил, что серьезных изменений в отношениях двух стран «в сторону ухудшения ожидать невозможно, а в сторону дальнейшей интеграции — нужно». Однако Суриков дипломатично не упомянул про вспыхнувшую непосредственно перед  выборами короткую «молочную войну» между Москвой и Минском.

Вообще, всевозможных торговых войн между Белоруссией и Россией было больше, чем мужей у Аллы Пугачевой, но «молочную» справедливо можно назвать самой затяжной и жестокой. Она всегда развивается по одному сценарию: Россельхознадзор высказывает претензии к качеству белорусской продукции, после чего следуют ограничения поставок с разных  молокозаводов республики, затем — разборки на уровне аграрных министерств двух стран, после чего конфликт улаживается дипломатией на высшем уровне. Вопрос только в том, сколько длится каждая такая вспышка и как много белорусских предприятий она охватывает. Сказать, кто инспирировал новый виток «молочного противостояния» непосредственно перед российскими выборами — невозможно. Но со стороны все выглядит как инициатива Россельхознадзора.

Хроника конфликта

Все началось во второй половине февраля, когда Россельхознадзор заявил, что Россия с 26 февраля приостановит поставки молока, сливок и другого молочного сырья из Белоруссии, в котором было обнаружено «много нарушений». Но затем срок введения ограничений несколько раз переносился. 15 марта надзорное ведомство поменяло «правила игры», сообщив, что намерено усилить контроль за поступающим из Белоруссии молоком, которое предназначается для детского питания. Пресс-секретарь Россельхознадзора Юлия Мелано сказала журналистам: «Мы серьезно обеспокоены ситуацией, связанной с безопасностью питьевого молока, предназначенного для питания детей, поступающего из Республики Беларусь». По ее словам, управление ведомства по Брянской и Смоленской областям неоднократно информировало о том, что в молочной продукции из Белоруссии регулярно выявляются остатки антибактериальных препаратов (антибиотиков).

На следующий день вице-премьер Аркадий Дворкович поручил Россельхознадзору, Роспотребнадзору и Роскачеству до 26 марта провести проверку молочной продукции. По данным РБК, в рамках проверки в рознице закупаются образцы молока, сливочного масла и творога (не только белорусских), которые затем направляются для исследования, чтобы сделать вывод о реальной доле фальсификата на рынке. Показательно, что впервые такая проверка проводится на федеральном уровне и впервые сразу три ведомства работают вместе, а курирует ее министр по вопросам этого «правительства» Михаил Абызов. Понятно, что проводимая проверка в любом случае затронет и продукцию белорусских производителей. С непредсказуемыми пока последствиями.

«Во всех событиях последних недель внимание на себя обращает именно претензия к белорусскому молоку, предназначенному для детей. Раньше ничего подобного не было, — сказал „Росбалту“ эксперт белорусского рынка продовольствия Вадим Слуцкий. — В данном конкретном случае у Россельхознадзора появились претензии к „Несвижскому заводу детского питания“ (торговая марка „Сарафаново“). Еще 9 марта поставки его продукции на территорию России были заблокированы, но сама история на этом не закрылась. Теперь дополнительно проверяют все белорусское молоко, предназначенное для питания детей дошкольного и школьного возраста».

В начале марта ТАСС сообщал, что специалисты Россельхознадзора обнаружили антибактериальные препараты в образцах молока производства «Несвижский завод детского питания». Пробы были отобраны еще до введения запрета поставок в отношении этого предприятия. Другой выявленный грех — повторно выявленное использование сухого молока в питьевом ультрапастеризованном молоке. Однако гендиректор завода Михаил Деревянко в интервью «Интерфаксу» настаивал на том, что завод не использует сухое молоко. «Применяемые на предприятии технологии полностью исключают такую возможность», — заявил он. Теперь, как и во всех предыдущих случаях, проблемой занялись государственные органы Белоруссии — они пытаются договориться с российскими коллегами.

Что происходит?

Белорусские производители мяса и молока и в прежние годы не раз жаловались, что их продукция в России фальсифицируется — то есть на полки магазинов далеко не всегда попадают действительно белорусские продукты. И теперь в правительстве России приводят такие данные: на июль 2017 года доля населения, недовольного качеством детского питания, мяса, молока и молочных продуктов, выросло почти в два раза — до 15%. Более четкого государственного контроля, считают в правительстве, требует продукция, закупаемая по госконтрактам и поступающая в соцучреждения — больницы, школы, детские сады.

Известно, что еще в январе 2017 года помощник руководителя Россельхознадзора Алексей Алексеенко публично говорил о том, что в России фальсификация пищевых продуктов имеет массовый характер. «По нашим выборочным проверкам, фальсифицируется устойчиво четверть всей пищевой продукции всех видов, за исключением одного — пищевое яйцо фальсифицируют только в Китае, у нас — нет», — заявил он. Сам глава ведомства Сергей Данкверт не раз говорил, что по некоторым категориям молочных продуктов доля фальсификата может достигать 50%. Больше всего нарушений выявлялось при проверках сметаны и сыра.

Как будто стараясь упредить выводы очередных российских проверяющих, министр сельского хозяйства и продовольствия Белоруссии Леонид Заяц 16 марта заявил: «Молочная отрасль — одно из важнейших направлений в агропромышленном комплексе. Качеству молочной продукции в Беларуси придается повышенное значение. Мы сегодня не только кормим население, но и огромную часть готовой продукции экспортируем на рынки третьих стран. И в этом случае наша главная задача — обеспечить безопасность продукции», — отметил белорусский министр.

По его словам, белорусское аграрное ведомство хочет соединить свои электронные сертификаты с сертификатами Российской Федерации. Специалисты заинтересованных ведомств двух стран работают в тесном контакте, чтобы обеспечить сопровождение белорусской продукции электронными ветеринарными сертификатами, признаваемыми в России.

Позволит ли это остановить череду «молочных войн»? Весьма сомнительно, но, видимо, к ним в обеих странах уже привыкли, как к некой данности. Накануне Александр Лукашенко, встречаясь с творческой молодежью республики, об этой теме не забыл, даже говоря о «высоком». «Бывает, и молоко не пускают, и сахар не разрешают там продать, и нефть перекроют, и газ. Всякое бывает. Я это все пережил сполна», — пожаловался глава государства. Правда, тут же уточнил: «Так и мы же не святые».

Денис Лавникевич, Минск


Ранее на тему В России собираются составить список некачественных сыров

Россельхознадзор запретил российскому предприятию поставлять мясо в страны ЕАЭС

Лукашенко поручил искать новые рынки для белорусской продукции из-за проблем с поставками в РФ