Лукашенко позволил «немножко отметить» 100-летие БНР

В Белоруссии власти умело использовали в своих интересах главный праздник националистической оппозиции, даже разрешив провести концерт в Минске.


Сам «батька» считает Белорусскую Народную Республику «частью истории, которой вряд ли стоит гордиться». © Стоп-кадр видео Белсат

Еще два десятка лет назад, объединяясь вокруг идеи противостояния «диктатуре Лукашенко», лидеры белорусской оппозиции своим главным праздником назначили 25 марта. В этот день в 1918 году была принята третья Уставная грамота, провозгласившая независимость появившейся незадолго до этого Белорусской Народной Республики. БНР стала первой попыткой белорусов создать собственную государственность после развала Российской Империи, и только лишь 1 января 1919 года образовалась Белорусская Советская Социалистическая Республика, в рамках которой страна сформировала свои нынешние границы и преемницей которой официально считается нынешняя Республика Беларусь.

Год за годом, с конца 90-х, лидеры оппозиции выводили 25 марта своих активистов на улицы Минска, власти же акцию традиционно запрещали, а собравшихся протестантов разгоняли и арестовывали. Очень ярко это проявилось год назад — тогда, в марте 2017-го, главный праздник националистов совпал с волной народных протестов против «декрета о тунеядцах». В результате центр столицы тогда превратился в место множества мелких схваток ОМОНа с оппозиционерами и стал ареной жестокого задержания сотен людей, зачастую и вовсе никак не связанных с протестами.

Повторения тех событий в нынешнем году, в день 100-летия БНР, не хотела ни власть, ни умеренная часть оппозиции, ни простые граждане. И Александр Лукашенко решил использовать 25 марта для того, чтобы, с одной стороны, ускорить свою политику «мягкой белорусизации», а с другой — расколоть оппозицию. Для этого государство неожиданно для всех изменило отношение к Белорусской Народной Республике и ее роли в истории страны. Прежде БНР если и упоминалась публично в госСМИ, то только как «выходка оголтелых националистов». Но с начала 2018-го все поменялось. Стало понятно, что 100-летие БНР будет праздноваться практически на государственном уровне. О важности этого события заговорил Александр Лукашенко, в Минске и других городах госструктуры начали проводить выставки, конференции и торжественные вечера в память Белорусской Народной Республики. В центре Минска установили несколько памятных знаков в честь «отцов-основателей» БНР — их открывали при участии представителей городских властей и депутатов парламента. Государственные СМИ «открыли для себя» Белорусскую Народную Республику. Телеканалы начали показывать документальные фильмы и многочисленные интервью с историками, проводить ток-шоу, на которых обсуждалась роль БНР в истории страны. Государственная пресса старалась не отставать.

Дальше — больше. Власти Минска не только разрешили использовать 25 марта бело-красно-белый флаг и герб «Погоня» (символика БНР, а сегодня — символы оппозиции), но и сами предложили в качестве места для проведения праздничного концерта и митинга площадь возле Большого театра оперы и балета — это исторический центр Минска. Но именно это предложение и стало «яблоком раздора» для оппозиции.

«Власть занимается тем, что воспитывает у белорусов выученную беспомощность, при котором нация перестает сопротивляться вообще, — прокомментировала „Росбалту“ ситуацию вокруг празднования 100-летия БНР Ольга Карач, лидер гражданской кампании „Наш Дом“. — Я напомню про эксперименты, которые ставились по схеме классического обусловливания Павлова. Ученые формировали у собак условный рефлекс страха на звук. Для негативного подкрепления использовался чувствительный удар электрического тока, который собаки, сидя в клетках, испытывали после того, как слышали звук. После нескольких стимуляций клетки открыли, чтобы проверить, начали ли собаки бояться звука. Ученые ожидали, что собаки будут убегать, услышав знакомый звук, чтобы избежать удара током. Но собаки не убегали. Они ложились на пол и скулили, но не пытались убежать, хотя при открытых ящиках это было несложно. Исследователи поняли: собаки не пытались избежать удара током не из-за отсутствия страха, а потому, что в ходе эксперимента они привыкли к неизбежности удара током. Иначе говоря, собаки „научились“ беспомощности».

Тут примерно та же схема: праздник и разрешен, и запрещен одновременно. Задержания же происходят и в том, и в том случае. В результате люди теряют волю что-то делать вообще: организовываешь праздник — плохо, организовываешь протест — тоже плохо. В итоге никто ничего не хочет делать. Плюс власть удачно через подконтрольных лидеров мнений задвигает идею, что любой протест — это «рука Москвы» или организован Кремлем, так что протестанты начинают бояться и такого обвинения. Что и нужно власти.

Раскол оппозиции прошел успешно. Умеренная часть националистов, больше настроенная на «просветительство» (продвижение в обществе белорусского языка, истории и культуры), с энтузиазмом восприняла предложение властей легально и без запретов отметить 100-летие БНР в центре Минска. Но более радикальная часть, объединившаяся вокруг Белорусского национального конгресса (БНК), настаивала на проведении марша протеста также в центре Минска, на площади Якуба Коласа. Руководит БНК известный «уличный боец», недавний политзаключенный, экс-кандидат в президенты Николай Статкевич.

Получилось, что два крыла белорусской оппозиции заявили на 25 марта два параллельных мероприятия: торжественный концерт возле Оперного театра и протестное шествие на площади Якуба Коласа. Власти пошли навстречу умеренным националистам, демонстративно разрешив только концерт. Белорусский национальный конгресс подал сразу несколько заявок на свое шествие, но 20 марта Мингорисполком ответил отказом на все заявления о проведении шествия. В ответ представители организаций, входящих в БНК, передали в исполком письмо от Николая Статкевича, в котором он заявил, что все равно выйдет 25 марта на акцию протеста. Ситуация накалялась. Из-за уличной акции БНК, если бы она закончилась насилием, мог бы быть сорван и концерт у Оперного театра. Однако правоохранительные органы использовали отработанный прием — превентивные аресты активистов «непримиримой» оппозиции.

Накануне запрещенного мероприятия многие его сторонники, в том числе и сам Николай Статкевич, были задержаны. Сперва — 21 и 22 марта — «закрыли» активистов, входящих в оргкомитет по празднованию 100-летия БНР, которые ранее заявляли, что пойдут на шествие, дав им от 5 до 10 суток ареста. Статкевича задержали 25-го — как только он вышел из дома, чтобы идти на марш. Заметим, что абсолютно всех задержанных неожиданно для них самих отпустили тем же вечером — как только угроза каких-либо беспорядков в городе миновала.

В итоге  25-го на площадь Якуба Коласа вышли только разрозненные сторонники радикального крыла оппозиции. ОМОН, блокировавший площадь, оперативно задерживал всех, у кого видел национальную символику — бело-красно-белый флаг или герб «Погоня», а затем, «для проверки документов», — и вообще всех, кто находился на площади. Вскоре на Якуба Коласа остались только сами милиционеры, журналисты и «прохожие в штатском». Всего было задержано около 50 человек, так что шествие протеста окончилось, так и не начавшись.

Зато концерт у Оперного театра оказался самой крупной акцией оппозиции за последние годы. По оценкам милиции, он собрал порядка 40 тыс. человек, по данным организаторов — 50 тыс. Предыдущий раз противники власти вывели на улицы Минска столько людей в декабре 2010-го, в знак протеста против фальсификаций на президентских выборах. Но если тогда все закончилось массовыми беспорядками, то сейчас разрешенная акция прошла мирно (некоторых участников все же задержали, но немногих). Те же бело-красно-белые флаги и гербы «Погоня», за которые задерживали на площади Якуба Коласа, у Оперного театра, наоборот, были в изобилии.

Кроме музыкантов, перед собравшимися выступили известные в Белоруссии персоны и священнослужители разных конфессий. Мероприятие прошло спокойно, в праздничной атмосфере и без каких-либо эксцессов. После чего окончательно стало понятно: во всем, что было связано с ключевым для белорусской оппозиции юбилеем БНР, власть смогла перехватить инициативу и использовать эту противоречивую дату в собственных интересах. Остается, правда, открытым вопрос: как фактическое признание важной роли БНР повлияет на саму власть, вынужденную срочно пересматривать официальную идеологию.

Денис Лавникевич, Минск


Ранее на тему Чем верующим в Минске Рихард Штраус не угодил

Лукашенко: Момент для передачи функций президента другим ветвям власти пока не наступил

Лукашенко о задержаниях в День воли: Если лезешь на рожон — получай