Мирзиеев собрался «прощупать» Алиева

Утвердив авторитет в ЦА, лидер Узбекистана нацелился на Азербайджан, рассчитывая на «тюркскую солидарность», получение транспортного коридора и газовой трубы.


В мае у Шавката Мирзиеева будет возможность познакомится с Ильхамом Алиевым «как следует». © Фото с сайта press-service.uz

То, что самоизоляция Узбекистана в президентство Шавката Мирзиеева заканчивается (в пределах разумного), отношения с соседями по Центральной Азии неуклонно улучшаются, а сам он становится все более влиятельной персоной в регионе, сомнений уже не вызывает. Прошедший недавно по его инициативе и поддержанный президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым саммит глав государств ЦА в Астане показал: Мирзиеев умеет добиваться своего; решать спорные политические и хозяйственные вопросы; консолидировать тех, кто еще вчера считались непримиримыми. И править у себя дома железной рукой, но в мягких перчатках.  

Астанинский саммит государств ЦА уже рассматривается некоторыми экспертами в качестве заявки на создание «нового СЭВ» — Совета экономический взаимопомощи СССР и стран Восточной Европы, почившего в бозе в 1991 году. Воссоздать модель, схожую с СЭВ, —  амбиция большая, интересная для всех государств Центральной Азии и, возможно, небезынтересная для Азербайджана по соображениям «тюркского единства», наличия почти у всех государств ЦА запасов нефти и газа, актуальности их выхода на европейские рынки. Азербайджан для этого подходит идеально — достаточно только наличия у него «Южного газового коридора» (ЮГК) и железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс, являющейся частью транспортного коридора «Восток — Запад» и Нового шелкового пути.

Так что Мирзиеев, после улаживания отношений между государствами ЦА, нацелился на Южный Кавказ — предположительно, к маю его ожидают в Азербайджане. Последний, кстати, как и Узбекистан, не особо расположен к участию в различных региональных организациях, однако он состоит в Парламентской ассамблее тюркоязычных стран. Узбекистан этого объединения явно чурался и впервые почтил своим присутствием пленарное заседание ТюркПА зимой.

Видимо, сказался прагматизм Мирзиеева и его дальний прицел: ведь в ареале тюркских государств, к которым относятся и Узбекистан с Азербайджаном, явно наблюдается поступательное движение. Это и эксплуатация вышеуказанной железной дороги, строительство и ремонт трубопроводов для транспортировки углеводородов, развитие сети автомобильных дорог, морских перевозок по Каспийскому морю и т. д. А ТюркПА рассматривается, на перспективу, как интеграционное объединение тюркского и части мусульманского мира, претендующего на влияние в мировой политике. Мирзиеев, вероятно, тоже «претендует», равно как Назарбаев, с которым он пока ладит. А вот Алиева — не последнего лидера тюркского и мусульманского мира — надо еще «прощупать». Чем, вероятно, и займется президент Узбекистана во время своего визита в Баку.

Но, заметим, это не «просто Азербайджан», это Южный Кавказ с выходом на Россию, Иран и Турцию, которая через пару лет обещает стать газовым хабом. Так что значимость этой встречи может оказаться высокой для всего региона, имеющего выходы к Черному и Каспийскому морям, а также отличные логистические возможности. Все это должно быть привлекательным для Узбекистана — известен его интерес к экспорту добываемого в республике природного газа в Европу через «Южный газовый коридор», пролегающий от Азербайджана до Турции по территории Грузии.

Отметим, что географическое расположение республики не столь удачно, как, например, Туркмении и Казахстана, имеющих прямой выход на Каспий. Поэтому желание Ташкента диверсифицировать экспорт газа сопряжен с определенными трудностями и затратами: газопровод до Каспийского моря, а затем транспортировка топлива в Азербайджан по еще не существующему подводному трубопроводу либо танкерами. Только так Узбекистан сможет использовать возможности ЮГК и, надо думать, «коллективный Запад» будет только приветствовать этот проект как альтернативный поставкам в Европу российского газа. По идее, он должен устроить и Азербайджан, поскольку его собственного ресурса для полной загрузки ЮГК может не хватить. Соответственно, из соображений объемов поставок, интересен узбекский газ и Турции. Но некоторые эксперты скептически относятся к возможности пополнения ЮГК узбекским газом, поскольку считают его невозможным для смешивания с азербайджанским. То есть речь идет о «несовместимости» топлива.

Так ли это на самом деле, доподлинно неизвестно: во всяком случае, Ташкент пока что усиленно развивает два экспортных направления — в Китай и Афганистан с выходом на Индию. Но даже если Узбекистан «пролетит» с новым маршрутом транзита газа (или нефти), Мирзиеев может договориться с Алиевым о выходе узбекских товаров через Каспийское море в Азербайджан. И далее — по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс в Турцию с последующей транспортировкой в Европу и даже в Северную Африку.

Так что, как ни крути, а с Алиевым, с которым Мирзиеев знаком пока только шапочно, подружиться стоит: переброска грузов по БТК считается гораздо более быстрой и дешевой, чем российский транзит. Но и это не все. Как анонсировал посол Азербайджана в Узбекистане Гусейн Гулиев (его цитирует Sputnik), во время визита в Баку будет обсужден широкий круг вопросов — сотрудничество в нефтегазовой сфере, агропромышленном комплексе, индустрии строительных материалов. И, разумеется, укрепление транспортно-логистических связей в контексте наличия нового коридора Баку-Тбилиси-Карс. «Сейчас нет никаких препятствий для развития двустороннего сотрудничества, между странами наблюдается самый высокий уровень политического диалога. У нас нет никаких препятствий и, думаю, это будет закреплено в ходе предстоящего визита», — сказал посол.

Все это, конечно, замечательно, но уровень товарооборота между странами, несмотря на наличие режима свободной торговли, крайне низкий — в прошлом году он составил всего 31,2 миллиона долларов. Между тем Узбекистану есть что экспортировать — имеется в виду не только в Азербайджан, территория которого может служить, скорее, как транзитная — будь то углеводороды или другая товарная номенклатура. Но все же, думается, Ташкент будет упорно добиваться экспорта углеводородов — прирост добычи природного газа в республике к 2022 году составит около 54 миллиардов кубометров, а нефти — порядка 2 миллионов тонн. В увеличение добычи углеводородов будет вложено около 4 миллиардов долларов. Куда девать все это добро?

Основным потребителем узбекского газа является сейчас Китай. Покупает его и Россия, но в текущем году она снизила квоту до 4 миллиардов кубометров. Понятно, что такое положение дел Ташкент устроить не может. С другой стороны, солидные запасы углеводородов и поиск экспортных маршрутов могут превратить Узбекистан, несмотря на его невыгодное географическое расположение, в площадку для геополитических столкновений сверхдержав — новейшая история уже показала, к чему приводит жажда контроля последних над энергетическими ресурсами той или иной суверенной страны.

И в этом плане Мирзиееву и Алиеву есть о чем потолковать и договариваться. Безопасность двух государств и режимов, к тому же объединяющая их тюркская идентичность — отличная основа для сотрудничества. Мирзиеев вряд ли станет «давить» на Алиева для выхода на Южный Кавказ — президент Азербайджана сам способен «надавить» на кого угодно. Но тонкости восточной дипломатии могут сделать свое дело — президент Узбекистана готов «шагнуть» своим влиянием за пределы Центральной Азии, а его азербайджанский коллега способен «укоротить» этот шаг ровно настолько, насколько это будет входить в его интересы.

В общем, пока в Узбекистане весьма активно работает российский «Газпром» — изучает перспективность углеводородных блоков, разрабатывает месторождения, инвестирует в развитие нефтегазовой инфраструктуры. На лицензированных площадях ведут геологоразведку и разработку месторождений также «Лукойл», китайская компания CNPC и вьетнамская Petrovietnam. Почему бы к ним не примкнуть азербайджанским структурам, способным не только диверсифицировать экспорт, но и разрабатывать месторождения?

Это вполне укладывается в логику регионального развития, зависящую от внешней политики, которая в Узбекистане явно меняется — в сторону интеграции и поиска новых партнеров. Так что, надо думать, визит Мирзиеева к Алиеву вряд ли окажется «пустым»: не такие это люди.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Сенат Казахстана одобрил измененное соглашение о транзите грузов в Афганистан

В столице Казахстана прошла встреча лидеров стран Средней Азии

В Узбекистане придумали, как вернуть в страну деньги дочери Каримова