Эрдоган переизберется в авральном режиме

В Турции пройдут досрочные парламентские и президентские выборы. Ее лидер торопится укрепить свою власть до отмены чрезвычайного положения.


Анкара попала в условия, когда у нее ухудшаются отношения не только с Евросоюзом и США, но и с Россией. © Фото с сайта kremlin.ru

Президент Турции Реджеп Эрдоган решил устроить в стране новые выборы — он намерен совместить избрание президента и парламента. Голосование пройдет 24 июня. Таким образом, Эрдоган перехватил инициативу у умеренной оппозиции (другой в Турции практически не осталось).

Дело в том, что ранее о необходимости проведения досрочных выборов говорил председатель Партии националистического движения Турции (MHP) Девлет Бахчели. Он предложил провести голосование в конце лета, 26 августа, когда страна отмечает патриотический праздник — день битвы при Манцикерте (победоносного для турок-сельджуков сражения с византийцами в 1071 году). По словам Бахчели, проведение выборов в условиях усиления давления на официальную Анкару со стороны зарубежных держав, позволит гражданам страны выбрать правильного лидера и депутатов, «преподав тем самым заслуженный урок врагам Турции».

Речь идет, во-первых, о резком ухудшении отношений Турции с Европейским Союзом, прежде всего, с Германией. Эрдоган и ранее демонстрировал презрительное отношение к требованиям Брюсселя и сомневался в необходимости присоединения страны к Евросоюзу. Однако резкое изменение произошло после провалившегося военного переворота 2016 года. Тогда турецкие власти обвинили в его организации проповедника и мецената Фетуллаха Гюллена, проживающего в эмиграции в США. Соответственно, в помощи ему обвинили американцев, а заодно и европейцев.

Противостояние усугубилось тем, что после провала переворота, который многие вообще считают провокацией, организованной режимом Эрдогана, европейские страны, особенно Германия, получили тысячи запросов о политическом убежище со стороны турецких дипломатов, военных, чиновников и преподавателей. Это стало следствием массовых репрессий развернутых властями в самой Турции. Там по обвинению в сотрудничестве с Гюлленом сотни тысяч человек лишились работы, а десятки тысяч, часто без предъявления формального обвинения, оказались за решеткой. Позднее к ним в тюрьмах присоединились и представители политической оппозиции, в том числе некоторые законно избранные депутаты, в основном представлявшие интересы курдского меньшинства.

Пиком борьбы с оппозицией стала конституционная реформа, проведенная при помощи референдума ровно год назад, в апреле 2017 года. По ее итогам президент Эрдоган стал не только формальным главой государства, но и полновластным правителем Турции, которая перестала быть парламентской республикой.

Однако даже после всех этих изменений и фактического лишения большей части потенциальных оппозиционеров гражданских прав, турецкие власти опасаются за устойчивость своей власти. В конце концов, введенный после попытки переворота режим чрезвычайного положения, который как раз на днях был продлен в седьмой раз, рано или поздно придется отменить. Тогда на свободу выйдут сотни тысяч «политически неблагонадежных» граждан. И даже если разжалованным судьям, полицейским, чиновникам и профессорам не вернут их работу, они все равно смогут оказывать влияние на общественные настроения.

С этим, вероятно, и связано решение поскорее провести досрочные выборы президента и парламента. Причем одновременно — чтобы задавить оппонентов авторитетом Эрдогана. Тогда не возникнет даже малейшей вероятности того, чтобы в законодательное собрание страны опять просочилась оппозиция.

Кроме того, как верно отметил лидер MHP Девлет Бахчели, Эрдоган наверняка хочет укрепить свою легитимность и в связи с недружественными действиями Запада. Во-первых, как уже говорилось, на Анкару давит Европейский Союз, от вступления в который Турция при нынешнем президенте отказалась. Во-вторых, США грозят ввести против режима Эрдогана санкции, если он все же решится закупить российские зенитно-ракетные системы С-300. Наконец, с Россией у Турции тоже возник конфликт, после того, как глава МИД РФ Сергей Лавров предложил ей передать под контроль Башара Асада регион Африн на сирийской границе. Турецкая армия вытеснила оттуда курдов, но передавать никому ничего не собирается, да и исторически эта территория является спорной — турки считают Африн своей землей, а не сирийской.

Совокупность всех этих факторов, очевидно, и привела к тому, что правительство во главе с Эрдоганом, которое ранее отвергало возможность проведения досрочных выборов, теперь поддержало это идею. «Султан», как сейчас многие называют турецкого президента, пока явно не готов отказаться от элементов электоральной демократии. Опыт той же России или, например, Венгрии, показывает, что самые устойчивые режимы сегодня исповедуют именно электоральный авторитаризм, так что возможно именно поэтому Турция решила остаться в их рядах.

Иван Преображенский


Ранее на тему Лавров назвал причину, мешающую отмене виз с Турцией

Экс-президент Турции ответил на слухи о своей конкуренции с Эрдоганом

Турция отказалась переносить выборы по призыву ПАСЕ