Азербайджану про ШОС «все понятно»?

Баку заинтересован в расширении сотрудничества с Шанхайской организацией, но вот стремится ли он вступить в нее — пока неясно.


Пополнившись в прошлом году такими «заклятыми друзьями», как Индия и Пакистан, Шанхайская организация стала «восьмеркой». © Фото с сайта kremlin.ru

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) весьма удружила Ильхаму Алиеву: в отличие от западных наблюдателей на прошедших недавно выборах президента Азербайджана, она дала им очень высокую оценку. Ильхам Гейдарович, ставший в четвертый раз главой государства, что не смутило Шанхайскую организацию, встретился с ее генсеком Рашидом Алимовым и заявил о заинтересованности Азербайджана в укреплении связей с этим блоком, а также участии своей страны в совместных проектах. Сотрудничество с государствами — членами ШОС Алиев назвал «одним из приоритетов внешней политики».

В настоящее время Азербайджанская Республика имеет статус партнера по диалогу ШОС, в которой состоят Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Индия и Пакистан. То есть Шанхайская организация охватывает порядка 60% территории Евразии и половину населения планеты. Она, кроме того, «вмещает» в себя четыре ядерные державы: Россию, Китай, Индию и, скорее всего, Пакистан. ШОС (пока?) не является военной организацией, хотя соответствующий потенциал у нее имеется. Своими главными задачами она провозгласила укрепление стабильности и безопасности, борьбу с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического, энергетического, транспортного, научного и культурного сотрудничества.

На июнь запланирован саммит глав государств ШОС, а предварительно в мае, в рамках Петербургского международного экономического форума, состоится сессия организации, на которой будут рассмотрены новые направления ее деятельности. Судя по тому, что модератором сессии выступит президент Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин, обсуждена будет, преимущественно, торгово-экономическая повестка.

Но если обратиться к состоявшемуся в апреле в Ташкенте 32-му заседанию Совета региональной антитеррористической структуры ШОС, на котором был одобрен проект программы в борьбе с терроризмом и экстремизмом до 2021 года, а также достигнута договоренность о проведении уже в этом году совместной «пограничной операции» государств Шанхайской организации, становится ясно — экономические рамки для нее тесны. Оно и понятно: государства ШОС не скрывают наличия стоящих перед ними угроз и роли в них террористических организаций. И чем больше стран примкнет в такой ситуации к ШОС, тем лучше. В этом контексте, учитывая геополитическую данность, Азербайджан является идеальной кандидатурой для вступления в Шанхайскую организацию. Алиев, напомним, заявил о заинтересованности своей страны в укреплении связей с ШОС. Но сказал ли он все? То есть не умолчал ли о том, что Баку, в принципе, не против вступить в блок, охвативший уже более половины планеты. Или он предпочитает двусторонние связи, чураясь наднациональных структур?

Что в таком случае правильно? Руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде в беседе с азербайджанским изданием «Эхо» выразил скептическое отношение к «полноправному участию» АР в Шанхайской организации, поскольку оно не принесет стране «реальных дивидендов». По его словам, Азербайджан задействован в различных форматах — СНГ, ОБСЕ, ОИС и т. д. Но «Участвовать в каких-либо платформах просто ради участия нет смысла. Очень многие страны вступают в те или иные организации просто ради участия, Азербайджан придерживается иной точки зрения. ШОС — организация паназиатской направленности. Основные ее участники — это государства, которые тяготеют к центрально-восточной части Азии. … Азербайджан отдален от основного географического центра ШОС. Практическая польза Азербайджану от активизации сотрудничества с ШОС пока мало прослеживается. Я не вижу особой необходимости в том, чтобы усиливать сотрудничество с Шанхайской организацией сотрудничества».

Но вопреки экспертной оценке глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров в беседе с генсеком ШОС сообщил, что Баку намерен расширить и поднять сотрудничество с Шанхайской организацией на качественно новый уровень. Он также подчеркнул, что проекты транспортных коридоров Восток-Запад, Север-Юг и Юг-Запад, реализуемые при участии АР, открывают широкие возможности для сотрудничества в рамках ШОС.

Что бы это могло означать? Азербайджан все же подумывает о вступлении в ШОС с учетом опасной изменчивости международного и регионального «климата»? Ведь эта организация — самая крупная на пространстве Большой Евразии, и она пока ничем не скомпрометировала себя в плане идеологического, военного и экономического давления двух ее центров — Москвы и Пекина, и нарождающегося — Дели, на других участников блока. И то, что в ШОС вступили антагонистичные друг другу страны — Индия и Пакистан, говорит в пользу способности этой организации «уравновешивать» отношения своих конфликтующих участников. То есть в контексте карабахской проблематики ШОС, вероятно, могла бы внести элемент рационализма.

Кроме того, Шанхайская организация может быть интересна Азербайджану и с точки зрения реальной перспективы формирования общего экономического «поля» между членами ЕАЭС, АСЕАН и ШОС, инициативы Китая по созданию торговой и инфраструктурной сети, связывающей Азию с Европой и Африкой, чему, по идее, должны сопутствовать инвестиционная активность, развитие банковской системы, туризма; создание зон свободной торговли, новых рабочих мест по всему «пути следования». А Азербайджан, заметим, является одной из его ключевых стран. Соответственно, вступлением в ШОС он может усилить и саму организацию, и себя самого.  

Ну и вопрос безопасности — Азербайджан, при всей его самодостаточности и относительной внутриполитической стабильности, уязвим уже потому, что обладает впечатляющими запасами углеводородных ресурсов — на такие страны, как известно, всегда нацелено желание внеевразийских игроков не только прибрать их к рукам, но и, в случае сопротивления, пустить в ход ракеты. Способен ли ШОС не допустить новых катаклизмов на евразийском пространстве? Вероятно, потенциально — да: вступление в него Индии и Пакистана говорит в пользу того, что ядерные державы объединяются не ради объединения, а для противостояния внешним угрозам и создания нового центра силы. Этим и объясняется рост желающих вступить в организацию. Даже тех, которые находятся друг с другом не в лучших отношениях. Армения, как и Азербайджан, является партнером по диалогу ШОС. Вряд ли Баку и Ереван захотят сосуществовать под одной «крышей» — между ними стоит, как минимум, карабахская проблема. Но, с другой стороны,  Индия и Пакистан не единственный пример нахождения «непримиримых» в одном блоке — в том числе, для нормализации проблемных отношений.

В пользу вступления Азербайджана в организацию говорит и то, что ему незачем опасаться утраты своей культуры, обычаев, политического уклада и суверенитета — здесь, в отличие от Евросоюза, пока никто никому ничего не диктует и не «наказывает» деньгами или иными «воспитательными» мерами. Напомним, что в ШОС нет единого центра, а значит, он свободен от диктата, но при этом более скромные «игроки» организации могут многое получить, включая финансы, от самых крупных  — России, Китая и Индии. Последняя способна в среднесрочной перспективе «обскакать» Китай по экономическому росту.

В общем, Азербайджану и ШОС есть о чем подумать — о взаимообогащении в его буквальном смысле, а также об укреплении безопасности и суверенитета в условиях, когда угроза их утраты уже материализовалась в процветающих прежде углеводородных, но «авторитарных» странах, а также в государствах Европы, «намыливших лыжи» от Брюсселя и Вашингтона.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Главы МИД стран ШОС утвердили 14 документов по ряду направлений

МИД Азербайджана выразил протест наблюдателям ПАСЕ и ОБСЕ, заявившим о нарушениях на выборах

Алиев: Сегодняшняя территория Армении — исконно азербайджанские земли