Армянская весна

После десяти дней уличных протестов премьер-министр Серж Саргсян решил сдаться и подал в отставку.


Власть в Ереване может смениться и России теперь важно не потерять союзника. © Фото ИА «Росбалт»

Сообщение об отставке премьер-министра Армении Сержа Саргсяна появилось в середине дня в понедельник. «Обращаюсь к вам в последний раз как глава государства. Никол Пашинян (лидер армянской оппозиции) был прав. Я ошибся. В сложившейся ситуации, есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя нашей страны», — заявил он.

В Армении уже десять дней продолжались массовые протесты против назначения экс-президента Сержа Саргсяна на пост председателя правительства. Таким путем бывший глава государства решил продлить свою власть. Он уже дважды был избран президентом (в 2008 году и в 2013-м), а конституция Армении запрещает занимать этот пост более двух сроков подряд. Поэтому Саргсян провел конституционную реформу. Он не стал отменять ограничение по срокам для президента, а добился в 2015 году на референдуме перехода к парламентской форме правления.

После этого формальный глава государства потерял почти все полномочия, они перешли к премьеру. Кроме того, президента перестали выбирать на всеобщих выборах — это стало прерогативной парламента, который в начале марта 2018 года утвердил на этом посту Армена Саркисяна. Сам же Серж Саргсян, вопреки туманным обещаниям не бороться больше за власть, которые он давал накануне референдума в 2015 году, был утвержден на посту премьер-министра. То есть, сменив должность, сохранил власть в государстве.

Эта рокировка вызвала массовое недовольство граждан Армении. Неформальным лидером протеста стал оппозиционный депутат, бывший журналист Никол Пашинян. Именно он пришел на дебаты с премьером Сержом Саргсяном, когда оппозиции, отчасти при посредничестве нового президента, удалось добиться встречи с реальным руководителем государства. Однако разговор продолжался всего несколько минут. Саргсян покинул студию, назвав жесткое давление со стороны Пашиняна шантажом и намекнув на возможность применения силы против оппозиции, как это уже было в марте 2008 года.

На следующий день Никол Пашинян и другие лидеры протеста были задержаны. Против троих начато расследование. Речь, разумеется, шла об организации массовых беспорядков. В реальности, как считает сама оппозиция, задача властей заключалась в том, чтобы «изъять» лидеров протестного движения до среды, 24 апреля, когда Армения вспоминает массовые убийства армян в Османской империи (официальное название — День памяти жертв геноцида армян). Национальный день скорби, по мнению комментаторов, оказался «в опасной близости» от даты избрания премьера и власти недооценили уровень накала страстей.

С точки зрения законодательства все было рассчитано вполне точно. Как депутат национального заксобрания, Пашинян должен быть отпущен в течение 72 часов после задержания, то есть он должен выйти на свободу только к вечеру среды. Однако реакцию протестующих власти, видимо, просчитали недостаточно. После задержания лидеров оппозиции митинги на спад не пошли. Вечером в воскресенье, 22 апреля, на центральной площади Еревана собралось, по данным противников Сержа Саргсяна, более 150 тысяч человек. Митинги поддержки проходили и у диппредставительств Армении по всему миру. В Москве протестовать против Саргсяна пробовали у кафедрального собора Армянской церкви, однако некоторые участники митинга были задержаны российской полицией.

Вмешательство диаспоры — это очень важный фактор для Армении, которая в значительной мере живет за счет прямой или косвенной помощи соотечественников за рубежом. При этом между диаспоральными организациями и властями страны еще со времени войны в Нагорном Карабахе действовало соглашение о том, что проживающие за рубежом не должны вмешиваться во внутреннюю политику Армении. Однако митинги у посольств показали, что позиции Саргсяна существенно ослабевают.

Не все гладко для власти было и с армией. Традиционно она в Армении в политике не участвует. Страна живет в состоянии замороженного конфликта с Азербайджаном, который в любой момент может перерасти в открытую войну. Так что военные всегда стараются остаться над внутриполитической схваткой, чтоб не отвлекаться от главной проблемы — защиты страны. Однако в понедельник, 23 апреля, в рядах протестующих неожиданно появились люди в военной форме. Как оказалось, в их числе были не только ветераны войны за Карабах, но и действующие военнослужащие, по поводу чего Минобороны Армении выступило в их адрес фактически с угрозами. Правда, министр обороны Виген Саркисян при этом напомнил, что армия может вмешаться в происходящее только в случае введения в стране чрезвычайного положения и недвусмысленно дал понять, что его ведомство не хочет в нынешнем конфликте занимать какую-либо сторону.

Международное сообщество в дни протестов практически не реагировало на происходящее в Армении, ожидая, как будут развиваться события. Зато в Москве все громче звучали голоса тех, кто утверждал, что в Армении происходит «антироссийский переворот». Как водится, за протестами оппозиции попытались разглядеть «руку Запада» и обозначить происходящее как очередную «цветную революцию».

В реальности же армянская оппозиция — это многоликое коалиционное объединение против Саргсяна, и многие из ее представителей не менее, а может и более пророссийски настроены, чем действующее правительство.

Проблема не в армянских протестующих, а скорее в том, что в своей политике в отношении ближнего зарубежья Россия руководствуется не государственными интересами, а деловыми связями конкретных бизнесменов и чиновников. Эти люди сразу же начали стенать о «русофобской истерии», забывая о том, что для Армении, с учетом постоянного риска войны с Азербайджаном, Москва всегда остается гарантом мира в регионе и практически единственным союзником.

Скорее уж можно сказать, что армян против России настраивали панические комментарии, а также попытки агитировать в пользу Саргсяна со стороны российских номенклатурных деятелей.

Что касается возможно реакции Москвы на смену власти в Ереване, то здесь Кремль, похоже выбрал другую стратегию — не лезть в армянские дела, делая ставку на проигравшего, чтобы не испортить отношения с одним из немногих союзников России.

Впрочем, это еще вопрос, насколько серьезным будет обновление власти в Армении и превратится ли отставка Сержа Саркисяна в реальную победу оппозиции. Ведь о досрочных выборах речи пока нет, и в целом страной остаются править те же люди. А оппозиции предстоит еще побороться за власть.

Иван Преображенский


Ранее на тему Пашинян готов стать премьер-министром Армении, если такова будет воля народа

Армянский депутат Пашинян призвал к досрочным выборам «без потрясений»

В Армении назначен врио премьер-министра