Семеро против Кремля

«Враждебным поведением» России займется спецгруппа при клубе ведущих западных стран. Парламентером на переговорах с Москвой вызвался стать французский президент.


Страны G7 намерены ответить на «непрекращающиеся демонстративные нарушения международного права». © Иллюстрация ИА «Росбалт»

Значительная часть встречи «Группы семи» (G7) в канадском городе Торонто была посвящена координации действий по защите демократических институтов от зарубежного государственного и негосударственного вмешательства. Иначе говоря, от давления со стороны авторитарных режимов.

С учетом скандалов последнего времени, неудивительно, что эта тема едва не свелась к обсуждению внешнеполитической (да и не только) активности России. За последний год именно она в публичном пространстве стала для западного мира олицетворением «вмешательства» в деятельность демократических институтов.

Страны «семерки», а это Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония, озабочены «неприемлемым поведением» России. По итогам саммита они в один голос заявили, что ее усилия по подрыву западных демократий не останутся незамеченными.

Глава МИД Канады Христя Фриланд, как представитель принимающей страны, на итоговой пресс-конференции уточнила, что речь идет, в частности, об отравлении в Солсбери, поддержке вооруженных групп на востоке Украины и кибератаках.

«Страны G7 едины в своем намерении ответить на эти непрекращающиеся демонстративные нарушения международного права», — заявила Фриланд, которая в прошлом была известным журналистом, в том числе главой корреспондентского бюро газеты Financial Times в Москве. Министр иностранных дел Канады, чья мать была этнической украинкой, также пообещала, что «семерка» продолжит оказывать всестороннюю помощь Украине.

В Москве все это объясняют «русофобской подоплекой» саммита. Именно это выражение использовал глава российского МИД Сергей Лавров, комментируя итоги встречи организации, из которой (тогда она называлась, конечно, G8) Россию изгнали в 2014 году после присоединения Крыма.

Из слов Лаврова можно сделать вывод, что Москва вступает теперь в конфронтацию не только со странами, которые активно проводили санкционную политику, (США, Великобританией, Германией и Францией), но и тремя остальными участниками «группы семи». В том числе, Японией и Италией, с которыми у Кремля до последнего времени сохранялись весьма неплохие отношения, несмотря на то, что Токио и Рим де-юре частично поддерживали санкции. «К русофобской политике перешли уже и те страны, которые открещивались от попыток изолировать Россию», — заявил Лавров. «Будем терпеливо ждать, будем отстаивать свои позиции и подождем, пока наши партнеры осознают тупиковость и бесперспективность подобных афер», — объяснил позицию Москвы глава российского МИД.

Это нескрываемое раздражение явно было вызвано не только резкими заявлениями G7 в адрес России и намерением продолжить обсуждать меры по ее сдерживанию в сентябре на встрече в США. Другие политические темы переговоров в Торонто также косвенно касались интересов Кремля.

Во-первых, G7 обсудила заявление Северной Кореи, сообщившей о намерении отказаться от ядерных и ракетных испытаний накануне вероятных переговоров лидера КНДР Ким Чен Ына с президентом США Дональдом Трампом. Во-вторых, «семерка» одобрила ракетный удар по химическим объектам в Сирии, нанесенный США, Францией и Великобританией 13 апреля. «Ответ был ограниченным, соразмерным и необходимым», — заявили страны G7. В-третьих, лидеры семи экономически развитых стран хоть и приняли совместное заявление о поддержке ранее заключенной «ядерной сделки» с Ираном, несмотря на давление США, добивающихся ее отмены или пересмотра, однако в том же документе обвинили иранцев в «незаконной передаче технологии баллистических ракет государствам и негосударственным субъектам». Это, очевидно, открывает возможность для дальнейшего давления на Тегеран, который выступает в Сирии союзником России.

Наконец, все эти решения и заявления появились на фоне обсуждения реформы Совета Безопасности ООН — эту тему вновь поднял генсек этой организации Антониу Гуттериш. По его словам, Совбез неэффективен, в том числе, потому, что там постоянно по делу или без применяется право вето. Его неплохо бы ограничить, сообщил Гуттериш. И в Москве это прочитали как часть общего давления и угрозу лишить Кремль возможности защищать свои интересы в ООН, блокируя неудобные для себя резолюции.

Все происходящее в России оценивают как очередную волну давления, начавшуюся с введения новых американских санкций и отнюдь еще не идущую на спад. Москва всерьез опасается, что Совбез ООН могут реформировать без ее согласия. Равно как и единство G7 не вызвало в России радости, поскольку там явно рассчитывали на более позитивную для себя позицию Японии и Италии.

Теперь рубежным моментом, вероятно, станет поездка в Россию президента Франции Эммануэля Макрона. Как стало известно в первый день его госвизита в США, в гости к Владимиру Путина он поедет 24—25 мая. И тут явно выступит в качестве эмиссара от коллективного Запада. Собственно от того, какие предложения Макрон привезет из Вашингтона, Брюсселя и Торонто, отчасти будет зависеть внешнеполитический курс России в первые годы очередного президентского срока Владимира Путина.

Иван Преображенский


Ранее на тему МИД РФ запретил латвийцам с «русофобской позицией» посещать Россию

«Большая семерка» назвала действия России в Сирии и на Украине неприемлемыми

Совфед направит отзыв на контрсанкционный законопроект к 3 мая