Украина не желает «распродаваться»

В Брюсселе хотели бы ускорить процесс приватизации в стране, ассоциированной с Евросоюзом. Однако в Киеве нашлось немало противников этой программы.


Как ни странно, но Западу сегодня интересней передача в частную собственность сельхозугодий, а не промпредприятий. © CC0

На Украине стартовал очередной этап «денационализации». Кабинет министров утвердил перечень объектов большой приватизации государственной собственности на 2018 год. Предполагается, что продажа этих объектов принесет в бюджет 21,3 млрд гривен (около 0,819 млрд долларов). С точки зрения правительства — событие позитивное. Однако, как обычно бывает, — где «дележ, там и галдеж». Противники приватизации заявляют, что это очередное «хищничество в отношении народа». В рамках программы стратегические и самые ценные предприятия будут (еще до президентских выборов) задешево переданы не стратегическим иностранным инвесторам, а близким к власти людям.

Всего в перечне 26 лотов. В том числе: 18 энергокомпаний (включая «Центрэнерго», «Тернопольоблэнерго», «Запорожьеоблэнерго», «Харьковоблэнерго», «Николаевоблэнерго», «Хмельницкоблэнерго», Херсонская, Днепровская, Криворожская, Северодонецкая ТЭЦ), крупные промышленные объекты (Одесский припортовый завод, «Сумыхимпром», «Азовмаш», «Турбоатом», «Электротяжмаш» и др.), Государственная продовольственно- зерновая корпорация, Аграрный фонд, фармацевтический завод «Индар» и прочие.

Принципиально новых аргументов критики приватизации не придумали, лозунги те же, что и раньше: «такая корова нужна самому» и «нельзя резать курицу, несущую, хоть уже и не золотые, однако — яйца». Согласно их мнению, доходы от прибыльных предприятий гораздо выше, чем налоги, которые, может быть, когда-нибудь, вероятно — поступят в госбюджет при управлении частником. Впрочем, и правительство Владимира Гройсмана не предоставило вразумительного логического объяснения почему при эффективной (согласно отчетам) работе Кабмина функция государства в управлении национальными предприятиями остается неэффективной настолько, что их нужно закрыть, продать, передать в управление частным лицам.

«Я выступаю против такой приватизации, в рамках которой продают стратегические прибыльные предприятия вроде „Турбоатома“, который получил в 2017 году прибыль в размере 711 млн грн, — подчеркнул народный депутат Украины, лидер партии „Основа“ Сергей Тарута в эфире телеканала NewsOne. — Возникает вопрос — зачем мы продаем такие предприятия? Я считаю, что эта „большая приватизация“ является большим грабежом страны».

Парламентарий напомнил историю приватизации Одесского припортового завода (ОПЗ), который в 2016 году дважды выставлялся на конкурс: в июле по стартовой цене в 13,2 млрд грн (около 530 млн долларов), а затем в декабре по сниженной цене в 5,16 млрд грн (около 200 млн долларов), однако в обоих случаях конкурс не состоялся. А нынешняя стартовая цена ОПЗ — 1,4 млрд грн (54 млн долларов) оказалась в 10 раз ниже цены трехлетней давности. «Украинские стратегические активы продаются очень дешево. Но из-за высоких рисков стратегические иностранные инвесторы не придут. Стало быть, приватизируемые предприятия будут отданы „своим“ людям. Поэтому нынешняя приватизация — это продолжение грабежа», — добавил Тарута.

Возможно, что Сергей Алексеевич вполне искренне болеет за будущее украинской экономики, но в чистоту его помыслов в деловых кругах почему-то не верят. Тарута известен не только лишь своим депутатством в ВР и экс-губернаторством в Донецкой области — в первую очередь его знают как одного из крупнейших бизнесменов Украины, в середине 90-х за «копейки приватизировавшего» кучу предприятий горно-металлургического комплекса, и за глаза одно время его даже называли тайным координатором украинских олигархов. Слишком многие помнят, что Тарута пришел в политику, чтобы с ее помощью решать вопросы своего бизнеса. Так что возмущенные выступления о неправильности нынешней приватизации эксперты склонны отнести к лоббированию либо собственных коммерческих интересов, либо его компаньонов, которых в этот раз серьезно «подвинули от корыта». К тому же, несмотря на «патриотическую направленность» основных высказываний Таруты, политологи считают его «склонным к сотрудничеству с РФ», обусловленному желанием спасти свой бизнес. А это в условиях внутренней политической конъюнктуры Украины — серьезное клеймо.

Тем не менее парламентарий-бизнесмен считает, что Украина может использовать опыт Польши, где вначале создали специализированное агентство, внедрили современные стандарты управления, затем в качестве советников привлекли иностранных экспертов, под руководством которых сперва сделали госпредприятия прибыльными и инвестиционно-привлекательными и только потом выставили на приватизацию по высокой стоимости.

Также депутат подчеркнул важность соблюдения инвесторами инвестиционных обязательств. Стоимость приватизации, с его точки зрения, не должна быть главным критерием. Куда важнее соблюдение покупателем своих обязательств по модернизации производства, сохранению профиля предприятия и рабочих мест, увеличению зарплат и улучшению экологической составляющей. «В Украине уже было немало случаев, когда приватизированное предприятие затем доводилось до банкротства, — резюмировал Тарута. — Поэтому нам нужно поменять философию приватизации, а именно — продавать актив с высокими инвестиционными обязательствами. В случае невыполнения обязательств — реприватизация».

Все бы хорошо, но вот вопрос: почему он не «паровозил» подобную программу при президенте Януковиче, когда его позиции в бизнесе и связи с властью были куда прочнее нынешних? Не от того ли, что возможностей выбирать государственное предприятие для копеечной приватизации у него было гораздо больше?

Собственно, нынешний приватизационный список Кабмина не нов — эти объекты кочуют в перечне планируемых к продаже уже который год кряду. Пикантность ситуации в том, что распродавать их будут по новым правилам. В начале 2018 года парламент принял новый закон о приватизации госимущества. Согласно документу, теперь предприятия будут приватизировать двумя способами — на аукционах и конкурсах. Причем вводится механизм так называемого голландского аукциона, когда в процессе торгов цена не повышается, а, наоборот, снижается. И дисконт может составлять от 25% (если объект выставляется впервые) до 50% (при повторной продаже) от заявленной стоимости. Оговорены и сроки распродажи. В случае с большой приватизацией это не более 11 месяцев. То есть появился законный способ продавать госпредприятия быстро и дешево. А новые собственники получили гарантию того, что после смены власти результаты такой «экспресс-приватизации» не будут оспорены в судах, как это случалось ранее.

Главная интрига — кому отдадут лучшие государственные предприятия на таких «пригласительных» условиях. В пояснительной записке к проекту нового закона утверждалось, что основная цель изменения правил продажи гособъектов — привлечение стратегических западных инвесторов. Для этого власти намерены сделать процесс приватизации «максимально прозрачным и открыты». Способствовать этому должно внедрение института стратегических советников. Их определит специальная рабочая группа Кабмина. Такие советники будут закреплены за каждым крупным объектом. В их обязанности входит не только справедливая оценка предприятия, но и поиск потенциальных покупателей за границей (презентации, фокус-группы, переговоры с крупным бизнесом).

Однако уже здесь может таиться первый подвох приватизации по-новому, считает экономист Андрей Блинов. «Работа таких советников стоит недешево — речь может идти о миллионах долларов, так как будут привлекаться аудиторские компании. А оплачивать их услуги станут из бюджета, — отметил эксперт в интервью „Стране“. — Я не удивлюсь, если первые скандалы, вспыхнут именно вокруг таких советников. Тем более, что на их роль, наверняка, будут претендовать бывшие чиновники, которые ушли из госслужбы в частный бизнес».

Кстати, за первый квартал 2018 года в Украину поступило всего 300 млн долларов прямых иностранных инвестиций, что в 1,5 раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года, который также считался провальным. «То есть отношение иностранных инвесторов к нашей стране не только не улучшается, но и, наоборот, становится более настороженным», — констатировал Блинов.

Но даже возможность получить дорогого консультанта и дисконт не гарантирует, что иностранные покупатели выстроятся в очередь за украинскими предприятиями. «В прошлом году прямые иностранные инвестиции в Украину составили 2,2 млрд долларов. При этом 1,8 млрд было выведено за границу в качестве дивидендов. Это подтверждает, что у западных инвесторов весьма настороженное отношение к Украине», — пишет на своей странице в Facebook экономист, финансовый аналитик Алексей Кущ. По его словам, на приватизации госимущества заграничным покупателям реально выручить не более 10-20% от объема прямых иностранных инвестиций, то есть, всего 220-440 млн. долларов, что явно меньше, чем запланировано в бюджете на этот год (порядка 850 млн. долларов).

Если собрать воедино мнение противников приватизации, то, пожалуй, основным их доводом «против» является утверждение, что под видом иностранных инвесторов госпредприятия могут заполучить: 1) Приближенные к власти люди; 2) Представители РФ. Формально в новом законе о приватизации прописан запрет на продажу госсобственности резидентам «стран-агрессоров», то есть российскому бизнесу. В то же время нет прямых ограничений для офшорных компаний. Есть отлаженные схемы «маскировки» конечных бенефициаров через вполне респектабельные европейские офшоры. Тем более, что многие предприятия потенциально могут быть интересны исключительно представителям российского бизнеса или беглой отечественной элиты, имеющей связи в России.

Хотя теоретически возможно, что все контрприватизационные выпады экспертов всего лишь часть проплаченной программы конкурирующих элит. Несмотря на якобы «непривлекательность» украинских государственных объектов, европейцы торопят Порошенко. Глава представительства Евросоюза в Киеве Хьюг Мингарелли на брифинге 11 мая напомнил, что в Европе нетерпеливо ждут начала процесса и неплохо бы его ускорить. Правда, европейцев в первую очередь интересует приватизация сельхозземель.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему Украинский депутат призвал к отказу от сотрудничества с МВФ

В ЕС посоветовали Украине ускорить приватизацию госпредприятий

Украина рассчитывает получить от МВФ $2 млрд до июля