За что Трамп «обласкал» Мирзиеева

Узбекистан и США открыли «новую эру стратегического партнерства». Выбросит ли теперь Ташкент за борт Россию и Китай или продолжит соблюдать баланс интересов?


Портал ЦентрАзия даже иронически отметил, что президент США «назначил» узбекского лидера «любимой женой». © Фото с сайта whitehouse.gov

Президент США Дональд Трамп пытается поставить подножку ключевым игрокам в Центральной Азии — России, Китаю и Ирану. И помочь Вашингтону в этом деле, равно как и разочаровать его, может самый «хитрый» президент в ЦА — Шавкат Мирзиеев, возглавивший Узбекистан всего полтора года назад, но уже успевший «обскакать» на «внешней ниве» умудренного политическим опытом бессменного лидера Казахстана Нурсултана Назарбаева. Видимо, положительно сказывается «молодость» и суровая школа  Ислама Каримова.  

В конце прошлой недели Мирзиеев совершил свой первый официальный трехдневный визит в США — до него там побывал Назарбаев, что говорит о повышенном интересе американской администрации к Центральной Азии. Причин несколько, включая упомянутый выше вопрос влияния, Афганистан и наличие в регионе солидных углеводородных ресурсов. Американский вояж узбекского президента прошел на «ура». Портал ЦентрАзия пишет, что «Трамп обласкал Мирзиеева в Овальном кабинете». И иронически замечает: он «назначил» его своей «любимой женой».

По официальной информации, приветствуя гостя, Трамп подчеркнул, что Узбекистан является «важным государством и стратегическим партнером США», и что авторитет республики в регионе растет. «Для нас большая честь встречаться с вами в Белом доме», — сказал американский лидер. Мирзиеев в свою очередь отметил, что США последовательно поддерживают его страну, и после президентских выборов в Узбекистане отношения между двумя государствами поднялись на новый уровень. «Название принимаемого сегодня совместного заявления „Узбекистан и Соединенные Штаты Америки: начало новой эры стратегического партнерства“ говорит само за себя, свидетельствует о наших стремлениях, нацеленных на дальнюю перспективу», — подчеркнул он.

Кстати, Мирзиеев и Трамп встретились не впервые — ранее у них дважды состоялись контакты на полях различных международных форумов. Но что означает «начало новой эры стратегического партнерства»? Судя по подписанным в Вашингтоне документам, речь идет об «открытии» прежде закрытого для кого бы то ни было каримовского государства.

Впервые в истории двух стран достигнута договоренность о реализации пятилетнего плана военного взаимодействия — по нему Мирзиеев столковался, посетив Пентагон. Официальная информация о встрече с министром обороны США Джеймсом Мэттисом предельно скудная. Известно лишь, что после принятия Узбекистаном оборонной доктрины, он проявляет заинтересованность в расширении военно-технического сотрудничества с другими государствами, включая США — с ними ему также интересен «обмен опытом в сфере обороны и безопасности», о чем и шла речь в Пентагоне. Глава американского оборонного ведомства поддержал усилия Ташкента по стабилизации ситуации в Афганистане и подчеркнул важность принятия пятилетнего плана военного сотрудничества, который, по его словам, послужит укреплению мира. В чем заключается сотрудничество, не оглашается. Имея в виду амбицию Узбекистана доминировать в Центральной Азии и принимать «самостоятельные» решения, он, наверняка, пойдет дальше, чем Казахстан, открывший американцам свои порты Актау и Курык на Каспии для транзита военных грузов в Афганистан.

Строго говоря, поскольку Ташкент вышел из Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) во главе с Россией, руки у него развязаны, и теоретически он может действовать без оглядки на Москву. К тому же в своем выступлении на Генассамблее ООН Мирзиеев открытым текстом дал понять, что его страна отказывается от размещения иностранных военных баз на своей территории, а это означает, что она закрыта и для России. Распространиться ли это «общее правило» на США? И есть ли связь между сближением Казахстана и Узбекистана с Вашингтоном, а также насколько серьезно эти два государства стали дистанцироваться от РФ?

Ведь еще в апреле прошлого года, во время первого визита Мирзиеева в Москву, сложилось впечатление, что российско-узбекские отношения вошли в стадию военно-политического и экономического «ренессанса». Тогда узбекский лидер назвал итоги переговоров в Кремле «беспрецедентными». Во-первых, стороны договорились о реализации разнообразных проектов на сумму более 15 миллиардов долларов (с США проекты в разы дешевле, а с Китаем объем подписанных инвестиционных соглашений и контрактов только в мае прошлого года превысил 20 миллиардов долларов). Во-вторых, «Газпрому» удалось заключить с Узбекистаном длительный контракт на закупку 5 миллиардов кубометров газа ежегодно и продлить соглашение по разделу продукции с узбекского углеводородного месторождения Шахпахты.

В общем, областей для сотрудничества у сторон много, и главное — в оборонно-промышленном комплексе. Из Узбекистана уже поступили заявки на поставку российских вертолетов, боеприпасов, модернизацию и ремонт авиационной и бронетанковой техники. И вообще, Россия ввела «благоприятный режим» для Узбекистана, подразумевающий продажу ему российского оружия по той цене, по которой оно обходится армии РФ.

Не поспешила ли Москва «разлететься» к Ташкенту? Но Мирзиеев заверял, что отношения его страны с Россией «были, есть и будут стратегическим партнерством, союзничеством». После жесткой изоляционистской политики Каримова у Кремля, видимо, закружилась голова. Правда, Мирзиеев не обещал возвращения своей страны в ОДКБ, но Ташкент озвучил собственную заинтересованность в военной помощи России и в создании зоны свободной торговли с Евразийским экономическим союзом. Теперь Москве остается только вздыхать по покойному Каримову, изгнавшему американских военных с узбекской авиабазы «Ханабад», и молиться, чтобы с «попустительства» Мирзиеева они снова там не появились.

Между тем Узбекистан и США подписали внушительный пакет документов, хотя американские «щедроты» сильно уступают не бескорыстным российским. Так, структуры крупнейшей многоотраслевой американской корпорации General Electric и «Узбекэнерго» оформили соглашение о расширении сотрудничества в энергетической сфере и договорились о строительстве парогазового блока на Ташкентской ТЭС мощностью более 660 МВт на базе современной и высокопроизводительной газовой турбины. Пакет соглашений включает также торговлю, в том числе — газом и металлом, сферы строительства, юриспруденции, образования, культуры и т. д. А подконтрольный США Всемирный банк подписал с Узбекистаном кредитное соглашение на 940 миллионов долларов. Средства эти предназначены для финансирования четырех новых проектов в республике в области улучшения ситуации в различных сферах, включая энергоэффективность.

Кроме того, Международная финансовая корпорация (IFC), входящая в Группу ВБ, окажет Узбекистану содействие в привлечении частных инвесторов для финансирования, проектирования, строительства и эксплуатации солнечных электростанций. По предварительным данным, отрасль может рассчитывать в этом плане на 1 миллиард долларов.

В общем, очевидно, что Ташкент ищет «альтернативные» деньги и проекты для реформирования узбекской экономики, а также партнеров для обеспечения безопасности страны в контексте событий в Афганистане. И США, которые нацелились на усиление своего влияния в Центральной Азии, это очень даже устраивает. Тем более, что больших денег, как видим, они Ташкенту пока не обещают. Зато, если что пойдет «не так», Вашингтон всегда сможет взять узбеков на мушку — из-за «недостаточных» демократии и соблюдения прав человека. Пока эту тему поднимать невыгодно, поскольку в ближайшее время США не выведут свой воинский контингент из Афганистана, и им понадобятся и Узбекистан, и Казахстан.

Но плотное сближение с США для Узбекистана небезопасно: он может стать полигоном для сдерживания американцами влияния России и Китая в Центральной Азии. А это уже конфликт. Вопрос — сумеет ли Мирзиеев сохранить баланс интересов, чтобы дело не дошло до открытого противостояния мировых держав на его «поле»? Ведь сомнений в том, что Россия и Китай стратегически важны для всей Центральной Азии, включая Узбекистан, нет: в первую очередь — в контексте региональной безопасности. Поэтому безоговорочно доверять Штатам Мирзиееву не стоит. Надо думать, он достаточно хитер, чтобы не «отдаться» полностью никому, но при этом получать дивиденды ото всех, от кого только возможно.

Что касается «начала новой эры стратегического партнерства», Узбекистан, помимо получения российского вооружения, нацелен и на поставки американского. По официальным данным, перед визитом в Вашингтон Мирзиеев принял в Ташкенте главу Центрального командования вооруженных сил США генерала Джозефа Вотела. Стороны обсудили сотрудничество в военной сфере, вопросы обучения узбекских военнослужащих в учебных заведениях США и оснащение армии республики новыми видами военной техники. То есть переоснащение узбекской армии может происходить теперь за счет сотрудничества республики и с Россией, и с США.

Словом, главное сейчас, чтобы Мирзиеев не перехитрил самого себя с «балансом сил». От этого зависит не только безопасность Центральной Азии, но едва ли не всего постсоветского пространства и его соседей. Впрочем, с Путиным по возвращении из США он уже переговорил. Как сообщила пресс-служба Кремля, при этом была «подтверждена обоюдная заинтересованность в дальнейшем укреплении стратегического партнерства и сотрудничества».

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Кремль оценил условия США по новой ядерной сделке с Ираном

Президенты России и Узбекистана обменялись мнениями по международной тематике

Трамп и Мирзиеев обсуждают поставки американского оружия Узбекистану