Корея для нас это трамплин

О причинах резкой активизации российской дипломатии на пхеньянском направлении рассказывает востоковед Александр Воронцов.


Москва начала реализовывать собственный трехэтапный план решения ядерной проблемы КНДР. © Фото из личного архива

По итогам переговоров министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и лидера КНДР Ким Чен Ына стало известно, что в этом году может состояться встреча последнего не только с президентом США Дональдом Трампом, но и с российским президентом Владимиром Путиным. По словам пресс-секретаря главы РФ Дмитрия Пескова, «такая встреча может состояться, ее модальности и время будут дальше согласовываться по дипломатическим каналам».

О том, что в нынешних условиях заставило российскую дипломатию активизироваться на северокорейском направлении, обозревателю «Росбалта» рассказал член ученого совета Института востоковедения РАН, руководитель отдела Кореи и Монголии Александр Воронцов.

— На ваш взгляд, чем сейчас можно объяснить стремительно возросший интерес официальной России к северокорейской проблематике, кроме, разумеется, желания накануне встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына, вставить палки в колеса американцам?

 — Россия с Корейского полуострова никогда не уходила. Это одно из важных традиционных направлений нашей внешней политики. Объяснение этому простое. У нас и общая граница с КНДР — сухопутная и морская, и мы одно из немногих государств мира, которое имеет полноценные добрые отношения с обеими Кореями. Имеется достаточно активное экономическое сотрудничество РФ с обоими корейскими государствами. Понятно, что наше сотрудничество с Северной Кореей несоизмеримо с Южной, однако в КНДР у нас тоже имеются свои интересы.

— А какие это интересы?

 — Сейчас, конечно, санкции серьезно мешают реализации ряда экономических проектов, но как минимум лет двадцать у нас там продвигаются и реализуются три больших инфраструктурных проекта. Первый — это соединение железных дорог Севера и Юга Кореи с Транссибом. Сейчас эта тема вновь активизировалась в связи с приходом к руководству Южной Кореи новой администрации, настроенной на восстановление сотрудничества с Севером. Кроме того, это еще и прокладка газопровода из России в Южную Корею через территорию КНДР, а также проведение энергосетей из РФ на юг полуострова.

Причем часть железнодорожного проекта мы начали реализовывать, можно сказать, в одностороннем порядке. То есть заново построили железнодорожное полотно от нашей границы до северокорейского глубоководного незамерзающего порта Раджин, где РЖД взяло в аренду один из пирсов. Грузы туда уже поставляются, поезда ходят. Хотелось бы, конечно, гораздо большего, но неблагоприятная военно-политическая ситуация, санкции против КНДР этому активно мешают.

Вообще, мы рассматриваем Корейский полуостров, как своего рода мост, трамплин для нашего выдвижения в Тихоокеанский регион и развития наших собственных дальневосточных территорий. Военно-политическая часть нашего сотрудничества состоит в том, что мы кровно заинтересованы в мире и стабильности на Корейском полуострове, поскольку это интегральная часть безопасности наших дальневосточных границ.

Если представить себе самое ужасное — полномасштабную войну в Корее, да еще, не дай бог, с применением ядерного оружия, что было реальностью в конце прошлого года — то это катастрофически могло бы повлиять и на Россию, и в еще большей степени на Китай, поскольку у нас с КНДР общая граница составляет 17,5 км, а у Китая с ней — 1300 км. В случае же радиоактивного заражения в результате такой войны мы вообще можем потерять наш Дальний Восток как дееспособный экономический регион.

Фактически же сейчас реализуется российский трехэтапный план решения северокорейской проблемы…

— Что это за план?

 — По сути, сегодня реализуется его первый этап. Это призыв к конфликтующим сторонам — США, КНДР и Южной Корее — существенно снизить уровень военной активности с обеих сторон (испытания ракет, военно-морские маневры) и как можно быстрее перейти к переговорам между непосредственными участниками этих конфликтов — Пхеньян-Сеул, Пхеньян-Вашингтон.

Мы тоже хотим участвовать в этом процессе. Пока мы объективно остаемся в стороне от него, но по мере успешного продвижения по пути денуклеаризации Корейского полуострова (а это крайне сложная и очень многокомпонентная проблема), на каком-то этапе неизбежно возникнет потребность расширения формата этих переговоров и превращения его в многосторонний, поскольку эта проблема затрагивает интересы безопасности и экономики сопредельных стран и России, естественно, в том числе.

Лавров все это сейчас озвучил в Пхеньяне и сказал, что надеется, что на каком-то этапе шестисторонний переговорный процесс (переговоры КНР, США, РФ, Японии, КНДР и Южной Кореи по северокорейской ядерной проблеме, — «Росбалт») возобновится. Москва готова вносить в него свой посильный вклад, чтобы, на данном этапе, способствовать успешному проведению встречи Ким-Трамп, а также способствовать началу проведения переговоров по денуклеаризации Корейского полуострова, которые должны сопровождаться постепенным ослаблением санкционного режима и предоставлением гарантий безопасности Пхеньяну.

Последующие этапы этого процесса должны проходить уже в многостороннем формате. Так что нынешний визит Лаврова очень своевременен, уместен и полезен с точки зрения развития двусторонних (российско-северокорейских) отношений. Как я сказал, на начало нынешнего года Россия осталась, наверное, единственной страной мира, которая сохранила добрые, позитивные отношения с КНДР, несмотря на то, что мы добросовестно исполняем жесткие санкции, наложенные на Пхеньян резолюцией Совбеза ООН, которые активно мешают нашему двустороннему сотрудничеству.

— Вы довольно регулярно бываете в КНДР. Что там говорят о России и ее роли в идущих процессах?

 — Да, последний раз я там был в марте текущего года и надо сказать, что северяне стараются сосредоточиться не на проблемах, а на том позитиве, который сохраняется в наших двусторонних отношениях, что само по себе примечательно.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Асад пожелал посетить «дружественную Сирии» КНДР

КНДР предложила Южной Корее отпраздновать 18-летие исторического саммита

В КНДР сообщили о договоренности с Россией по поводу встречи лидеров стран