Иран не собирается уходить

По мнению Тегерана, «Хезболла» — равнозначный России участник сирийского урегулирования.


© СС0 Public Domain

Советник верховного лидера Ирана Али Хаменеи по международным делам Али Акбар Велаяти заявил, что иранские военные уйдут из Сирии только в случае, если их об этом попросит легитимное, по их мнению, правительство президента Башара Асада. Об этом Велаяти сказал на заседании дискуссионного клуба «Валдай», состоявшемся 13 июля в Москве.

Существенным моментом здесь является то, что Велаяти сделал это заявление на следующий день после его переговоров с президентом России Владимиром Путиным. В свою очередь за день до этого, 11 июля, российский лидер встречался с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху и обсуждал с ним ту же тему — вывод иранских вооруженных формирований из Сирии.

По данным агентства Reuters, израильский премьер на переговорах в Кремле потребовал следующее: «Мы не будем предпринимать никаких действий против режима Асада, а вы выкинете иранцев (из Сирии)». В свою очередь источник газеты «Коммерсант», близкий к переговорам, утверждает, что на них, по сути, обсуждалась сделка, которая, как можно понять по косвенным признакам и заявлениям, состоит в следующем: Израиль не будет мешать укреплению режима Асада и в частности идущей сейчас операции сирийских правительственных сил по взятию под контроль юга страны. В ответ на это иранцы должны отвести свои подразделения подальше от границ Израиля.

Дипломатические источники издания в российском МИДе отметили, что обсуждалась 80-километровая зона (от израильско-сирийской границы), свободная от иранских и проиранских сил.

Нетаньяху по итогам переговоров с Путиным выдал достаточно витиеватую фразу: «Позиция Израиля заключается в том, чтобы услышать американскую позицию» (по присутствию иранских сил в Сирии). Между тем, американская позиция в том виде, как ее неоднократно формулировал президент США Дональд Трамп, состоит в том, что Иран должен вывести все свои войска из Сирии. Из чего следует вывод, что отвод иранских сил и создание некой зоны, куда им будет вход запрещен, — это идея российская. Израиль же настаивает на том, «чтобы услышать американскую позицию», то есть вывести иранцев из Сирии полностью.

Напомним, что все эти интенсивные переговоры, связанные с сирийским урегулированием, проходят в преддверии первого полноценного российско-американского саммита, который должен состояться 16 июля в Хельсинки. Понятно, что главными темами для Путина на этих переговорах будет возможность отмены или хотя бы смягчения американских санкций в отношении России, введенных США за ее политику в отношении Украины. В свою очередь для Трампа главной сейчас является иранская тема. США и его ближайший союзник Израиль ставят вопрос о присутствии иранских войск в Сирии ребром.

Таким образом, можно предположить, что и в Вашингтоне, и в Тель-Авиве, и в Москве допускают некий размен — например, уход иранцев из Сирии под давлением Москвы в обмен на ослабление антироссийских американских санкций. Однако это лишь гипотеза и, возможно, чье-то пожелание.

Дело в том, что, по мнению всех компетентных в этой области экспертов, возможности влияния Москвы как на Тегеран, так и на Дамаск сильно преувеличены, причем не в последнюю очередь российской пропагандой. Это только из Москвы кажется, что Путин может позвонить Асаду и попросить его, чтобы тот, в свою очередь, потребовал от иранцев вывести свои подразделения. На деле Иран и финансируемые им проиранские шиитские формирования вроде «Хезболлы», воюя в Сирии «на земле», имеют гораздо больше рычагов давления на Дамаск, чем Москва. По мысли кремлевских стратегов, 80-километровая зона, начинающаяся от израильско-сирийской границы, очищенная от иранских формирований, могла бы стать неким компромиссом между Москвой, Тель-Авивом и Вашингтоном.

Однако, как видно из заявлений Нетаньяху, «санитарная зона» в Сирии рядом с границей Израиля — это не то, что его устраивает.

В свою очередь и Иран, судя по заявлению того же Велаяти, о котором было сказано в самом начале этой статьи, ни на какие компромиссы с Москвой по этому вопросу также не собирается идти. «Наше присутствие в Сирии — в полной координации с правительством Сирии, с правительством России. Иран, Россия, Сирия и „Хезболла“ — эти четыре элемента действуют в полной координации друг с другом», — заверил он на последнем заседании клуба «Валдай».

Заметим мимоходом, что тот факт, что помощник верховного лидера Ирана открыто поставил Россию в один ряд с «Хезболлой», признанной в большинстве западных стран террористической организацией, точно не усилит позиции Владимира Путина на переговорах с Дональдом Трампом, однако это в данном случае даже не самое главное.

Главное состоит в том, что иранцы не собираются обсуждать ни вопрос о каких-то там «зонах» в Сирии, куда им будет вход запрещен, ни тем более вопрос о полном выводе своих подразделений из этой страны. Велаяти в Москве, во время заседания «Валдайского» клуба, правда, обронил фразу о том, что «присутствие Ирана (в Сирии) не имеет никакого отношения к Израилю».

Если кто-то готов рассматривать эти слова как намек на некий компромисс, то уж точно этот «кто-то» сидит не в Вашингтоне и не в Тель-Авиве… А значит, даже одна из немногих теоретически возможных точек соприкосновения (сирийско-иранский вопрос), где могли бы попробовать поискать компромисс Путин и Трамп, скорее всего, окажется для обоих недостижимой. 

Александр Желенин


Ранее на тему Израиль пригрозил Ирану военными действиями «международной коалиции» в случае блокирования пролива

Турецкая Tupras частично подчинилась санкциям США в отношении Ирана