Саммит без прорывов

На переговорах в Хельсинки Владимир Путин предложил Дональду Трампу дружить спецслужбами.


© Фото с сайта www.kremlin.ru

Как и ожидалось, в ходе совместной пресс-конференции президентов США и РФ Дональда Трампа и Владимира Путина, проведенной ими по результатам их первого саммита в Хельсинки, прозвучало множество проходных, ничего не значащих фраз о мире и плодотворном сотрудничестве. Помимо этого, было сказано много пожеланий и взаимных комплиментов, однако каких-то принципиальных договоренностей достигнуто не было.

Строго говоря, это не стало неожиданностью. Большинство комментаторов и политиков прогнозировали подобное задолго до хельсинкского саммита. Так, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров намекал, что в Кремле от этой встречи ничего особо не ждут. По его словам, «успехом будет, если мы начнем нормально общаться». Собственно, так и произошло. Президенты «нормально пообщались». Больше того, даже нашли общий язык по некоторым вопросам, представляющим взаимный интерес, подтвердив в то же время расхождения по ряду других ключевых проблем международной жизни.

Между тем, еще перед началом двусторонних переговоров в Хельсинки Трамп на короткой, совместной с Путиным, пресс-конференции сразу же расставил приоритеты. Китайского лидера Си Цзиньпина американский президент назвал «нашим общим другом», в то время как о Евросоюзе высказался как о «противнике» США. Правда, оговорился, что только в экономической сфере.

Впрочем, слово не воробей, и европейцам, учитывая по факту начатую против них Трампом торговую войну, есть чего опасаться. Эти опасения в весьма дипломатичной, но достаточно прозрачной форме накануне российско-американского саммита выразила глава европейской дипломатии Федерика Могерини: «У нас (ЕС) есть ясное представление о том, кто наши друзья. Это США, и смена администрации не меняет дружбу. Я надеюсь, что и у американской администрации есть ясное представление о друзьях».

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, участвовавший в саммите в составе российской делегации наряду с Лавровым и помощником российского лидера Юрием Ушаковым, заранее оговорил темы, по которым компромисс с США невозможен — это выдача бывшего агента американских спецслужб Эдварда Сноудена и статус Крыма.

Впрочем, подобные оговорки были явно излишни. Еще четыре года назад, в мае 2014 года, предыдущий президент США Барак Обама фактически вывел вопрос Крыма за скобки любых переговоров. Все его заявления по российской политике по отношению к Украине уже тогда касались исключительно вопросов востока этой страны.

Что касается Крыма, то было понятно, что при любом президенте Соединенные Штаты будут проводить в отношении полуострова ту же политику, которой Америка в течение полувека придерживалась в отношении республик Прибалтики — де юре никогда не признавала их присоединение к Советскому Союзу в 1940 году, но отношения с Москвой при этом худо-бедно развивала. Соответственно-де юре США никогда не признают Крым российским, но отношения с РФ по другим направлениям могут развиваться.

Конечно, все помнят, что не так давно американский лидер, отвечая на вопрос журналиста, могут ли США признать Крым российским, ответил многозначительно: «Посмотрим» Однако Трамп, конечно, может смотреть куда угодно (не исключено даже, что он сам лично готов был бы пойти на такой шаг), однако в этом вопросе он связан по рукам и ногам Конгрессом и обязательствами перед ключевыми европейскими партнерами США.

Как следовало из слов Путина на пресс-конференции, расхождения между двумя лидерами по Крыму остаются непреодолимыми. Трамп говорит о незаконности присоединения Крыма к России, а для нас этот вопрос закрыт, мы считаем, что сделали это в соответствии с уставом ООН, с сожалением в голосе констатировал президент РФ.

Что касается «украинского кризиса» в целом, то Путин ожидаемо сказал, что мы «обратили внимание на важность добросовестной реализации Минских договоренностей. Соединенные Штаты могли бы решительнее настаивать на этом и настраивать украинское руководство на эту работу».

Трамп по этому поводу не проронил ни слова…

Зато на сотрудничестве в другой области Путин, судя по его словам и интонациям, возлагает большие надежды. «Контакты по линии спецслужб (двух стран) полезно перевести на системную основу», — сказал он.

Как и ожидалось, оба лидера немало времени уделили мирному урегулированию в Сирии. Однако и здесь обошлось без особой конкретики, были лишь общие благие пожелания.

Как уже неоднократно отмечал «Росбалт», одним из ключевых вопросов такого урегулирования сегодня является требование США и Израиля по выводу иранских и подконтрольных Тегерану шиитских подразделений вроде «Хезболлы» из Сирии.

Путин по поводу союзника России Ирана на пресс-конференции в Хельсинки не проронил ни слова. Он лишь сказал весьма размытую и малопонятную для непосвященных в ближневосточные дела фразу о том, что «вернуть спокойствие на Голаны, восстановить режим прекращения огня между Сирийской Арабской Республикой и Израилем, надежно обеспечить безопасность Государства Израиль» можно лишь «на основе резолюции № 338 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций». 

Между тем, суть этой фразы в следующем. Резолюция СБ ООН № 338 — это отсылка к другой резолюции Совета Безопасности — № 242 от 1967 года. В свою очередь эта резолюция давно служит яблоком раздора и толкуется Израилем и его противниками в исламском мире по-разному. Согласно трактовке Тель-Авива, она призывает еврейское государство вывести его войска со всех оккупированных им территорий, в том числе, и с сирийских Голанских высот.

Израиль же обуславливает вывод своих войск такой ситуацией, при которой ему будет гарантирована полная безопасность. Понятно, что в условиях официального непризнания права на существование еврейского государства рядом мусульманских стран, включая нынешние Сирию Башара Асада и теократический Иран, Израиль выводить свои войска с тех же Голан не собирается.

Таким образом, слова Путина, сказанные им на пресс-конференции в Хельсинки, означают, что сложная дипломатия нынешнего премьера Израиля Беньямина Нетаньяху, дважды за последние три месяца посещавшего Москву, закончилась фиаско. Требования США и Израиля вывести иранские и проиранские формирования из Сирии уперлись в совершенно нереалистичное предложение Путина к Израилю вывести его войска с Голан на основе спорной резолюции ООН 50-летней давности…

Между тем, Трамп по поводу Ирана на этой пресс-конференции высказался совершенно однозначно: «Я подчеркнул важность оказания давления на Иран, для того чтобы они приостановили свою кампанию насилия и ядерное стремление на Ближнем Востоке. Я сказал, что США не позволят, чтобы Иран воспользовался нашей успешной компанией против ИГИЛ (в Сирии и Ираке)».

Таким образом, как мы и прогнозировали, важнейший не только для нынешнего ближневосточного урегулирования, но и для американо-российских отношений вопрос о пребывании иранских войск в Сирии остался непреодолимым яблоком раздора между США и Россией. Можно даже сказать, что по результатам хельсинкского саммита стороны оказались от его решения даже дальше, чем до «исторической» встречи. И общие слова о том, как прекрасно научились взаимодействовать в Сирии российские и американские военные, этот факт никак не прикроют.

Не прозвучало никаких сенсаций и на тему вмешательства РФ в президентские выборы в США в 2016 году. Путин повторил по этому вопросу то, что он уже много раз говорил — российское государство здесь не причем, имея в виду, что если к этому и причастны те или иные граждане РФ, то все они выступали лишь в качестве частных лиц…

Трамп же, как и ожидалось, использовал этот вопрос и эту трибуну для того, чтобы в очередной раз свести старые счеты с демократами и лично с Хиллари Клинтон. Он вновь напомнил об исчезнувших тысячах электронных писем претендентки на Белый дом, а заодно публично обрушился на собственные спецслужбы, в частности, на ФБР.

«Я хочу увидеть сервер. Что произошло с 30 тысячами мэйлов Хиллари Клинтон? Это позор для ФБР!» — патетически воскликнул Трамп.

Также, как и ожидалось, камнем преткновения остался вопрос о строительства газопровода из России в Германию «Северный поток — 2». Как известно, канцлер ФРГ Ангела Меркель здесь является союзницей России и лоббирует его создание. «Не уверен, что это в лучших интересах Германии. Нет, но это их решение, и мы будем конкурировать», — сказал Трамп, имея в виду неизбежные поставки американского сжиженного газа в Федеративную республику.

Впрочем, Путин проявил готовность к компромиссу в этом вопросе. По его словам, «мы как крупнейшая нефтегазовая держава, а Соединенные Штаты тоже являются такой страной, могли бы конструктивно работать по регулированию международных рынков, потому что мы не заинтересованы в чрезвычайном падении цен ниже низшего предела. От этого будут страдать наши производители, кстати говоря, в том числе и в Соединенных Штатах, имея в виду сланцевые нефть и газ».

Под конец Путин произвел небольшую сенсацию, сказав, что Россия готова сохранить газовый транзит в Европу через территорию Украины, не уточнив, впрочем, условий такого решения.

Единственной глобальной темой, над которой стороны, будем надеяться, всерьез намерились работать сообща, стал вопрос пролонгации договора об ограничении стратегических вооружений. Что, впрочем, тоже не явилось сенсацией. В этом по экономическим причинам заинтересованы обе страны. Трамп напомнил, что два наших государства обладают 90% всего ядерного оружия, имеющегося на планете. «Это не очень хорошая вещь, поэтому нам надо делать все для того, чтобы улучшить наше положение по этому вопросу», — констатировал он.

Впрочем, и это уже было. Во время «холодной войны» США и СССР тоже заключали договора о контроле, ограничении и сокращении стратегических вооружений.

Александр Желенин


Ранее на тему Трамп считает, что его встреча с Путиным прошла лучше, чем саммит НАТО