На Украине «воров» взяли в «заложники» — до выборов

Громкие разоблачения вокруг проекта «Стена Яценюка» начались не для того, чтобы посадить «коррупционеров», а с целью их шантажа, считают эксперты.


«Независимые СМИ» Украины контролируются разными группами, а потому часто говорят правду — пусть и про «чужих». © CC0

Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ) сообщило об окончании следствия, касающегося скандального проекта «Стена» по обустройству украино-российской границы. НАБУ обвиняет восемь человек в завладении почти 17 млн гривен из средств госбюджета. Казалось бы — все отлично, ни один расхититель не уйдет от ответа, но украинские СМИ уверены в том, что под суд попадут лишь «исполнители», а имена тех, кто крышевал процесс, остались за кадром.

Как вообще все это началось? Впервые идею построить на границе с Россией стену и выкопать ров озвучил в июне 2014 года тогда еще губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский. В Кабмине идея  понравилась настолько, что уже в сентябре глава правительства Арсений Яценюк заявил о начале работ по обустройству границы и выделении под это мероприятие первых 100 млн гривен. «Мы начинаем проект «Стена». Это строительство реальной государственной границы между Украиной и Российской Федерацией», — отрапортовал он.

С этого момента Яценюк становится главным ньюсмейкером по «Стене», а проект ассоциируется именно с ним. Осенью неблагозвучное название меняют на пафосное «Европейский вал», подчеркивая тем самым, что Украина остается последним форпостом на пути проникновения «русского мира» в Европу. Тем более, что деньги на обустройство границы выделяли не только из бюджета, но и получали от ЕС, перейдя с вкладывания миллионов на принципиально новый уровень — на миллиарды.

А потом начались проблемы: смету проекта урезали с 8 до 4 млрд гривен, средства осваивались вяло, стройка тормозилась из-за погодных условий, а тут еще и возникли проблемы с фермерами — стена-вал пересекала пахотные земли. Перманентно ситуацию накаляли блогеры и журналисты, выкладывая в сеть фотографии, на которых было видно, что проект Яценюка реализуется черепашьими темпами и с низким качеством.

Строительство, приобретя очертания привычного долгостроя,  поменяло не только название, но и статус. «Сначала нам рассказывали, что «Стена» — это оборонный проект, потом он перешел в разряд инженерных, а его оборонная функция отпала. Минобороны даже не делало анализа его оборонных функций, сославшись на то, что для этого необходимо поручение Кабмина, — рассказала «Апострофу» нардеп от «Самопомочи» Елена Сотник, которая неоднократно атаковала депутатскими запросами НАБУ, СБУ, МВД и Минобороны с требованием разобраться, куда же уходят деньги, выделяемые на «Стену». — Зачем, например, нам тратить миллионы гривен на ров, который через год зальет водой, занесет снегом, и следа от него не останется?»

По словам Сотник, прежде чем вливать миллиарды в строительство «Стены», правительство обязано провести анализ проекта и понять, что строить и для чего. Впрочем,  рассчитывать, что такой анализ будет публичным, не приходится — большая часть информации по «Евровалу» является государственной тайной.

Но свою пиар-миссию проект выполнил в полной мере, однако обернувшись проблемами для собственных «родителей». В контексте интереса НАБУ к «Стене» уже отставленный, но влиятельный Яценюк и его команда получили серьезные репутационные потери. «Эта тема давно использовалась для дискредитации и противодействия «Народному фронту», — пишет в своем блоге политолог Петр Олещук. — Когда Яценюк был премьер-министром, эта тема была ключевой в контексте его критики, и «Стена» стала своеобразным символом всех коррупционных схем, которые ассоциировались с бывшим премьером. Теперь ее ассоциируют со всем «Фронтом».

Первыми нервы не выдержали у генпрокурора Юрия Луценко. ГПУ сообщила, что расследует дело о присвоении пограничниками и частными компаниями 100 млн гривен на строительстве «Стены». Позже к делу подключилось и НАБУ: следствие по проекту  началось 29 марта 2016-го. Через полтора года НАБУ задержало 7 человек  — высокопоставленных офицеров погранслужбы и директоров фирм-подрядчиков. Правда, по подсчетам бюро, на стене украли не 100, а всего-то 17 миллионов. «Игра на понижение» вызывает саркастическую усмешку у многих, особенно у предпринимателей, связанных с бюджетными заказами и прекрасно знакомых с размерами откатов. По мнению источника «Росбалта», регулярно выполняющего строительные подряды для МВД и Минобороны, «на строительстве «Стены» украли как минимум треть всего бюджета  и разговор о каких-то 17 миллионах смешон». Он считает, что масштаб хищений намерено занижен, а на «съедение» отдали незначительных персонажей этой истории, дабы отвести внимание от организаторов махинации и создать видимость борьбы с коррупцией.

Однако, «создавая видимость», НАБУ заподозрило пограничников еще и в закупке неэффективной техники для охраны госграницы — четырех бронемашин «Тритон», обошедшиеся бюджету в 59 млн, которые поставил  президентский завод «Ленинская кузня». Но на этом НАБУшники не остановились и нашли еще много чего, но  общественность больше заинтересовали не столько суммы хищений, а «направление», в котором течет «коррупционный ручей».

Схемы применялись стандартные: должностные лица в большинстве случаев подделывали акты выполнения работ, завышали цены услуг и стоимости стройматериалов, «раздували» сметы, таким образом направляя государственные средства в свой карман. Главный вопрос в том, что без благословения с самого верха это сделать было (впрочем, почему было — строительство продолжается) просто невозможно, а значит карман был не только свой, но и «большого дяди». А кто этот «дядя», следствие никак не может узнать. Или не хочет.

На помощь пришли СМИ. Журналисты, зачастую простимулированные «конкурирующими фирмами», порой нарывают пикантные подробности, из которых следует, что стоит обратить внимание на главу МВД Арсена Авакова. Руководство компаний, подозреваемое в растрате при строительстве «Стены», имеют связи со структурами, близкими к министру внутренних дел.

Приведем лишь несколько примеров. Согласно данным реестра юридических лиц, сейчас единственным учредителем фирмы «Констракшн групп интернешнл» является Игорь Морус. Но раньше вторым соучредителем был Александр Синчук — сын экс-прокурора Харьковской области Василия Синчука. Морус и Синчук-младший и сейчас являются партнерами в других бизнесах. Василий Синчук был прокурором Харьковщины  с 2004 по 2010 годы, тогда же областью «рулил» в качестве губернатора Арсен Аваков. В 2010 году Василий Синчук ушел в тень, но сразу после смены власти в результате Евромайдана он снова был назначен на ту же должность в тот же регион. А в августе 2014-го Синчук стал «прокурором Автономной Республики Крым» — в этом качестве он проработал до 2016 года. Пикантная деталь: заместителем Синчука был Назар Холодницкий, который сейчас возглавляет Специализированную антикоррупционную прокуратуру. Именно САП осуществляет контроль за всеми расследованиями НАБУ.

Также Игорь Морус владеет долей 66% в уставном капитале ООО «Офис компания», в которой директором работает некто Ярослав Голуб. Как пишет «Страна», тот же Голуб руководит компанией по управлению активами «Юником плюс». Она в свою очередь вместе с Андреем Перееденко является учредителем ООО «Бренд инвест». Перееденко — давний бизнес-партнер Авакова. В 2010 году он был председателем правления АО «Инвестор», где нынешний министр внутренних дел был крупнейшим акционером и председателем наблюдательного совета. Сейчас Перееденко возглавляет ООО «Бедж», где АО «Инвестор» принадлежит 50% уставного капитала. Именно «Бедж» в своей электронной декларации за 2015 год Аваков указал, как фирму, бенефициаром которой является его жена Инна.

Таким образом журналисты «намекают», что доказать связь «Констракшн групп интернешнл», которая «засветилась» в двух уголовных производствах по «Стене», с нынешним министром внутренних дел совсем несложно. Однако антикоррупционные органы, передавая в суд дела в отношении «пешек», упорно стараются не замечать этой связи. Почему?

Есть и еще один, далеко не маленький повод заподозрить Авакова в организации преступных схем. Руководство Госпогранслужбы, входящей в структуру МВД, по своему усмотрению и без проведения каких-либо тендеров выбирает себе подрядчиков, нарушая законодательство. Еще одно «почему».

Конкретных ответов на эти вопросы руководство антикоррупционных органов предпочитает не давать. Однако некоторые эксперты высказывают предположение, что САП и НАБУ собирают компромат на потенциальных претендентов на президентское кресло и парламентское большинство в год «больших» выборов. Доказательства, в данном случае выступающие в роли серьезных козырей, предъявят на финише президентской гонки. Другой вопрос — будут они использованы для шантажа или в целях наведения порядка в стране, наказания правонарушителей и восстановления справедливости.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему СМИ рассказали, как Янукович и его сподвижники переводили деньги через офшоры

СМИ: На Украине закрыли громкое «дело о рюкзаках», в котором фигурировал сын Авакова

Тимошенко: Украину убивает коррупция и неумелое руководство