Почему россияне пока могут не завидовать белорусам

Экономисты ВШЭ пришли к выводу, что реальные зарплаты жителей РФ меньше, чем у граждан «Синеокой республики». Те, узнав об этом, очень удивились.


При ближайшем рассмотрении выводы экспертов многим могут показаться странными. © Фото Николая Ульянова

Эксперты Института социальной политики Высшей школы экономики обнародовали спецвыпуск мониторинга «Межстрановые сопоставления заработных плат в 2011−2017 годах». Из анализа, в частности, следует, что реальные зарплаты в Белоруссии превысили показатели оплаты труда в России. Это, мягко говоря, не очень согласуется с тем, что в РФ пребывает, по разным оценкам, от 400 тыс. до 1 млн белорусских гастарбайтеров, а вот про россиян, ездящих на заработки в Синеокую, как-то и не слышно.

Кстати, и распространенный в России миф о том, что «в Белоруссии все дешево», именно мифом и является. Кто считает его истиной, просто не видел лица россиянина, впервые оказавшегося в магазине в Минске и обнаружившего совершенно московские ценники на все.

Вернемся к мониторингу ВШЭ. Его авторы сравнили зарплаты (в долларовом эквиваленте) в России, странах СНГ и Восточной Европы, а также Китае и Бразилии, проанализировав их с учетом паритета покупательной способности валют (ППС). Правда, данные взяли достаточно старые — использовали цифры Всемирного банка о ППС за 2011 год, а также курсы валют и уровень инфляции в изученных странах в следующие годы. Главный и весьма вывод исследования: российский уровень зарплаты выше, чем в странах СНГ — кроме Белоруссии. Как указывает ВШЭ, по итогам 2017 года среднемесячный размер зарплаты в России, рассчитанный по ППС, составляет $1640. А в Белоруссии она в прошлом годуякобы  достигла $1648.

Номинальная же заработная плата в России по-прежнему выше, чем в Белоруссии. По данным Росстата, в мае нынешнего года этот показатель в России составлял 43 550 рублей (около $686). В Белоруссии в мае, по данным Белстата, — 943,9 белорусских рубля (чуть больше $470).

Как показывают расчеты ВШЭ, в 2011—2014 годах Россия еще стабильно обгоняла Белоруссию по уровню зарплат, хотя разрыв постепенно сокращался — с $338 в 2011 году до $95 в 2014-м. В 2015 году белорусские зарплаты формально вырвались вперед: средняя зарплата по ППС в Белоруссии достигла $1556, тогда как в России — $1530. В 2016-м Россия «отыгралась» ($1561 против $1517), но год спустя Белоруссия опять вырвалась вперед, хотя и незначительно  — разрыв в $8.

Отметим, однако, что Александр Лукашенко уже ровно 10 лет в качестве «ближайшей» цели ставит перед правительством достижение средней номинальной зарплаты по стране в $500. В народе сегодня самый популярный мем — «всем папиццот». Но реально достичь такого уровня удавалось только в 2013—2014 годах — а потом доходы вновь упали.

Требования «кровь из носу надо выйти на уровень $500» в адрес министров из уст Лукашенко зазвучали в прошлом году, и в 2017-м в Белоруссии действительно был зафиксирован рост реальных зарплат, и достаточно впечатляющий — по данным «Белстата», он составил 7,5% к предыдущему году. Объясняется этот «успех» просто: под давлением исполкомов директора предприятий, чтобы показательно выполнить план по этому показателю, просто пускали на зарплату оборотные средства и брали банковские кредиты. До заветных «папиццот» в итоге так и не дотянули, но уже понятно, что эта попытка белорусской экономике «выйдет боком» уже в самое ближайшее время.

При подсчете любых доходов через паритет покупательноой способности принципиальный момент — уровень цен, то есть эта самая «покупательная способность» одного доллара. И тут добрые люди из ВШЭ просто использовали белорусскую государственную статистику по ценам. Которая имеет свои интересные особенности.

«В Белоруссии официально строится „социальное государство“ и потому присутствует жесткое государственное регулирование цен. Но оно не позволило бы развиваться бизнесу, даже в его белорусской форме (с доминированием государства), — объяснил „Росбалту“ белорусский экономист Андрей Аксенов. — Потому цены регулируются на определенный набор продуктов и товаров, т. н. „социально значимых“. А потом, когда идет официальный подсчет уровней цен, государственная статистика на первое место ставит „социально значимые“ товары, а цены на прочие — старается игнорировать. В результате в статистических отчетах — одни цифры цен, а в магазинах и на рынках — совсем другие».

Не случайно же не спадает интенсивность поездок белорусов «на закупки» в соседние Польшу и Литву — каждые выходные погранпереходы оказываются просто блокированы потоком машин. Простые бытовые подсчеты показывают: на $1 у своих европейских соседей белорусы могут купить примерно в два раза больше ширпотреба и продуктов, чем у себя дома. Даже туалетную бумагу везут из Польши. Кто не верит — добро пожаловать на погранпереход «Брузги».

Впрочем, даже официальные данные Белстата показывают: по итогам первого полугодия 2018-го Белоруссия вошла в тройку постсоветских стран с самым высоким ростом потребительских цен. По итогам шести месяцев они увеличились на 2,9%. На первых местах Узбекистан (+6,3%) и Украина (+4,4%). На уровне белорусской оказалась инфляция в Эстонии, ниже — в Казахстане, Латвии (по 2,6%), России (2,1%), Литве (1,6%), Молдове и Таджикистане (по 0,8%). Цены снизились в Кыргызстане (на 0,1%), Грузии (на 0,4%), Азербайджане (на 0,5%) и Армении (на 0,6%).

При этом в Белоруссии инфляция пока укладывается в установленные государством рамки. Согласно основным направлениям денежно-кредитной политики Республики Беларусь на 2018 год, потребительские цены должны увеличиться не более чем на 6%. В 2017 году они выросли на 4,6%. Но это, опять же, данные государственной статистики, и сами белорусы, слыша их, только грустно смеются.

«И в России, и в Белоруссии бедняком официально считают того, кто не может купить достаточно еды и одежды, — говорит Андрей Аксенов. — Но можно считать и по западной методике, по которой бедняк — это человек с однообразным рационом питания, без бытовой техники и без возможности поехать на отдых. Так что по европейским стандартам в Белоруссии каждый третий, получается, не живет, а бедствует».

Вообще, если самому посравнивать доходы и цены, скажем, в странах бывшей Речи Посполитой, то они окажутся совсем не такими, как в расчетах экспертов. Хороший пример — Украина, которая во всех рейтингах показывает ужасающе низкие размеры зарплат. На самом же деле, например, в Киеве они ненамного ниже, чем в Минске, — просто большая их часть выплачивается «в конверте», что в Белоруссии уже почти не практикуется. Зато цены в Киеве (особенно на продукты), без преувеличения, в разы ниже белорусских.

Вот и получается: зарплаты выше, а качество жизни — ниже. Белорусская модель «социального государства» — она такая.

Михаил Петровский


Ранее на тему У Лукашенко рассказали, о чем он говорил с Путиным

Эксперты: Реальные зарплаты в Белоруссии обогнали российские

Всемирный банк: Четверть украинцев живет за чертой бедности