Пашинян придумал, как всех «скрутить в бараний рог»

Сто дней правления нового премьера Армении увенчались объявлением улицы верховной властью и испорченными отношениями с РФ.


Пашинян никому не уступит своего кресла без борьбы — даже если парламент за него не проголосует. © Фото с сайта gov.am

По случаю ста дней пребывания в должности премьер-министра Армении и работы нового правительства Никол Пашинян решил отчитаться перед народом. География действа была выбрана оригинальная — на митинге, созванном им на ереванской Площади Республики. Возникает вопрос — почему на митинге? Вероятно, потому, что именно митинговая активность привела его к власти, и открытое пространство для него «органичнее», чем ограниченное. Кроме того, формат отчета не предполагает диалога с избирателями, что очень удобно: не надо отвечать на неудобные вопросы. А они, надо сказать, уже возникли в армянском обществе после спада революционной эйфории.

В общем, монолог без посторонних «примесей» Пашиняна устраивал больше. Не пришлось разъяснять, по какому принципу он формировал кабинет министров, в профессионализме которого многие стали сомневаться; отчего в республике место имеет выборочное правосудие; почему до сих пор правительство не представило внятной концепции экономического развития страны; по какой причине место имеет чехарда во внешней политике, в частности, в отношениях с Россией. А также: с какой стати армянские бизнесмены должны испрашивать разрешение у посла США в Армении, можно ли им вести дела с той или иной компанией Ирана; когда, наконец, состоятся внеочередные парламентские выборы и закончится «охота на ведьм». И сколько еще придется ждать создания новых рабочих мест, либерализации налогового законодательства, повышения пенсий с сегодняшних 85 долларов?

Зато Пашиняну никто не помешал сказать то, что он желал вдолбить в головы соотечественников. «Открытий» в его темпераментной речи было много, и преоригинальных. Так, теперь, оказывается, «верховным органом народной власти» является Площадь Республики. В стране уже нет ни коалиционного правительства, ни парламентского большинства — «прямое управление» ею осуществляет народ: «На практике это означает, что для принятия важнейших решений политической и экономической жизни мы должны всем народом собраться здесь, и он уполномочен разрешить или запретить то или иное действие».

Что же до внеочередных парламентских выборов, то здесь мнения народа не испросят: просто еще раз «исправят» Конституцию, измененную при экс-президенте Армении Серже Саргсяне. И если тот менял ее под себя, чтобы перевести Армению на парламентскую форму правления и сохранить статус первого лица уже в качестве премьера, Пашинян никому не уступит своего кресла — даже если парламент за него не проголосует. «Должны состояться внеочередные выборы. Конституция предлагает следующее: я должен подать в отставку. Если парламент дважды не изберет премьера, назначаются новые парламентские выборы. Они думают так: пусть он подаст в отставку, а мы быстро назначим своего премьера: кого — не скажу. … Поэтому мы намерены изменить Конституцию, чтобы внеочередные выборы можно было провести не только в случае отставки премьера, но и самороспуска парламента. Поправки должно внести Национальное собрание. … Мы это обеспечим», — заверил Пашинян.

Интересно, каким образом он намерен провернуть такой финт в условиях действующего парламента, в котором большинство мандатов все еще принадлежит (парадоксально, но факт) Республиканской партии, находящейся в оппозиции. Впрочем, вынудил же он ее утвердить его кандидатуру в качестве премьера. Значит, депутаты должны готовиться к новой волне психологического и иного террора: в республике завели моду сажать за решетку не согласных с Пашиняном политиков, хотя в революционные дни на той же Площади он чуть ли не клялся, что «охоты на ведьм» не будет. Кстати, недавно новой армянской власти об этом напомнил глава МИД России Сергей Лавров.

Но почему правящая партия все же утвердила кандидатуру Пашиняна? Расхожее мнение значительной части «продвинутых» армян — чтобы избежать гражданской войны, а при удобном случае взять реванш. Но теперь любая попытка инакомыслия квалифицируется «народной властью» именно как разжигание внутренней войны — затасканный, но легкий способ заткнуть рот оппонентам. Пашинян на своем стодневном митинге не упустил такую возможность: заявил, что Служба национальной безопасности займется всеми, кто угрожает Армении гражданской войной. А под такую категорию граждан можно подвести при желании едва ли не каждого. Оппоненты, конечно, ответили Пашиняну, о чем будет сказано ниже.

Вернемся к «отчету» на площади. Все ждали от Пашиняна повествования, что ему и новому правительству удалось сделать за сто дней своей работы. Как оказалось, всего за три месяца с хвостиком страна вступила в этап «экономических побед». А именно: за обозреваемый период кредитный портфель армянских банков увеличился на 99 миллиардов драмов, а вклады — на 118 миллиардов (приблизительно 250 миллионов долларов). Пашинян полагает, что увеличение вкладов говорит о том, что у граждан Армении и представителей диаспоры «есть уверенность в будущем экономическом росте».

В первом постреволюционном месяце — июне, оказывается, «зарегистрирован 9,6%-й рост экономической активности». По положению на 1 августа, из Армении экспортировано столько же фруктов и овощей, сколько за весь прошлый год. Доволен премьер и уровнем сбора налогов — за последние три месяца их рост, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составил 28,8 миллиардов драмов.

Сенсацией стало заявление премьера-трибуна, в соответствии с которым «все монополии были уничтожены в первые 45 минут нашего правления». И что в Армении больше нет коррупции. Правда, с оговоркой — «среди высокопоставленных чиновников в правительстве».
Говоря о коррупции и о России.  По словам Пашиняна, прежние власти давали понять, что имеющиеся в Армении «негативные явления якобы связаны с Россией или другими внешнеполитическими игроками», и что будто бы они «не позволяют им быть не коррумпированными». «И сегодня, — сказал он, — по пути в тюрьму они звонят в Россию и заявляют, что на самом деле борьба с коррупцией — против них (то есть россиян — прим. автора)». Народный премьер Армении присоветовал: «Зря не звоните. Это вас не спасет. В Москве, как и в Ереване, нет наивных людей». Последнее, впрочем, спорно.

В продолжение российской тематики. По его словам, «смешно говорить» о плохих отношениях между РФ и Арменией. В доказательство сказанному он привел тот факт, что дважды встречался и трижды созванивался с президентом Владимиром Путиным. Пашинян заверил, что отношения с Россией будут улучшаться, углубляться и вообще выйдут на новый уровень.

Тут уместно было бы поинтересоваться у армянского премьера причиной, по которой в Ереване на днях устроили настоящий погром в офисе дочки РЖД — ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога». Ночью с обыском ворвались сотрудники Комитета госдоходов, «лица в масках». Их «подстраховывал» спецназ. Из компании, управляющей активами и железнодорожной инфраструктурой Армении, изъята документация. Перерыты личные вещи сотрудников. «Широкой общественности» причин этого маски-шоу так и не разъяснили. А до того правительство республики постановило вернуть себе в управление ЗАО «Высоковольтные линии Армении», находящееся в управлении российской компании «Ташир групп» сроком на 25 лет. Кстати, возглавляет ее уроженец Армении. Но, видимо, «неправильный».

Пашинян, без устали твердящий о приверженности курсу стратегического партнерства и союзничества с Россией, вероятно, все же не определился за истекшие сто дней. Чего стоит одна только «злая шутка» с арестом генсека ОДКБ (представителя Армении) Юрия Хачатурова, дискредитировавшая эту организацию и, в первую очередь, Россию как ведущего центра силы. Щелчок по носу был дан Москве и участием члена ОДКБ — Армении — в военных учениях, проведенных в Грузии под эгидой НАТО. А вот американский посол, взявшийся курировать армяно-иранские торгово-экономические отношения, не получил щелчка ни по одному месту. Неудивительно, если Иран сочтет, что ближайший сосед, друг и партнер, которому он вместе с Грузией помог выжить в жесточайшие годы блокады, попросту его сдал.

И снова митинг. В ходе стодневного раздумья армянские власти сообразили, как же еще больше скрутить в бараний рог тех, кого они не считают «своими» — например, судебную власть: Пашинян озвучил необходимость создания в стране органов переходного правосудия, потому как «недоверие к судебным структурам очень глубокое», и значительная часть судей обслуживает интересы коррумпированных кругов. Под таковыми подразумеваются едва ли не все и во всех ветвях власти и бизнесе, имевшие «несчастье» работать в дореволюционное время. Юристы взвыли: нашлись смельчаки, предупредившие об уголовной ответственности в случае нарушения норм Конституции в процессе введения переходного правосудия, для которого в Армении сейчас нет правовых оснований, и которые могут быть квалифицированы как свержение конституционного строя.

Пашинян призвал «все армянство» вложить инвестиции в развитие республики. Найдутся ли такие отважные (или глупцы?) в условиях крайней неадекватности армянской власти той ситуации и тем вызовам, перед которыми находится сейчас страна? Прежняя власть, разумеется, не была образцово-показательной, более того, она грешила часто, много, грязно и в разных направлениях. При этом, однако, отличалась некоторой предсказуемостью и соблюдением некоторых правил игры, хотя и порочных с точки зрения закона, политической и деловой этики цивилизованных сообществ.

В данном материале обильно цитировался новый премьер Пашинян — дадим слово и его оппонентам. По мнению вице-спикера парламента Эдуарда Шармазанова (его приводит Sputnik), «Сто дней премьерства Никола Пашиняна показали, что в Армении не правительство, а „ревком“. Пашинян управляет страной методами большевиков. Как во внешней политике, так и во внутренней, он очень четко продемонстрировал, как можно в сжатые сроки испортить то, что выстраивалось годами. … Даже в период первого президента … не было такого террора, такой жестокой политической расправы с оппонентами». Сто дней премьерства Пашиняна, подчеркнул политик, раскололо общество на революционеров и контрреволюционеров.

Что касается внешней политики: в то время как соседний Азербайджан укрепляет отношения с Россией, Армения их целенаправленно ухудшает. От «западного направления» он ожидал инвестиций и «мигрантского бума», но «где же результаты? Сам премьер едет в Брюссель и упрекает европейских коллег в том, что они не дают ему побольше денег».

Припомнил вице-спикер Пашиняну и историю с освобождением членов вооруженной группы «Сасна црер», захватившей два года назад заложников в полку полиции в Ереване. По словам Шармазанова, эти люди убили трех полицейских, направили оружие против государства, но вскоре оказались на свободе.

В распространенном им заявлении он также прокомментировал митинг премьера по поводу «стодневки»: «Это был не отчет о сделанном и не сделанном, а шквал угроз всем, кто посмеет иметь отличное от него мнение, провозглашенное им абсолютной истиной». Более того, Пашинян творит то, за что критиковал прежнюю власть — готовится изменить Конституцию для сохранения власти собственной.

«Не пытайтесь угрожать государственным институтам, депутатам, судьям, гражданам, имеющим иную точку зрения, не пытайтесь попирать закон и государство», — предостерег он. Вице-спикер также обвинил власть в попытке разрушения национальных и христианских ценностей, нападках на традиционную семью и Армянскую апостольскую церковь; в пропаганде разврата, поощрения терроризма и т. д. «Господин Пашинян, спустя сто дней я подтверждаю свою точку зрения: вы не можете быть ни премьер-министром Армении, ни, тем более, верховным главнокомандующим», — резюмировал политик.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему СМИ: Республиканская партия Армении настраивает европейских политиков против Пашиняна

Пашинян объявил о намерении изменить конституцию Армении, чтобы избежать отставки перед досрочными выборами

Путин и Пашинян обсудили взаимодействие в рамках ОДКБ