Кто после Меркель?

Угроза проведения досрочных выборов в Германии, которые приведут к власти ультраправых, пока еще невелика, полагают эксперты.


После 1933 года немецкая элита многому научилась и сегодня не поставит на крайних. © Фото с сайта instagram.com/bundeskanzlerin

Недавний опрос, проведенный социологическим институтом Insa, показал, что 47 процентов немецких граждан выступают за проведение досрочных парламентских выборов, в то время как против этого — только 29 процентов. При этом 56 процентов немцев высказались за уход со своего поста канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

По данным другого опроса, проведенного по заказу телерадиовещательной ассоциации ARD социологическим институтом Infratest dimap, крайне правая «Альтернатива для Германии» (АдГ) в случае проведения выборов в ближайшее воскресенье получила бы 18 процентов голосов, что на один процент больше социал-демократов (СДПГ), которые оказались бы лишь третьими.

Иначе говоря, АдГ впервые с момента своего появления пять лет назад стала бы второй по значению политической силой в Германии после блока Христианско-демократического союза и баварского Христианско-социального союза (ХДС/ХСС), который в этом случае мог бы рассчитывать лишь на 28% голосов избирателей (его худший результат за последние двадцать с лишним лет).

Соответствующие соцопросы были проведены после скандала с бывшим главой Федерального ведомства по охране конституции Хансом-Георгом Маасеном. Руководство правящей «большой коалиции» (в которую входят ХДС/ХСС и СДПГ) на днях сняло с его должности за то, что он передал АдГ видео, на которой видно, как ультраправые молодчики нападают на иммигрантов на улице и подверг сомнению подлинность этой записи. Маасен заявил, что речь идет о «целенаправленной дезинформации, чтобы отвлечь общественность от убийства в Хемнице», совершенного по предварительным данным кем-то из иностранцев.

Поднявшаяся после этого в Германии волна общественного возмущения привела к тому, что руководители ХДС/ХСС и СДПГ перевели Маасена «на другую работу», назначив его фактически заместителем министра внутренних дел с зарплатой даже большей, чем та, что он получал на должности руководителя ведомства по охране конституции.

Такое «увольнение» федерального чиновника, заподозренного в симпатиях к ультраправым, да еще с повышением в окладе, еще больше возмутило немецкую общественность и в итоге лидеры «большой тройки» немецких партий перевели его на позицию специального советника по европейским и национальным вопросам в министерство внутренних дел. Эта должность, как сообщил его начальник и однопартиец, глава МВД ФРГ и лидер Христианско-социального Союза (ХСС) Хорст Зеехофер, будет соответствовать лишь должности главы руководителя отдела с зарплатой, не превышающей прежнюю.

Тем не менее, все эти события вновь заставляют задаваться рядом вопросов. А именно: насколько велика вероятность развала правящей «большой коалиции», проведения досрочных выборов в Бундестаг? К чему приведут внутренние противоречия в блоке ХДС/ХСС? А главное, насколько опасно усиление в стране крайне правых в лице АдГ? Впрочем, большинство экспертов, которым задал эти вопросы обозреватель «Росбалта», считают, что новые выборы сейчас не выгодны ни одной из больших партий. Вероятность прихода к власти в Германии ультраправых они оценивают еще ниже.

Заместитель руководителя Центра германских исследований Института Европы РАН Екатерина Тимошенкова считает, что данные опросов, по которым ХДС/ХСС и СДПГ вместе пользуются поддержкой лишь 45% населения, а АдГ занимает второе место, «свидетельствует о кризисной ситуации, которая сложилась в Германии». Однако, продолжает она, нечто подобное уже случалось прежде. По ее мнению, нынешний кризис связан «даже не столько с событиями в Хемнице, сколько с отставкой Маасена».

Несмотря на это, говорит Тимошенкова, «когда социал-демократы требовали отставки Маасена, они ясно дали понять, что этот вопрос не должен стать причиной распада коалиции. Поэтому и было принято компромиссное решение по этому вопросу». Эксперт подчеркивает, что основная задача в этой ситуации, «как для Меркель, так и для социал-демократов, состояла именно в том, чтобы избежать новых выборов».

По большому счету, считает Тимошенкова, нынешняя «большая коалиция» с момента ее образования была обречена на кризисы и землетрясения разной степени». Однако, по ее словам, как минимум до 14 октября, когда должны пройти выборы в Баварии, «никаких резких решений приниматься не должно, потому что все эти кризисы и конфликты играют на руку АдГ».

Если же подобные скандалы «будут раздуваться и дальше, то нас могут ждать неожиданные результаты выборов в Баварии, где «Альтернатива» может набрать гораздо больше, чем сейчас», — говорит Тимошенкова. По ее мнению, правящая в Баварии ХСС осознает сейчас исходящую со стороны АдГ опасность для своего положения и поэтому старается проводить более правую политику, особенно в отношении мигрантов.

Политолог и социолог Утэ Вайнман считает, что члены партий, входящие в правящую коалицию Германии, включая ХДС, ХСС и социал-демократов, «будут прикладывать все усилия для того, чтобы этого (новых выборов) не случилось», и коалиция не распалась, поскольку это «в ущерб всем». «Поэтому они будут сейчас искать варианты для сглаживания возможных конфликтов», — говорит она.

Что касается возможных результатов АдГ в случае проведения досрочных выборов, то Вайнман считает, что эта партия вряд ли сможет претендовать на второе место по числу голосов, даже несмотря на результаты недавних социологических опросов. Эксперт говорит, что не следует слишком доверять этим данным. «Да, Меркель критикуют, да, сейчас есть проблема. Но одно дело — опросы, другое дело — выборы. Обычно (их результаты) не совпадают, и я не думаю, что АдГ получила бы второе место», — говорит Вайнман.

Социолог и публицист Игорь Эйдман также считает, что сценарий распада правящей коалиции и новых выборов в парламент Германии «пока нереалистичен». «Немецкая политическая традиция достаточно консервативна, а политическая система вполне стабильна. Это не Италия 70-х годов XX века, где правительства менялись чуть ли не каждый месяц», — говорит он.

И хотя эксперт признает, что политический кризис в стране сейчас существует, тем не менее, он не думает, что «кто-то из участников правящей коалиции пойдет сегодня на какие-то радикальные шаги». По мнению Эйдмана, «им это совсем не выгодно, потому что, согласно опросам, АдГ сейчас может получить больше голосов, чем раньше, а участники коалиции — меньше, тем более что противоречий между ХДС Меркель и социал-демократами сейчас не видно».

Социолог отмечает, что есть противоречия «внутри маленькой коалиции — ХДС/ХСС, но ее развал все равно вряд ли произойдет». «Этому союзу уже несколько десятилетий и его распад был бы тектоническим разломом для Германии», — отмечает он.

Что касается роста влияния АдГ и аналогий с 1933 годом, когда в Германии на демократических выборах к власти пришли национал-социалисты, то Эйдман говорит, что при всем его «крайне негативном отношении к первым, «Альтернатива для Германии» — это все-таки не НСДАП. В АдГ, безусловно, есть нацисты, но это скорее аналог австрийской Партии свободы — правые популисты с мощным антимигрантским фоном».

Кроме того, считает социолог, «с 1933 года немецкая элита, та самая финансово-промышленная олигархия и аристократия, которая и привела тогда Гитлера к власти, многому научилась. Нынешняя немецкая элита сегодня не поставит на крайних». В связи с этим, уверен Эйдман, «у АдГ сегодня ноль шансов для того, чтобы победить на выборах. Да, это раздражитель в Германии. Именно из-за ее нацистского прошлого, здесь особенно острое отношение к любым националистам, и поэтому умеренные в лице христианских демократов и даже баварской ХСС не пойдут на коалицию с АдГ».

Александр Желенин


Ранее на тему Праворадикалы из «Альтернативы для Германии» получили места в парламенте Баварии

Меркель признала ошибку с повышением главы спецслужбы

Меркель проигнорировала приветствие Мэй