Балканы на грани взрыва

В Македонии проблемы с референдумом о переименовании страны, а Сербия готова воевать с Косово и при этом просит Россию о помощи.


Балканский полуостров, который лишь не так давно окончательно пришел в себя после войн конца 1990-х годов, снова лихорадит. © Фото Николая Ульянова

Сербы готовы силой защищать свои права в северной части Косово. Это ответ на провокационную поездку косовского президента Хашима Тачи на территорию, контролируемую Сербией. В сопровождении спецназа он посетил ГЭС «Газиводе», 15 минут покатавшись на моторном катере по одноименному водохранилищу, которое до сих пор является частью энергосистемы Сербии, а не Косова.

Ответом на эту акцию стало приведение сербской армии в боевую готовность. Находящимся в регионе войскам НАТО тоже сыграна тревога — теперь они стоят на разделительной линии между северным «сербским» Косово и территорией Республики Косово, населенной преимущественно албанцами. В качестве независимого государства она признана лишь частью стран, при этом, конечно, не самой Сербией и не Россией.

В этой ситуации Москва считает допустимым проведение совместных с Белградом военных учений. Возможна и другая помощь — если Сербия за ней обратится, заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. В свою очередь сербский президент Александр Вучич сообщил, что 2 октября приедет т в Москву, где действительно будет обсуждать возможное содействие России в решении возникшей проблемы.

Россия вообще в последние месяцы очень активно ведет себя на Балканах. Совсем недавно, 21 сентября, министр иностранных дел Сергей Лавров посещал Боснию и Герцеговину. Это еще один потенциально взрывоопасный регион, разделенный на три части — хорватскую, мусульманскую (они тесно сотрудничают) и сербскую. При этом Москва активно заигрывает с Республикой Сербской, являющейся частью боснийской федерации. Визит российского министра вряд ли случайно совпал с пиком предвыборной кампании в Боснии и Герцеговине, где седьмого октября пройдут выборы в президиум (управляющий орган федерации) и нижнюю палату парламента.

Не стоит забывать и о еще одной небольшой бывшей югославской республике — Македонии. Собственно, именно так она сегодня и называется официально: «Бывшая югославская республика Македония», поскольку Греция уже не первое десятилетие блокирует ее полноценный прием в ООН и другие международные организации. В Афинах опасаются, что если македонцам разрешить называть свою страну именно «Македонией», то они станут претендовать на часть греческой территории, на которой расположен одноименный регион.

Сейчас власти в Скопье практически договорились с греками о переименовании. Против был только македонский президент Георге Иванов — большой друг России. Такой же, кстати, как и главы Республики Сербской Милорад Додик и Сербии Александр Вучич.

Референдум об одобрении достигнутого с Грецией соглашения и превращении бывшей югославской республики в «Северную Македонию» прошел 30 сентября, причем 90% проголосовавших переименование поддержали. Одна проблема — явка едва превысила 30% при том, что нужно было 50%. Так что референдум пришлось признать несостоявшимся.

Это не помешало македонскому премьеру страны Зорану Заеву, фактический автору соглашения и лидеру коалиции «Выйди (на голосование) „За“ европейскую Македонию» назвать референдум успешным. Он пообещал, что парламент в ближайшее время проголосует за решение о переименовании, что позволит стране уже под именем Северная Македония подать заявки в ЕС и НАТО.

Это заявление явно очень не нравится Кремлю. По версии греческих властей, Москва уже пыталась повлиять на бывшую югославскую республику и позицию официальных Афин. Это делалось по неформальным каналам и закончилось высылкой из Греции нескольких российских дипломатов за деятельность, несовместимую с их статусом.

Таким образом, Россия активно участвует в жизни балканских государств, не стесняясь вмешиваться иногда и в их внутренние дела или, как в случае с Сербией, даже намекать на прямую помощь в случае военного конфликта. Членами НАТО в регионе в настоящий момент являются только Греция, Болгария, Хорватия (все в Евросоюзе) и Черногория, в которой, по мнению местных властей, накануне присоединения республики к Североатлантическому альянсу в июне 2017 года российская агентура пыталась осуществить попытку государственного переворота.

Возможное вступление в ЕС и НАТО остальных балканских стран тревожит Москву, и она не скрывает желания этому помешать. Кремль в последнее время установил очень теплые партнерские отношения с властями Словении и Хорватии. Традиционно россияне дружны со многими политиками в Сербии, сербской части Боснии, Македонии, Болгарии, а также Греции, хотя с последней отношения в 2018 году стремительно ухудшались.

Так или иначе, влияние Москвы очевидно велико и оно может быть направлено на дестабилизацию ситуации на Балканах в целом, если к российской точке зрения не станут прислушиваться.

Конституционный кризис в Македонии, который возможен после референдума, раздел Боснии и Герцеговины, угроза военных действий между Сербией и Косово — это еще не полный список тлеющих (или уже искрящих) конфликтов на Балканах. Вопрос в том, хочет и Москва «взрывать ситуацию» или пока она готова довольствоваться своим влиянием как аргументом, играя в «геополитическое противостояние» с ЕС, НАТО и США.

Иван Преображенский


Ранее на тему СМИ: Борьба между НАТО и Россией активизировалась на Балканах

Армия Хорватии продолжит участие в миссиях НАТО в 2019—2020 годах

В Сербии заявили о нежелании вступать в НАТО