Кто хочет «подорвать» Порошенко?

По оценкам экспертов, за три года на складах ВСУ уничтожено в 1,5 раза больше боеприпасов, чем использовано в Донбассе. Возможно, это диверсия, но против кого?


О «российских диверсантах» на этот раз говорят с не очень большим энтузиазмом. © Фото с сайта mil.gov.ua

На Украине снова взрываются снаряды в горящих (подожженных?) артиллерийских хранилищах, эвакуируются жители, работают группы по разминированию и спасатели. Пожар на военных складах в Черниговской области начался в ночь на 9 октября. Детонация боеприпасов заставила 20 тысяч жителей города Ичня и его предместий покинуть свои дома. Всего зона взрывов протянулась на 30 километров.
Эта новость, по всей вероятности, осталась бы незамеченной большинством россиян, если бы на пожарище снова не обнаружили «след Кремля». Власти страны сразу начали выяснять не «что горит?» и каковы могут быть последствия, а «почему горит?». То есть, как всегда, решали, кого назначить виновным.

К вечеру первого дня пожара практически все украинские силовики синхронно заявили, что основная версия ЧП на складах — это диверсия. Однако единственное уголовное дело, которое возбуждено на данный момент, — о халатности. Тем не менее слова о диверсии звучали из Минобороны, Генпрокуратуры и комитета Рады по нацбезопасности. Главный аргумент — четыре практически одновременных взрыва с разных сторон арсенала. Это, по версии военных, говорит о намеренном поджоге. Таким образом, власть поначалу пошла по старой схеме — возложить ответственность на «русских диверсантов».

В соцсетях заявление об очередной диверсии на военном складе вызвало скепсис: ведь ранее, при пожарах на других складах, подобные версии тоже были главными, но потом не подтверждались. Эксперты отмечают, что при угрозе атак, склады должны охраняться с особой тщательностью, но этого почему-то не происходит, а ведь ЧП случилось через год после аналогичного в Калиновке Винницкой области. Эта цепочка загадочных взрывов рождает массу вопросов. Один из них — о полной беспомощности и некомпетентности военного руководства страны. Особенно «смешно» это выглядит на фоне рекордных за всю независимость тратах на оборону.

Впрочем, предположение о «вмешательстве» критики власти полностью не исключают из списка причин возгорания, однако допускают, что оно может быть не только внешним: на Украине есть кому желать, чтобы там все сгорело дотла и точный подсчет количества боеприпасов стал невозможным. Политолог Руслан Бортник считает, что диверсия вполне возможна, но открытым остается вопрос: кем она была организована, с какой целью, «была ли она внешней или внутренней». «Череда таких событий подталкивает к тому, что кому-то выгодно, чтобы склады взрывались.  Скорее всего, это выгодно людям, которые управляют этим хозяйством, — комментирует происшествие эксперт „Стране“. — В любом случае, когда взрыв на складах происходит за последние три года пятый раз, во всем этом виновно военное руководство и власть, неспособная сохранить государственное имущество».

Политолог Андрей Золотарев более категоричен: «С одной стороны, это могут быть нарушения правил хранения боеприпасов и порядка несения службы, — написал он в Facebook. — С другой стороны, это может быть прикрытием неких махинаций и хищений. И только на третье место можно поставить версию с диверсией».

С оглашением цифр по количеству боеприпасов под Ичней также вышел казус. На брифинге Минобороны журналистам отказались давать информацию, сколько боеприпасов хранится в арсенале № 6, ссылаясь на гостайну и попрекая журналистов чуть ли не в работе на иностранные разведки. При этом ГосЧС спокойно опубликовало пресс-релиз, в котором заявило, что под Ичней хранится 88 тысяч тонн боеприпасов. Потом «внес ясность» в этот вопрос глава комитета по безопасности и обороне Рады Сергей Пашинский. «60 тысяч тонн в Ичне под открытым небом», — заявил депутат.

Складывается впечатление, что власти Украины либо не знают, сколько снарядов рвется под Ичней, либо скрывают реальное положение дел. Вдобавок к этому — совершенно не умеют хранить закрытую информацию. Пока Минобороны секретничает, остальные ведомства и спикеры спокойно раскрывают цифры. При этом официально в МО заявили, что на этих складах нет ни ракет, ни боеприпасов для РСЗО. Однако есть резоны усомниться в словах замначальника Генштаба Родиона Тимошенко, по утверждению которого, на складе больше стрелкового оружия и «элементов боеприпасов». Во-первых, зона эвакуации с севера на юг составляет не менее 25, а то и 30 километров. Это означает, что разлет «осколков» очень велик. Во-вторых, жители Ични публикуют в соцсетях фото, на которых виден снаряд, похожий на ракету от «Града».

Что в Ичне рвется «дефицит», отмечает и нардеп Антон Геращенко, подчеркивая крайнюю серьезность ситуации. «Трагедия в том, что Украина в очередной раз потеряет боеприпасы — запас, который стоит сотни миллионов долларов, и которые в Украине не производятся. Там сейчас взрываются дефицитные снаряды к 122-миллиметровым гаубицам, снаряды для реактивных систем „Град“. Это то, что на Украине не производится», — сказал Геращенко в эфире одного из телеканалов.

Руслан Бортник пытается конкретизировать цифры, уничтоженного пожарами. «По самым скромным оценкам, за последние три года боеприпасов взорвалось на сумму 30 и более миллиардов гривен. То есть боеприпасов взрывалось в 1,5 раза больше, чем было использовано на Донбассе. 30 миллиардов гривен тратится ежегодно на проведение ООС на Донбассе. То есть, по большому счету, взорвался один военный бюджет Украины», — написал политолог в своем блоге.

Нужно отметить, что на Украине к пожарам на артскладах привыкли и уже им не удивляются, но только в нынешнем столетии, украинские хранилища горели около двадцати раз. Напомним о самых крупных и «странных» происшествиях.

10 октября 2003 года. В Бахмуте Донецкой области, на складе 52-й механизированной бригады при помощи сварки, на расстоянии 40 сантиметров (!) от ящиков с боеприпасами резали рельсы. Уничтожено 10 из 17 боксов, взорвалось три тысячи тонн снарядов, пострадали 186 различных зданий. Ущерб оценен в 39 млн гривен. Ранения получили два человека. Начальник службы ракетно-артиллерийских вооружений и начальник склада, с которого начался пожар, были лишены воинских званий и получили по 8 лет тюрьмы.

6 мая 2004 года. В Новобогдановке Запорожской области на артскладах воинской части А-2985 погибло пять человек, получили ранения более 80-ти. В результате пожара повреждено более 4 км газопровода, ущерб оценили в 3,8 млрд гривен. Тогда поста лишились начальник Генштаба ВСУ и главнокомандующий сухопутными войсками. Несмотря на жесткие оргвыводы, эти склады загорались еще три раза в течение следующих лет.

20 марта 2014 года. В Кривом Роге на территории 17-й танковой дивизии 6-го армейского корпуса произошло возгорание в боксах, в результате чего сгорели два танка Т- 64 под завязку заправленные топливом и с полным боекомплектом.

29 октября 2015 года. Взрывы произошли в Сватово Луганской области. Тогда погибли трое военнослужащих и местная жительница. Сообщалось, что более 3 тысяч тонн боеприпасов горели больше суток. Поначалу происшествие было квалифицировано как теракт, одно позднее в Министерстве обороны признали: случившееся стало результатом халатности должностных лиц.

23 марта 2017 года. Балаклея, Харьковская область. Во время пожара и детонации боеприпасов на территории 65-го арсенала Центрального ракетно-артиллерийского управления ВС Украины в городе Балаклея погибли два человека, еще двое получили ранения. Из прилегающих к территории арсенала населенных пунктов было эвакуировано более 36 тысяч жителей, сотни зданий и объектов инфраструктуры были разрушены или серьезно повреждены. По подсчетам специалистов, ущерб от пожара и взрывов достиг 300 млн долларов.

7 сентября 2017 года. Пожар и взрывы на территории 48-го арсенала в Калиновке Винницкой области привели, по данным Минобороны, к уничтожению более 30% всех боеприпасов, хранящихся на складе, в том числе снарядов к системам залпового огня «Град», «Смерч» и «Ураган». В СМИ называлась цифра в 600 млн долларов ущерба, без учета разрушения инфраструктуры военной базы и прилегающих территорий, что составило 25% всего военного бюджета Украины на 2017 год.

В 2017 году крупные ЧП случались на военных складах Украины трижды. Ни в одном из случаев следствие не подтвердило, что взрывы могли произойти в результате диверсионного или террористического акта, хотя в начале расследования эти версии назывались основными. Военное и политическое руководство страны так часто эксплуатировало версию, что, дескать, это все Россия баламутит, но почти полностью «дискредитировало» ее. Теперь, даже если это окажется правдой — никто не поверит.

Если исключить версию с внешними врагами, пожар в Ичне бьет, в первую очередь, по имиджу президента. Так как выходит, что его люди из руководства МО не могут организовать нормальную охрану складов, а его же люди из СБУ — поймать диверсантов (причем уже в который раз). И это, не говоря уже о том, что многие в версию диверсии не верят, а считают это (в лучшем случае) халатностью, либо, что еще хуже — попыткой скрыть следы воровства. В любом случае нынешние взрывы прямо ломают основную концепцию предвыборной кампании Порошенко, основанной на тезисах о создании «могучих ВСУ». Однако, если «мальчик-подрывник» и был, то, возможно, его стоит искать не в Москве, а в лагере конкурентов на президентство?

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему За взрывы на арсеналах наказаны как минимум 20 генералов ВСУ

В Минобороны Украины рассказали о ситуации на горевшем арсенале под Черниговом

На арсенале Минобороны Украины под Черниговом возросла интенсивность взрывов