Новые санкции: страх без паники?

Россия готовится к новым масштабным американским торговым и финансовым ограничениям — сопротивление им становится главной целью экономической политики.


Напряжение в отношениях США и России не спадает.

Надо быть готовыми к «реальному усилению санкционного давления», заявила 21 ноября, выступая в Госдуме, председатель Центробанка Эльвира Набиуллина. По ее словам, российские финансовые власти »«в условиях неопределенности по будущим санкциям… должны иметь весь набор инструментов, которые позволяют сохранять финансовую стабильность». Попутно глава ЦБ сама себя похвалила за качественную работу, указав на то, как эффективно удалось в сентябре предотвратить дальнейший обвал курса рубля, отказавшись от закупок Центральным банком иностранной валюты. Курс тогда, напомним, проваливался почти до 70 рублей за один доллар США и до 80-ти за евро.

Набиуллина явно говорит не о самых недавних новых санкциях. Речь скорее идет о масштабном «втором пакете» санкций, который США продолжают готовить, называя его ответом на отказ России начать полноценное расследование применения химического оружия в Великобритании при отравлении бывшего сотрудника ГРУ и британского агента Сергея Скрипаля. Заказчиками и организаторами этого преступления и британцы, и американцы считают российские власти. Кроме того, есть еще новый пакет санкций Евросоюза, который пока только обсуждается. Известно, например, что Великобритания настаивала, чтобы в этот новый список, принимаемый ЕС, попало руководство российской военной разведки. При этом собственно меры экономического и политического давления, которые предполагает ввести в действие Евросоюз, пока неизвестны.

Именно эти две угрозы сейчас выглядят как наиболее серьезные. Между тем, в Вашингтоне не «гнушаются» и наказанием российских компаний по другим обвинениям, так что санкционное давление и без большого «второго пакета» выглядит все более усиливающимся. Так, накануне США обвинили две российские компании — государственную «Промсырьеимпорт» и частную Global Vision Group, принадлежащую гражданину Сирии Мохаммеду Амер аш-Швики, — в продаже в Сирию иранской нефти. Деньги, заработанные в результате этих тайных торговых операций, по версии американцев, шли на финансирование «Хэзболлах» и Корпуса стражей исламской революции, которые считаются в США террористическими организациями. В итоге, обе компании, а также сам аш-Швики и замдиректора «Промсырьеимпорта» оказались под санкциями.

Ранее американцы также расширили санкции по Крыму. Дополнением к списку стали компании, владеющие крупнейшими отелями и пансионатами полуострова, которые были национализированы российской администрацией и проданы новым владельцам после 2014 года.

Это все пока точечные уколы и скорее напоминания о том, что санкции никуда не денутся — их давление будет только возрастать. Ну, а кроме того, речь явно идет о некоем неформальном торге накануне встречи Владимира Путина и его американского коллеги Дональда Трампа в Буэнос-Айресе в конце ноября — начале декабря на саммите G20. По традиции нынешней администрации США таким масштабным переговорам всегда предшествует «повышение ставок» и резкое усиление давления на партнера или оппонента.

Между тем положение России накануне возможного введения новых серьезных санкций, и правда, не блестящее. Достаточно посмотреть, как американские меры экономического давления работают на примере того же Ирана, который недавно вышел из-под санкций, а сейчас снова под них возвращается. Например, показательно поведение ЕС на первом этапе отказа администрации Дональда Трампа от «атомной сделки» (снятие санкций с Ирана в обмен на его отказ от ядерной программы), поддержанной ранее Бараком Обамой. Европейцы сначала заявляли, что вообще не станут обращать внимание на решение США. Потом, что не прекратят торговлю с Ираном и создадут для этого специальные правовые режимы и компании, которым американские санкции не будут угрожать. Теперь, в итоге, все чаще звучат предложения «частично» присоединиться к санкциям.

Так же практически происходит и с Россией, которая, например, заявляет о «развороте на Восток» и выстраивании стратегического партнерства с Китаем. В то же время ЦБ РФ вынужден, как он сам заявляет, проводить «разъяснительную работу» с китайскими банками, которые очень вольно трактуют санкции США (хотя вряд ли шире, чем сами американцы) и на этом основании уже сейчас отказывают российским партнерам в кредитах.

И это только один пример того, как уже сейчас работают санкции, которые еще до Нового года могут быть ужесточены, как со стороны США, так и Евросоюзом. И есть ли в реальности шанс подготовиться к ним, как об этом заявляет Эльвира Набиуллина, неясно. Тем более что до сих пор непонятно, будут это только комплексные, так называемые «секторальные» ограничения, или же вдобавок серьезно расширится главный раздражитель для российского правящего класса — список физических лиц, против которых действуют также персональные санкции.

Иван Преображенский


Ранее на тему Опрос: Более 50% россиян не тревожат санкции в отношении РФ

Набиуллина объяснила, как ЦБ принимает решение по ключевой ставке

Лавров: Мы не будем умолять наших «коллег» отменить санкции