Россия навязывает Евразийскому союзу рубли

РФ предлагает ЕАЭС «дедолларизацию» с перспективой введения единой валюты. Но отказ от «своих денег» грозит членам организации ослаблением суверенитета.


А вот глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин полагает, что расчеты в национальных валютах стран Евразийского союза несут определенные риски. © FreeImages.com Content License

На состоявшейся недавно в Москве международной конференции «Евразийская экономическая интеграция» министерство финансов РФ практически потребовало от государств ЕАЭС полной дедолларизации и перехода на российский рубль в качестве средства расчетов и платежей в ареале союза. Как заявил замминистра Сергей Сторчак, в двусторонних торгово-экономических отношениях доминирует российский рубль, покрывая порой 80% товарооборота. Доллар, проинформировал он, все реже фигурирует в контрактах. «Не вижу необходимости стесняться продвигать российский рубль как средство расчетов и платежей в ЕАЭС. … Россия — крупнейший рынок среди стран ЕАЭС, поэтому логично развивать расчеты именно в рублях», — резюмировал он.

Обратим внимание: высокопоставленный российский чиновник сделал акцент не на взаиморасчетах в национальных валютах государств союза, что было бы логичнее с точки зрения укрепления их финансовой устойчивости, а фактически навязывал рубль, то есть тянул одеяло на Россию, что видится в большей степени политическим, нежели оправданным с финансово-экономической точки зрения действием.

Как предупредил председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, ожидать быстрого снижения доли доллара во взаиморасчетах не стоит, и вообще расчеты в национальных валютах стран Евразийского союза несут определенные риски: каждое предприятие само должно выбрать валюту расчета, соответствующую требованиям рынка. Что же до собственно рубля, «В мировых расчетах требуется более стабильная единица измерения и эквивалент. В этом смысле рубль, падая в два раза за один год, не имеет такого свойства. Поэтому переход на расчеты в рублях — это дополнительные валютные риски, это, по сути, налог».

Кудрин также отметил, что если бы не имеющаяся геополитическая ситуация, то вопрос о переходе на расчеты в национальных валютах вообще бы не стоял. Но в заданных условиях он, по его словам, согласен с тем, что их роль следует усиливать. При этом, пояснил председатель Счетной палаты, надо понимать, что, например, за рубли технологии в Европе купить невозможно: «Значит, нам нужно накапливать и доллары, продавать свою продукцию за доллары. Определенная пропорция наших заработков в долларах все равно нам необходима».

Между тем замминистра финансов России Алексей Моисеев утверждает, что «наша валюта еще никогда не была столь структурной, сильной, как сейчас», и краткосрочная волатильность нефти на нее не влияет. По его словам, российский рубль, как объект для финансовых рынков, еще не приблизился к доллару, но уровня валют средней степени твердости он уже достиг. Что же касается дедолларизации, процесс этот приобрел «беспрецедентный моментум» (то есть импульс силы).

Отметим, что дедолларизция постепенно происходит, в том числе, на уровне банковских депозитов населения. Например, в Казахстане, являющемся, как известно, членом ЕАЭС, депозитов в иностранной и национальной валюте тенге приблизительно поровну. Тут большую роль играет то, что национальная валюта имеет меньшие кредитные риски. А процентная ставка по сберегательному вкладу в 12 раз выше, чем по валютному — 12% годовых при инфляции в 5%. Но от этого ни население, ни бизнес не перестали доверять доллару больше, чем тенге. А тем более — рублю.

Процесс дедолларизации должен происходить естественным образом — эта сфера не может регулироваться чьей бы то ни было волей. Она в решающей степени зависит от экспортных возможностей того или иного государства, и чем они выше, тем у постепенного отказа от доллара больше шансов на успех.

А вот шансы на создание единой валюты в ареале Евразийского экономического союза, о которой сейчас снова активно заговорили, видятся весьма призрачными. В первую очередь потому, что создание единой валюты не может устроить государства, входящие в союз: на данном этапе они, по идее, должны проявлять больше интереса к поднятию авторитета собственных денег. Для этого, опять же, необходимо развитие производства, ориентированного на экспорт.

Но большие экспортные возможности есть далеко не у всех государств ЕАЭС. Самыми крупными экономиками союза являются Россия и Казахстан, но устроит ли, к примеру, ту же Астану единая валюта, требующая создания наднационального органа, в большей или меньшей степени ограничивающего экономический и политический суверенитет государств, как это произошло в случае с евро в ЕС. То есть с введением единой валюты ЕАЭС все государства, в него входящие, должны будут распрощаться, как минимум, с проведением независимой бюджетной и монетарной политики.

А вот взаиморасчеты в национальных валютах — совсем другое дело, «остальным» же — продавать за доллары. К примеру, России и Казахстану — углеводороды, Киргизии — золото. Тут все зависит от экспортных возможностей и устойчивости национальных валют. Хотя известно, что Россия продаст Индии зенитные ракетные комплексы С-400 стоимостью в 5 миллиардов долларов за эквивалент в российских рублях. Такая практика может оказаться весьма успешной и в торговле РФ, в первую очередь, с Китаем и Ираном. Главное в этом деле никому ничего не навязывать. Навязать Китаю и Ирану — бесперспективно, но, видимо, Россия считает, что вполне возможно и даже справедливо в случае с ее партнерами по ЕАЭС. Однако это только оттолкнет их от евразийской интеграции и ее центра — Москвы.

Вместе с тем курс на умеренную дедолларизацию необходим, и его взяли уже многие страны, дабы избежать политико-экономической привязки к США и их валюте, не дать им спровоцировать кризис в том или ином государстве или регионе. Но реализация такого курса связана с множеством проблем, включая и политические. Проще всего его проводить странам, «обиженным» на Вашингтон, и тяжелее тем, кто проводит многовекторную политику, ориентированную на умеренное политическое и инвестиционное сотрудничество с американцами. Кризиса в отношениях с США не хочет никто, в том числе и государства, входящие в ЕАЭС. Это означает, что им нужно серьезно сплотиться — организационно, торгово-экономически, финансово и юридически, чтобы минимизировать возможный ущерб от масштабной дедолларизации.

Если она ограничится расчетами в национальных валютах, задача решаема проще, а вот если Россия продолжит протаскивать рубль и только его, то есть, грубо говоря, «качать права», то затея поэтапно вытеснить доллар с треском провалится. При этом «зеленый»-то устоит, а вот «деревянный» — рухнет.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Президент Киргизии рассказал о конфликтах между главами государств ЕАЭС

Официальный курс доллара незначительно понижен, евро подорожал

Рубль на старте торгов надавил на доллар и евро