В Грузии женщин пропускают вперед, но только на выборах

Поражение сторонника Саакашвили в споре за пост президента закрывает «осужденному Мише» путь домой — ведь «мечтательница» Зурабишвили его точно не помилует.


Как известно, на родине Саакашвили заочно осужден, но экс-президент мог надеяться на «помиловку» от Вашадзе. © Стоп-кадр видео

Понадобился второй тур голосования на выборах президента Грузии, чтобы определить, кого и почему местные избиратели предпочитают видеть в должности главы государства, который, по сути, таковым не является. Республика перешла к парламентской форме правления, и президент фактически не имеет никаких полномочий. Однако в специфической грузинской внутриполитической ситуации есть некоторые нюансы, объясняющие, почему борьба за президентский пост была, говоря очень мягко, «знатной».

Уроженка Парижа, дипломат с большим европейским стажем Саломе Зурабишвили, успевшая недолго побывать и в должности главы МИД Грузии в бытность Михаила Саакашвили президентом, а затем ушедшая в оппозицию, считалась независимым кандидатом, однако ее активно лоббировала правящая партия «Грузинская мечта» и, главное, ее лидер миллиардер Бидзина Иванишвили. Конкурентом дамы был другой экс-глава МИД с «серьезным советским прошлым» Григол Вашадзе. Он — выдвиженец от объединенной оппозиции, и персона, лоббируемая партией Саакашвили «Единое национальное движение» и лично экс-президентом.

В первом туре, при достаточно низкой явке избирателей — 47,31%, соперники набрали почти одинаковое количество голосов — Зурабишвили лишь слегка опережала Вашадзе. Ну, а перед вторым туром началась настоящая «битва титанов» — то есть политической силы, возглавляемой олигархом, и Саакашвили с его командой. На победу Зурабишвили была брошена вся мощь административного ресурса, плюс большие деньги; для победы Вашадзе — нарыто и растиражировано огромное количество компромата на действующую власть.

Впрочем, последняя тоже не брезговала ничем, чтобы очернить политических оппонентов. В результате второй тур прошел при значительно возросшей явке — 57%, и завершился победой Зурабишвили: за нее проголосовали 59,56% избирателей, за Вашадзе — 40,44%. Это предварительные официальные данные Центральной избирательной комисси. Кстати, данные экзит-полов, выложенные международной ассоциацией Gallup International и американской компанией Edison Research, заказанных телекомпаниями, лоббировавшими противные стороны, тоже подтверждают победу Зурабишвили, хоть и с меньшим отрывом от Вашадзе.

Почему в Грузии развернулась такая ожесточенная «борьба без правил» за место «английской королевы», не имеющей особых властных функций? Главным образом потому, что президент, по Конституции, имеет право на помилование осужденных. Это означает, что если бы победил Вашадзе, он бы «простил» Саакашвили, обвиненного грузинским судом по разным статьям Уголовного кодекса, и нескольких его соратников, отбывающих наказание. В таком случае экс-президент вернулся бы в Грузию, что грозило стране серьезным гражданским противостоянием. Во-вторых, если президент находится в оппозиции к действующей власти, страна живет в условиях коабитации. Между тем соответствующий процесс она уже проходила, и ничего хорошего он ей не принес. В-третьих, победа Вашадзе стала бы заявкой на победу саакашвилевских сил на парламентских выборах в 2020 году. То есть лишила бы «Грузинскую мечту» надежд на получение большинства мандатов в законодательном органе.

Первый тур голосования показал власти, что народ ею крайне недоволен, и это было «звоночком» к тому, что парламентские выборы она вряд ли выиграет. «Холодный душ», которым население окатило власть, заставил последнюю активизироваться и признать свои ошибки. Она, для победы на выборах, даже прибегла к практически прямому подкупу избирателей — обнулила задолженности определенной категории лиц для банков. Правда, такая мера была списана на «частную инициативу» принадлежащего Иванишвили фонда «Карту», но это никого не обмануло.

Тем не менее, несмотря на множество «но» и серьезную для властей опасность проиграть выборы, Зурабишвили выиграла, став первой в Грузии женщиной-президентом. Причем «европейской женщиной», что считается особым «шиком» и явным признаком демократичности страны и ее приверженности евроценностям. Теперь ее сравнивают с царицей Тамар (которую в России называют Тамарой), правившей Грузией в 12 веке. С ее именем связан один из успешнейших периодов в истории страны — он назван «золотым веком». Царица причислена в православии к лику святых, в русских житиях именуется Тамарой Великой.

«Великой» Зурабишвили, конечно, не станет. Секрет ее успеха, помимо мощного административного ресурса, состоит в том, что после первого тура грузины оказались перед серьезным выбором: значительная часть избирателей отсиживалась дома, поскольку ее не устраивал ни один кандидат в президенты. Но и возвращения Саакашвили, ассоциируемого с жестким репрессивным режимом, они боялись гораздо больше нерадивости действующей власти. На первом туре они ее «проучили» и «пригрозили». И теперь у них есть некоторая надежда на то, что правящая партия и правительство станет больше заботиться о народе в страхе проиграть выборы в 2020 году. И лишиться не только власти, но и больших денег. Так что фактически победила не собственно Зурабишвили, а Иванишвили и страх перед Саакашвили.

Последний, не имеющий, кстати, гражданства Грузии и находящийся за рубежом, в своем видеообращении к нации заявил о нелегитимности выборов, призвал население не признавать их результатов, и уже сегодня начать акции массового гражданского неповиновения. «Призываю полицию и армию дистанцироваться от криминальной мафиозной банды. Призываю всех взять спасение Грузии в собственные руки», — сказал он. Иванишвили экс-президент назвал «грязным» и «необразованным» олигархом, пренебрегшим Конституцией.

Это заявление не сулит стране ничего хорошего — акции гражданского неповиновения и гражданское противостояние действительно могут начаться, если объединенная оппозиция единодушно поддержит призывы Саакашвили. Но, вероятно, у нее не будет общего мнения на этот счет — официальное заявление объединенной оппозиции о ее планах на ближайшее будущее еще не оглашено.

Пока правящая партия бьет в литавры, празднуя победу, Вашадзе заявляет что «воровская мечта» (имеется в виду «Грузинская мечта») «потеряла последний признак легитимации». Он уверен, что «время этой власти вышло, поскольку таких „демократичных“ выборов Грузия еще не видела». По его словам, оппозиция добилась объединения и не собирается распадаться, хотя, отметим, что не все оппоненты власти прибились к саакашвилевским силам.

В общем, выборы, ставшие едва ли не самыми грязными с моральной точки зрения, завершились, но оставили множество вопросов. В частности: как оценят их международные наблюдатели? Сделает ли власть правильные выводы в связи с тем, что ее кандидатура выиграла, в основном, потому, что Вашадзе не сумел создать даже видимость выхода из «тени» Саакашвили и его партии «Единое национальное движение». Начнется ли масштабная дестабилизация в Грузии, и каким президентом станет Зурабишвили для страны?

По идее, уровень ее легитимации высокий: нынешние выборы президента стали последними всенародными, в дальнейшем его будет избирать парламент с небольшой «компанией», а это многие грузины воспринимают как ущемление их гражданских прав. С одной стороны, учитывая ее богатый опыт в европейской дипломатии (перечень высоких должностей займет более страницы), она может поработать на сближение Грузии с Европой, и в то же время маневрировать таким образом, чтобы Тбилиси еще больше не рассорился с Москвой. Кстати, вывод российских баз с грузинской территории состоялся именно в бытность Зурабишвили главой грузинского МИД.

Этим последним обстоятельством лоббисты француженки грузинского происхождения, да еще и из семьи политических эмигрантов, бежавших от советской власти, постоянно размахивали, как флагом. И с таким же постоянством припоминали Вашадзе его российское гражданство и «глубокие советские корни» — учебу в МГИМО и дипломатической академии МИД СССР, а затем работу во внешнеполитическом ведомстве Советского Союза. В общем, во многом компроматы сторон были замешаны на «факторе Москвы», и Зурабишвили тоже на нем погорела, сделав, дабы очернить Саакашвили, заявление по войне 08.08.08, созвучное позиции России. Потом, правда, все ее политическое окружение говорило, что «ее не так поняли».

Битва двух «ставленников Кремля», по факту таковыми не являющихся (поздравлений из Москвы Зурабишвили, конечно не получила; лишь Песков сказал, что нужно дождаться первых заявлений нового президента), закончилась. Грузия вступает в новый 2019 год несколько обновленной, но вряд ли умиротворенной. Решающая борьба за власть у нее еще впереди.

Андрей Николаев


Ранее на тему Жена уходящего президента Грузии пожаловалась, что ее семья может остаться без денег

В Грузии умерла мать лидера правящей партии Бидзины Иванишвили

Маргвелашвили рассказал, что планирует делать после работы на посту президента Грузии