Предновогодний ультиматум для Лукашенко

Премьер Медведев заявил, что РФ будет субсидировать белорусскую экономику только в обмен на реальную интеграцию двух стран. «Батька» ответил сразу.


По словам белорусского лидера, «шантажировать нас, пытаться наклонять, становиться коленом на грудь бесполезно». © Фото с сайта president.gov.by

В конце минувшей недели белорусские СМИ (а вслед за ними и российские) рассказали о секретном совещании Александра Лукашенко с высшим руководством Белоруссии, темой которого была «российская угроза». На нем обсуждались меры, которые необходимо предпринять «в условиях давления с российской стороны». Информация, конечно, никак официально не подтверждена, однако, по словам источников, участники встречи решили «до конца стоять за независимость».

Кроме того, сотрудники государственных структур Белоруссии рассказали, что получили поручение «пристальнее следить за информационным полем». А «некоторые люди из правительства страны» на том же совещании заявили, что на налоговый маневр России нужно отвечать «не совещаниями, а реформами».

Сразу после этого министр обороны страны выступил с важным сообщением. Он заявил о «сокращении причин», с помощью которых молодые люди могут «откосить» от армии. «Говорит, слишком много умных развелось, получают отсрочку за отсрочкой, а служить некому», — сказал министр. Наблюдатели в Беларуси сразу трактовали это так: власти готовятся к возможному гибридному вторжению из России.

Секретное совещание предшествовало резонансной пресс-конференции в минувшую пятницу, на которой президент Белоруссии рассказал о желании России якобы поглотить его страну, лишив ее независимости. Впрочем, обо всем по порядку.

«Росбалт» уже не раз писал о том, что Александр Лукашенко с лета ведет активные переговоры с российским руководством, стараясь сохранить субсидирование белорусской экономики за счет Москвы. Уже долгие годы российские вливания в форме дешевого газа, беспошлинной нефти, открытого российского рынка, вооружений и кредитов составляют, по оценке МВФ, порядка $10 млрд в год. Некоторые экономисты говорят, что если бы не они — сегодня уровень жизни в Белоруссии был бы значительно ниже, чем на Украине или Молдове. Там, по крайней мере, прошли реформы и дана свобода частному бизнесу, тогда как Белоруссия до сих пор сохраняет планово-административную модель экономики.

Сегодня белорусская «борьба за субсидии» свелась, по сути, к двум вещам. Первая — требование поставлять газ не как зарубежному потребителю (сегодня Минск платит $129 за тыс. куб. м, и это самая низкая экспортная цена у «Газпрома»), а как российскому ($70 за тыс. куб. м в соседней Смоленской области). Это свое желание Минск аргументирует тем, что внутри Союзного государства у субъектов хозяйствования должны быть равные условия.

Вторая — это желание белорусской стороны получить компенсацию доходов, выпадающих из бюджета из-за запущенного в РФ «налогового маневра» в нефтяной отрасли. Белорусский бюджет сегодня наполняется в значительной степени благодаря тому, что страна получает российскую нефть на особых условиях, без 30%-ной пошлины. Но проведение Россией «налогового маневра» «выбьет» этот доход Белоруссии, поскольку цены на поставляемую для белорусских НПЗ нефть вырастут почти на треть. Теперь Минск пытается компенсировать «выпадающие доходы» в будущем напрямую из российского бюджета.

Что примечательно, Москва совсем не против и далее поддерживать братскую Белоруссию финансово. Однако с августа этого года Кремль начал прямо увязывать экономическую поддержку белорусского режима с действиями Минска по реализации белорусско-российского союза. Речь идет о договоре о создании Союзного государства (СГ), который Россия и Белоруссия подписали еще в 1999 году. Правда, СГ существует скорее формально, как лишний повод для ежегодной встречи всего высшего руководства двух стран.

Теперь же в Москве начали все чаще вспоминать об этом документе, сетуя, что договоренности не выполняются. 11 декабря в Москве вице-премьер РФ Дмитрий Козак принял делегацию белорусских чиновников, но демонстративно не стал обсуждать с ними компенсацию цены на нефть и возможную скидку на газ. По его словам, это невозможно «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства».

Уже через день, 13 декабря, эти «принципиальные решения» на заседании Совмина Союзного государства в Бресте перечислил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. Его устами Кремль напомнил Александру Лукашенко, что тот сам 8 декабря 1999 года подписал договор о создании Союзного государства. Правда, процесс строительства этого интеграционного образования застопорился в 2007-м, когда пришла пора создавать единую денежную систему. Лукашенко потребовал для Минска право самостоятельной эмиссии российского рубля, в Кремле шутку оценили и весело посмеялись, Александр Григорьевич обиделся и вновь заговорил о ценности независимости.

Теперь, по словам Медведева, есть два варианта. Первый: оставить внутри СГ все как есть, и развивать интеграцию в рамках ЕАЭС. Но тогда права Белоруссии не будут отличаться от прав, например, Казахстана. То есть на экономическую поддержку Москвы рассчитывать не стоит, а газ и нефть придется покупать по другим ценам. Дмитрий Медведев назвал этот сценарий «консервативным»: «При сохранении контуров того Союзного государства, которое было создано, без повышения уровня интеграции до тех пределов, подчеркиваю, которые установлены в договоре 1999 года, без формирования всех институтов, которые заложены в этот договор».

Второй вариант Дмитрий Анатольевич охарактеризовал как «продвинутый». Он подразумевает реальное строительство Союзного государства, включая создание единого эмиссионного центра (отказ Белоруссии от своей валюты в пользу российского рубля), единой таможенной службы, суда, счетной палаты, законодательства и т. д. Упомянул Медведев и требование проводить единую налоговую политику, политику в области ценообразования, тарифообразования.

В таком случае, дал понять премьер, Россия «решит вопрос» финансовой поддержки Минска, в том числе дешевыми энергоносителями. Тут, правда, он не стал напоминать, что упомянутый договор также предусматривает создание единого парламента СГ, а затем и выборы «единого» президента. Иначе говоря, в реальном Союзном государстве Александр Лукашенко в лучшем случае будет иметь те же полномочия, что ныне имеет лидер Чечни или Татарстана.

Лукашенко обиделся. Очень. И высказал свое недовольство на следующий день, выступая в Минске на пресс-конференции для российских журналистов. «Шантажировать нас, пытаться наклонять, становиться коленом на грудь бесполезно. Мы должны идти к интеграции во имя единения наших народов. Не могу пойти на закулисные махинации, все должно быть честно и открыто. Мы готовы с завтрашнего дня начинать эту работу по интеграции, о которой Беларусь говорит уже не первый год», — сказал белорусский президент. Развивая свою мысль, Лукашенко заявил, что «подведомственная» ему республика никогда не войдет в состав России: «Если нас хотят поделить на области и впихнуть в Россию — этого не будет никогда». Это была аллюзия на знаменитое высказывание Владимира Путина, который в 2006 году публично предложил включить Белоруссию в состав России «шестью областями».

По мнению Лукашенко, под предлогом «глубокой интеграции» Москва хочет включить Белоруссию в состав России. «Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России. Я всегда задаю вопрос: такие вещи во имя чего делаются? Вы подумали о последствиях? Не мытьем, так катаньем инкорпорируют страну в состав другой страны… Нам говорят — компенсация за налоговый маневр будет, когда будет более глубокая интеграция. А некоторые прямо говорят — мы готовы, чтобы вы шестью областями вошли в состав Российской Федерации».

Помянул начальник Белоруссии и слова Медведева о едином эмиссионном центре и валютном союзе: «Это значит создавать союз с крыши, а не с фундамента. Тогда, в начале 2000-х годов, почему-то не нужен был России этот союз, который прописан в договоре. А сейчас много об этом начали говорить».

Напоследок Лукашенко все же высказал надежду, что все накопившиеся между Белоруссией и Россией вопросы будут решены 25 декабря на его личной встрече с Путиным. «Нынешний конфликт — это рабочие моменты. В отношениях между нашими странами еще не было ситуаций, в которых мы не нашли бы компромисса», — сказал Лукашенко. Впрочем, он на всякий случай оговорился: «Если откровенно говорить, то и встреча с Путиным может не состояться».

Действительно, может. Уже после всех этих высказываний Лукашенко министр финансов России Антон Силуанов заявил: «Россия не давала Белоруссии каких-либо обещаний по выплате компенсаций за изменения налогового законодательства в России. Считаем такие изменения, в том числе налоговый маневр в нефтегазовой отрасли, внутренним делом РФ». Министр отметил, что Беларусь обсуждала вопрос компенсаций на заседании Совмина Союзного государства 13 декабря в Бресте. Силуанов сообщил: Россия предложила обсуждать экономическое сотрудничество «комплексно в русле совместных решений по исполнению Союзного договора 1999 года».

«Уже много раз озвучивались оценки: российские дотации ежегодно составляют 10-15% белорусского бюджета. Это значит, что их потеря не развалит государство, не станет фатальной для белорусской экономики. Да, уровень жизни заметно упадет — но, с другой стороны, Россия просто подарила Лукашенко объяснение, почему экономика не улучшается, — сказал в комментарии для „Росбалта“ белорусский политолог Виктор Демидов. — В конце 2019-го у Лукашенко очередные перевыборы его президентом, и если в прошлый раз он пугал избирателей перспективой повторения украинских событий, то теперь может обыгрывать „предательство россиян“. Но в любом случае подобные трения были в истории белорусско-российских отношений не раз и не два. И Лукашенко всегда выкручивался».

Новая перепалка между Минском и Москвой быстро вылилась в кризис белорусско-российских отношений, ставший для многих неожиданностью. Казалось, что после двух сочинских встреч Лукашенко и Путина острого выяснения отношений ожидать не приходится. В сентябре Лукашенко заявил, что переговоры с Путиным были «результативными», и по всем принципиальным вопросам были найдены взаимоприемлемые решения.

Но теперь оказалось, что тогда Лукашенко, как минимум, выдавал желаемое за действительное. Ни одного документа так и не было подписано — ни по нефти, ни по газу, ни по кредитам. Зато Кремль начал озвучивать свои требования по глубокой интеграции двух стран, вплоть до полной потери Белоруссией своей независимости.
Вряд ли давление Москвы будет очень интенсивным, но экономике Белоруссии теперь придется существовать в более сложных условиях. А Александру Лукашенко через год на очередных президентских выборах — объяснять народу, как его главный союзник подвел.

Михаил Петровский


Ранее на тему Путин и Лукашенко обсудят налоговый маневр в нефтегазовой отрасли

Лукашенко нашел «озабоченных» его фразой про «телок»

Лукашенко пообещал, что экономика Белоруссии не обрушится из-за налогового маневра в РФ