Лукашенко прилетел к Путину, и оказалось, что зря

Встреча двух президентов получилась бесполезной. Москва настаивает на сценарии «энергоносители в обмен на интеграцию», Минск от него отказывается.


Сам «батька» пока никаких заявлений не делал — так бывает всегда, когда лидеры двух стран недовольны друг другом. © Фото с сайта president.gov.by

Если отлистать календарь ровно на два десятка лет назад, то там «обнаружится» встреча президентов России и Белоруссии Бориса Ельцина и Александра Лукашенко, прошедшая 25 декабря 1998 года в Москве. Лукашенко был черноволос, постоянно улыбался и напористо говорил о союзе двух стран и о том, как много Белоруссия может дать России, особенно в плане опыта сохранения «всего хорошего, что было в Советском Союзе». Позади уже был подписанный договор о Союзе Беларуси и России, впереди (чуть менее, чем через год) — соглашение о создании Союзного государства.

Ровно через 20 лет, 25 декабря 2018 года, и снова в Москве — поседевший Лукашенко был хмур. Теперь он рассуждал о суверенитете Белоруссии как о высшей ценности и предъявлял России претензии о несоблюдении договоренностей. Фантасмагоричности ситуации добавляло то, что РФ теперь требовала исполнения того самого договора о Союзном государстве, а Лукашенко заявлял, что очень многое «делать преждевременно».

На самом деле, вопрос о том, что далее российская поддержка экономики Белоруссии будет увязываться с плотной интеграцией двух стран, был поставлен Москвой еще в августе уходящего года. Тогда же Россия начала «перекрывать краник»: заблокировала реэкспорт нефтепродуктов и сжиженного газа через Белоруссию, урезала поставки беспошлинной нефти, остановила выдачу кредитов и т. д. Началась череда переговоров правительств и президентов. Последовали две встречи Путина и Лукашенко в Сочи, затем еще одна — в Могилеве. Именно там, на масштабном белорусско-российском форуме, вроде как на самом высшем уровне «договорились и решили устранить все проблемы».

Однако конкретные договоры так и не были подписаны. А затем Дмитрий Медведев в Бресте, вслед за ним Дмитрий Козак и Антон Силуанов в Москве, посол РФ Михаил Бабич в Минске — все они заявили, что на экономическую подпитку из России Белоруссия может рассчитывать только в случае исполнения договора от 8 декабря 1999 года — того самого, о создании Союзного государства.

Напомним, речь идет о сумме порядка $10 млрд в год в разных формах — в виде дешевого газа, беспошлинной нефти, открытого рынка для белорусской продукции, кредитов и т. д. Но теперь взамен Москва требует от Минска исполнять договор, который предусматривает не только появление единой валюты, законодательства, таможни, судов и прочего, но и в конце-концов — единого парламента и «общего» президента. Проще говоря, когда договор будет исполнен — Республика Беларусь исчезнет с политической карты мира.

Понятно, что для Александра Лукашенко низведение с уровня лидера независимой страны до главы российского региона, типа Татарстана, — неприемлемо. Как неприемлемо и сохранение чисто формального суверенитета — «флага и герба» — при том, что реально все в республике станет контролировать Москва. Именно поэтому переговоры и не продвигаются. Получается, что на этот раз четыре часа Путин и Лукашенко лишь договаривались создать очередную рабочую группу? Со стороны это выглядит именно так.

Каких-либо комментариев от первых лиц по итогам встречи не последовало — так бывает всегда, когда Путин и Лукашенко расстаются недовольные друг другом. Отдуваться пришлось пресс-секретарю белорусского президента Наталье Эйсмонт. «Прошедшие переговоры, безусловно, мы можем назвать конструктивными. Президенты обсудили весь спектр вопросов нашей общей повестки дня. Оценивая в целом торгово-экономическое сотрудничество, в первую очередь как однозначно позитивный момент, был отмечен рост товарооборота», — сказала она.

В числе актуальных тем, обсуждавшихся на встрече, были ценообразование на газ, работа белорусских НПЗ в условиях проводимого Россией налогового маневра, и поставки белорусских продуктов на российский рынок. «Как итог — позиции сближены по всем вопросам», — считает пресс-секретарь.

Также она признала: президенты, особенно во время встречи один на один, подвергли серьезному анализу договоренности в рамках Союзного государства и их реализацию. «Было отмечено отставание по некоторым позициям и обозначено намерение данные процессы активизировать (это касается, например, проведения единой согласованной промышленной политики и так далее)», — констатировала Эйсмонт.

Если наблюдать за ситуацией хотя бы в перспективе последнего полугодия, становится очевидно, что пространства для маневра у Минска становится все меньше, а у Москвы — все больше. Накануне встречи в Кремле Александр Лукашенко собрал в Минске  совещание по отношениям с Россией, на котором повел себя как девушка, предлагающая своему бывшему «остаться друзьями»: «Я уже не говорю про Россию, как про братское государство, потому что, как меня информируют, в России это не воспринимается. Якобы пришли новые люди, которым это понятие неприемлемо. Что же, будем партнерами».

При этом главная претензия со стороны Лукашенко прежняя: Россия отказывается выполнять свои же обещание по поддержке белорусской экономики: «И на Высшем государственном совете, и на союзном Совмине, и в двустороннем формате подписаны многие соглашения. К сожалению, как я часто говорю, они не все выполняются. Есть программа действий. Мы долго к ней готовились, вычленяли каждый вопрос, согласовали и прописали все, на что способны мы, и на что способна была, прежде всего, РФ. В плане подготовки в те времена многие наши предложения о более тесной интеграции не были поддержаны».

Лукашенко также заявил, что Россия отвергла все предложения Белоруссии по поводу цен на газ и компенсации за налоговый маневр. По словам Лукашенко, теперь стороны должны ответить «на вопрос, почему принятое двумя президентами решение не было исполнено в этом году».

Между тем, полноценных правительственных переговоров накануне встречи в Москве, по сути, не было. Сначала вице-премьер РФ Дмитрий Козак отказался обсуждать с белорусским коллегой тему компенсации потерь от «налогового маневра», а затем Дмитрий Медведев, приехавший в Брест на союзный Совмин, жестко указал Минску на два «интеграционных сценария» и на то, что для возобновления финансирования Белоруссии придется серьезно поступиться своим суверенитетом.

А 24 декабря белорусскому президенту на его претензии заочно ответил первый вице-премьер российского правительства Антон Силуанов. Он заявил, что Россия всегда выполняла все свои договоренности с Белоруссией, предоставляла ей скрытые субсидии и прямые кредиты. «Мы говорим: нельзя быть односторонним, выгоды односторонние иметь. Вы — наш сосед, наш союзник по Союзному договору, но в последнее время доверие потеряно», — сказал Силуанов. Он напомнил про «все эти растворители», санкционку, которая идет в Россию через Белоруссию, подакцизные товары — «сигареты низких сортов», тоже нелегально попадающие на российский рынок из соседней страны.

Отношения должны быть равновыгодными, «мы не настолько братья, чтобы все наши субсидии отдавать», объяснил Силуанов. «У нас есть недоверие к работе вашей таможни. Пусть тогда наши таможенники работают вместе с вашими, наладим обмен данными, — предложил вице-премьер. — Наш налоговый маневр — это наше внутреннее дело. Если хотите, чтобы мы создавали такие же условия для ваших нефтепереработчиков, давайте равновыгодную политику проводить».

На следующий день уже Владимир Путин тонко поиздевался над белорусским коллегой. Встречая Лукашенко в Кремле, российский президент заявил, что на самом деле в отношениях двух стран все хорошо. Как будто и не было «страданий» Лукашенко перед телекамерами. «В целом, я считаю, у нас отношения развиваются весьма успешно. Достаточно сказать, что в прошлом году у нас товарооборот вырос более чем на 23% и превысил $32 млрд, в этом году еще свыше 12% рост к базе прошлого года, это значит мы выйдем за показатели прошлого года», — сказал Путин. После чего отметил, что Белоруссия получила значительное количество прямых российских инвестиций — около $4 млрд.

Однако признал, что есть и проблемы, особенно в сфере энергетики. «Я сегодня предлагаю, даже если не делать какие-то окончательные решения, все-таки мы с вами договаривались, вместе послушать стороны, — сказал Путин. — Ну, а если договоримся, будет совсем хорошо».

В итоге результаты переговоров озвучил тот же Антон Силуанов, от одного упоминания которого белорусских переговорщиков, кажется, уже трясет. Первый вице-премьер рассказал журналистам, что пока решено лишь  создать рабочую группу, в состав которой войдут представители правительств двух стран. «Эта рабочая группа будет готовить предложения по нашей дальнейшей интеграции, по решению тех насущных вопросов, которые беспокоят правительства наших стран», — сказал Силуанов.

Также, по его словам, в ходе переговоров двух президентов «В первую очередь, обсуждались изменения, которые в следующем году будут происходить в налоговом законодательстве РФ, и наши планы по изменениям в области налогообложения нефтегазового сектора, обсуждались вопросы наших совместных действий в области ценообразования на газ, на энергоресурсы. Договорились также о сближении позиций по всем этим направлениям».

По поводу компенсации для Белоруссии российского налогового маневра, Силуанов ничего говорить не стал, но ответил на вопрос по газу: «Мы по вопросу ценообразования на газ должны определиться и, начиная с 2020 года, выработать предложения по формированию цен на этот вид энергии. Что касается рабочей группы, то она будет вырабатывать предложения по дальнейшей интеграции, и по решению вопросов, которые находятся в повестке дня между Россией и Белоруссией».

«Белорусская сторона поднимает вопросы о равной цене на газ, о кредитах, о компенсации за налоговый маневр, но на самом деле все это вопросы о сохранении российских дотаций, поддерживавших бюджет „белорусского экономического чуда“, — говорит в комментарии для „Росбалта“ белорусский политик, лидер гражданской кампании „Наш Дом“ Ольга Карач. — Россия же говорит о проблемах на таможне, о несоблюдении тарифных договоренностей, о контрабанде санкционных товаров, то есть о проблемах, которые могут быть решены более тесной интеграцией двух стран. И напрямую эту интеграцию предлагает. Но для Лукашенко это будет означать потерю власти, так что он станет сколь угодно много говорить о союзе России и Беларуси, но реальных шагов делать не будет. Вопрос в том, сможет ли он и на этот раз „заболтать интеграцию“, или Москва твердо решила его дожать?»

«Все говорят про экономику, но забывают, что в 2019-м в Минске должно быть принято решение по двум российским военным объектам на территории Белоруссии, которые до сих пор содержались для российской стороны совершенно бесплатно. Это станция дальней связи ВМФ с подводными лодками и станция раннего обнаружения ракетных пусков. Да и про планы по созданию военной базы в Белоруссии российское МО не забыло, — сказал „Росбалту“ белорусский эксперт в сфере безопасности Владимир Бородач. — Так что вполне возможно, что противостояние продлится еще несколько месяцев, а ближе к перевыборам Лукашенко Москва „пойдет на уступки“ по вопросам экономики, но при этом решит все свои вопросы и по военным объектам, и по военной базе, и по таможне — чтобы контроль на внешней границе Союзного государства обеспечивали российские таможенники. Тогда Минск лишится значительной части нынешних доходов от контрабанды „санкционки“, зато Лукашенко сможет остаться у власти».

Последнее, что тут стоит упомянуть — планы Владимира Путина и Александра Лукашенко в этом году встретиться еще раз. Правда, непонятно когда, также непонятно, что сможет за оставшиеся пару-тройку дней решить «рабочая группа», если противоречия между Москвой и Минском настолько фундаментальны, что касаются вопроса суверенитета Белоруссии.

В любом случае, Александру Лукашенко очень важно войти в последний предвыборный год с четким ответом от Москвы — какими будут отношения. В Кремле это отлично понимают, и потому с ответом не торопятся, рассчитывая добиться согласия Минска на интеграцию «не мытьем, так катанием».

Михаил Петровский


Ранее на тему В РФ запретят ввозить белорусские яблоки и груши

Лукашенко заявил об угрозе для суверенитета Белоруссии с Запада и Востока

Лукашенко об отношениях с РФ: Здесь никто никого не наклонит