И все же украинцы — неисправимые оптимисты

Несмотря на то, что «главная противница РФ» по итогам 2018-го возглавила множество антирейтингов, ее жители чувствуют себя спокойнее, чем год назад.


Для Украины Россия давно и официально — «страна-агрессор». © Фото Александры Полукеевой

Если украинцев просят назвать самые значимые события 2018 года — они моментально вспоминают конфликт в Керченском проливе, военное положение, создание автокефальной, независимой от РФ церкви и транш в $1,4 млрд, положенный МВФ под киевскую елочку. Именно с этими, завершающими пролетевший отрезок ассоциациями, население уходит в следующий год выборов президента и нового парламента. Лишь потом, порывшись в памяти, говорят — событий было так много, что о них уже успели подзабыть.

Сложнее с достижениями — они, вроде, есть, но потрогать руками, съесть или положить их в карман нельзя. Власти настаивают — пока нельзя. Впрочем, не без исключений: любители путешествий отмечают, что перемещаться по Европе с украинским паспортом стало значительно проще и комфортней.

Интересна эмоциональная разница в оценках. Рядовые жители страны, которым, казалось бы, положено стонать и материться больше всех — перед камерами телеканалов выражают надежду на лучшее и пытаются искренне найти хоть какой-нибудь практический позитив. Политики же, если они не из партии власти, в своих интервью говорят о поражениях на всех фронтах. Приближенные к Порошенко наоборот — торжествуют и перечисляют многочисленные победные штришки достижений действующего президента.

Разборки с внутренней оппозицией. Тут, нужно признать, Петру Алексеевичу действительно есть чем похвастать. В начале года он продемонстрировал, что может быть не только смешным и амбициозным, но еще властным, жестким, деспотичным. Неудобный, вечно критикующий власть, постоянно раздувающий огонек революции, Михаил Саакашвили был депортирован за пределы страны, что со стороны выглядело, как примитивный смачный пинок под зад. Военную летчицу Надежду Савченко и вовсе упекли в камеру за разговоры, призывающие к физическому устранению верхушки политического руководства, которые в избытке можно услышать в любом трамвае. Грузинский активист теперь планирует перевороты в другом месте, а некогда «народная героиня» — снова в тюрьме, но уже не в российской, и о ней вспоминают куда реже прежнего.

Газовые победы. Антироссийский вектор политики Порошенко в начале года имел явный «запах газа». 2,56 млрд долларов в пользу «Нафтогаза» — таким стал общий арифметический итог спора с российским «Газпромом», который продолжался более 3,5 лет и завершился в последний день февраля 2018 года. В течение года споры по выполнению решения Стокгольмского арбитража распространились на суды в Швейцарии, Нидерландах, Великобритании, где «Нафтогаз» пытался добиться ареста активов «Газпрома». Однако, как сообщают в компании, по состоянию на 19 декабря, она получила от «соперника» 2,093 млрд долларов. Общая сумма долга «Газпрома» вместе с процентами на остаток задолженности, которая осталась непогашенной после 28 февраля 2018 года, составила 2,689 млрд долларов. Подобным успехам можно было бы искренне порадоваться, если бы не другие показатели, «всплывшие» ближе к концу года: строительство «Северного потока-2» — не остановленное, несмотря на все предпринятые Украиной меры; цена на покупаемый Киевом в Европе газ, в ноябре побившая рекорд — в период с 1 по 30 ноября его стоимость составила 9471,93 гривны или 339,21 доллара за тысячу кубометров; газ для населения, под давлением МВФ подорожавший на 23,5%.

Рекордный урожай. Зерновых в 2018 собрали более 70 млн тонн. Это на 4 млн тонн больше, чем предыдущий рекорд, установленный в 2016 году. По расчетам министерства аграрной политики, это позволит увеличить экспорт зерна до более 47 млн тонн (против почти 40 млн тонн в предыдущем маркетинговом году). В Национальном банке рекордный урожай даже назвали одним из факторов того, что из-за сложной финансовой ситуации поступления от аграрного экспорта позволили поддержать курс гривны. Вместе с тем, земли сельхозназначения в Украине продолжают не быть товаром. Их продажа запрещена земельным мораторием, введенным еще в 2001 году. По оценкам Всемирного банка, снятие моратория и внедрение эффективного рынка земли дало бы Украине дополнительные 1,6% прироста ВВП ежегодно, но многие местные политики, зная особенности украинского рынка изнутри, опасаются возникновения очередной монополии и блокируют отмену ограничений на торговлю землей.

Заробитчане кормят страну. За первые семь месяцев 2018 года трудовые мигранты перечислили в Украину 6,35 млрд долларов. Это в пять раз больше, чем прямые иностранные инвестиции за то же время. Как ожидают в НБУ, по итогам года переводы должны достигнуть 11 млрд долларов. В 2017 году трудовые мигранты дали стране более 9,3 млрд долларов. Таким образом, украинские трудовые мигранты остаются крупнейшими инвесторами и одними из главных поставщиков валюты в страну. По подсчетам НБУ, в 2018 году объем зарплаты, полученной украинцами за рубежом, увеличился на 43% по сравнению с предыдущим годом. Вместе с тем, из-за насыщенности рынка и «западения» польской экономики темпы прироста количества трудовых мигрантов из Украины несколько замедлились. Впрочем, ожидается, что они снова ускорятся сразу после упрощения процедур по трудоустройству иностранцев в какой-то из европейских стран. Например, Германия в феврале открывает 2 млн вакансий. Однако, несмотря на чрезвычайные отношения с РФ, в России, продолжают трудиться около 3 млн украинцев.

РФ — главный торговый партнер Украины. Порошенко серьезно продвинулся в 2018 в противостоянии с Россией. Помимо решения о непролонгации большого договора о Дружбе, сотрудничестве и партнерстве удалось «обкатать» схему введения военного положения, которой можно будет воспользоваться в случае провала на выборах, привлечь внимание мировой общественности к узурпации Россией Азовского моря, добиться расширения санкций против агрессора, получить заверения США в поддержке. Это, безусловно, добавит козырей в его предвыборную кампанию. Однако, как бы ни старался Петр Алексеевич (хотя черт их знает этих больших политиков — может, на самом деле и не старался, а только делал вид), разорвать экономические отношения с РФ, у него не получилось. Статистика вещь упрямая и она серьезно огорчает украинских патриотов. За 9 месяцев 2018 года, по данным Госстата, Украина импортировала из России товаров на $5,8 млрд, что на 21% больше, чем за тот же период 2017-го. При этом экспорт украинских товаров в Россию сократился. За 9 месяцев Украина поставила в Россию товаров на $2,7 млрд, что на 7,5% меньше, чем за аналогичный период 2017 года. Отрицательное сальдо торговли с Россией достигло показателя в $3 млрд.

Впрочем, выглядеть во время выборов «патриотичнее», Порошенко, возможно, поможет Кремль. Расширив персональные ограничения против украинских политиков и бизнесменов, Москва взялась за конкретные товары, запретив к ввозу еще 55 наименований товаров из Украины. Это широкий спектр продукции — от вина и шоколада до сельхозмашин и ряда полезных ископаемых. Всего санкции накрыли примерно 10% украинского импорта в Россию — больше, чем на полмиллиарда долларов. И, судя по частоте, с которой Москва начала вводить все новые ограничения, — это далеко не конец. Запрещать еще есть что. Из пищевых продуктов в перечне оказались пшеница, подсолнечное масло, готовая или консервированная рыба, икра осетровых, кондитерские изделия, шоколад, хлеб, консервированные овощи и фрукты, фруктовые и овощные соки, пиво и вина. Из промышленных — галька, гравий, щебень, моющие средства, бумага и картон, обои, мебель со встроенным холодильным или морозильным оборудованием, провода и кабели, тракторы и прицепы, а также женские гигиенические прокладки и тампоны, детские пеленки и подгузники. Главное, что бросается в глаза — в списке почти нет главных товаров украинского экспорта, которые продаются в Россию. Это продукты неорганической химии (16,5% от всего объема), черные металлы (20,4%), а также реакторы, ядерные котлы и машины (14,4%). Такое впечатление, что Украине решили сделать некий намек. Но вот наносить серьезный удар — такой цели, видимо, на текущий момент не ставилось.

Прочие неурядицы. Если поставить цель подсчитать абсолютно все неудачи Украины, то ко всему прочему можно добавить возглавление списка МВФ самых бедных стран Европы; выпадение из ТОП-10 мировых производителей стали (в феврале 2018 года Украина упала на 12-е место в рейтинге, пропустив вперед Италию и Иран); в минувшем году страну покинуло 66 тысяч врачей; в 2018-м власть завуалированно подняла пенсионный возраст, а саму пенсию начали начислять только тем, кто имеет трудовой стаж не менее 25 лет; страна продолжила падение в долговую пропасть — госдолг вырос до 2 триллионов гривен — это почти 80 тысяч грн на каждого человека; провалено введение автоматизированной системы электронного декларирования — проверяли в ручном режиме только тех, кто не нравился власти; задолженность госбюджета по зарплате перед учителями в декабре составила около 1 млрд грн. В принципе, даже непонятно — как вообще функционируют основные государственные механизмы — либо слухи о «преждевременной кончине» слишком преувеличены, либо реальный потенциал Украины весьма занижен. Хотя, вероятно отчасти, правдив афоризм, утверждающий, что в финансовую пропасть можно падать вечно, но так и не достигнуть ее дна.

Все будет хорошо. Тем не менее, значительное число украинцев хоть и тревожатся за будущее страны, но надеются на лучшее. Наверное, это неискоренимая традиция. В сравнении с декабрем — 2017, критично-упаднических, типа «все пропало», настроений куда меньше. Однозначно сложно сказать, что более всего поддерживает дух надежды в украинцах — редкие национальные успехи или оптимистический менталитет.

«Росбалт» провел блиц-опрос среди 300 жителей Днепропетровской области на предмет самого позитивного события ушедшего года. Больше всего респондентов (105) вспомнили успех украинских боксеров (Усика, Ломаченко, Гвоздика и Далакяна), объединивших 8 чемпионских мировых поясов. На втором месте (59) — приближение выборов, которые, по мнению граждан, могут привести к «светлым» переменам. 54 человека считают главным достижением расширение и ужесточение санкций против России, в том числе непродление Договора о дружбе. 41 респондент считает лучшим то, что с зоны АТО сняли непонятный статус антитеррористической операции, назвав вещи своими именами. 24 опрошенных больше всего радуются получению Томоса. Для 12 лучшим событием стал их личностный успех, а 5 человек, как ни старались вспомнить, — не смогли назвать ни одного позитивного события.

Валентин Корж, Днепр, Украина


Ранее на тему Украинский «Нафтогаз» назвал сумму финансовых претензий к «Газпрому»

Украина обвинила Россию в незаконной установке заграждения в Крыму

Украина будет жестче следить за «нарушениями закона» в Черном море