На Южном Кавказе пока не рванет

Главными вехами 2018 года в государствах региона стали президентские выборы, отсутствие масштабных военных действий и «сдержанность» России.


В 2018-м на Кавказе ничего не «взорвалось». © СС0 Public Domain

События бывают разные: политические, военные, экономические, культурные, спортивные и прочие. Но в контексте государств такого шаткого региона, как Южный Кавказ, наиболее значительными являются первые три. Они закладывают основу не только для наступившего года, но и среднесрочной перспективы внутренней стабильности и отношений с соседями.

Главным политическим действом 2018 года для всех трех государств Южного Кавказа — Азербайджана, Армении и Грузии — стали президентские выборы. Но в каждом из них они носили разную нагрузку и прошли по-разному, зеркально отражая ту внутри- и внешнеполитическую обстановку, в которой они «варятся».

Грузия

Нового президента здесь на излете года выбрали со скандалом — оппозиция не признала победы уроженки Парижа и французского дипломата грузинского происхождения Саломе Зурабишвили. Ну и, как положено, митингует время от времени. Победе дамы сильно поспособствовал страх значительной части населения перед возвращением в страну экс-президента Михаила Саакашвили, а это было бы неизбежно, если б победил его соратник Григол Вашадзе. И, конечно, усилия правящей партии «Грузинская мечта», шефом которой является миллиардер Бидзина Иванишвили: его финансы пришлись очень «кстати». Знаменательны выборы были еще и тем, что впервые в истории Грузии женщина стала президентом, и что голосование прошло в два тура. Это последнее обстоятельство должно четко донести до власти, что народ ею недоволен и может «прокатить» ее на парламентских выборах.

В общем, пресловутая «коабитация», через которую страна уже проходила с большими неприятностями, ей сейчас не грозит. Каким президентом будет Зурабишвили — «всего населения», как она обещает, или только его «кучки», сказать сейчас сложно. Ясно пока одно — Зурабишвили будет проевропейским президентом. А судя по ее противоречивым высказываниям в адрес России, последовательности на соответствующем внешнеполитическом векторе ждать от нее не стоит. Отметим также, что после инаугурации Зурабишвили Грузия полностью перешла к парламентской форме правления, и президент не имеет почти никаких полномочий. Это, однако, не дает уверенности в его полном послушании правящей партии — урок «сопротивления президента» другим ветвям власти Грузия тоже уже проходила.

Что касается экономики. Похвастаться в этой сфере нечем, хотя страна переживает невиданный, со времен распада Советского Союза, туристический бум — количество приезжих в прошлом году перевалило за 8,5 миллиона. Среди визитеров лидирующие позиции занимают россияне. Самым ярким экономическим событием прошлого года грузинские эксперты единодушно называют обнуление банковских задолженностей 600 тысячам должников. Но реально за этим шагом стоят политические мотивы: обещание попавшим в «черный список» простить долги прозвучало незадолго до выборов, их покрытие взял на себя «Карту банк», основателем которого является Иванишвили. Такая милость распространилась далеко не на всех должников, но все же.

Между тем МВФ вполне доволен экономическими показателями Грузии, и даже к концу прошлого года решил выделить ей четвертый транш кредита в размере 41,6 миллиона долларов. Чему же радуется МВФ, когда реально в стране место имеет стагнация экономики и удручающая безработица? Оказывается, «разумной макрофинансовой политике и реализации реформ», которые простой смертный на себе не ощутил. Один из грузинских экспертов весьма метко заметил, что оценки МВФ о ситуации в Грузии годятся, скорее, для юмористических изданий.

При этом нельзя не подчеркнуть, что Грузия по итогам 2018 года заняла седьмое место во Всемирном рейтинге экономической свободы — в нем «обозрели» 162 страны. Это хороший сигнал для инвесторов, но они почему-то не дерутся за место под грузинским солнцем. Соседи — Армения, Азербайджан, Турция и Россия заняли 29-е, 106-е, 86-е и 87 места соответственно.

В общем, Грузию на бумаге можно считать оазисом свободы и рыночной экономики. По официальной статистике, за девять месяцев прошлого года страной достигнут почти пятипроцентный рост ВВП — более «свежих» данных пока нет. За этой цифирью стоят увеличение экспорта, доход от туризма и поступление денежных переводов из-за рубежа. По объемам переводов опять же лидирует Россия. Кстати, во внешнеторговом обороте Грузии она занимает второе место.

Несмотря на отсутствие дипломатических отношений между двумя странами и их бесконечные претензии друг к другу, Россия, судя по интервью главы МИД Сергея Лаврова «Комсомольской правде», не собирается «душить» Грузию и разрывать с ней торгово-экономическое, транспортное и иное взаимодействие — в ответ на разговоры об открытии в стране военных баз США и функционирование американской биолаборатории  Лугара. «Вы хотите задушить Грузию? Ради чего? Вы говорите, что 40 процентов населения Грузии — за связи с Россией, и вот вы эти связи разорвете, и будет не сорок, а два процента», — заявил Лавров. При этом он дал понять, что камень преткновения в грузино-российских отношениях — признание РФ независимости Абхазии и Южной Осетии — с места не сдвинется: Москва продолжит поддерживать своих «союзников».

Армения

Республика тоже стала парламентской, и сменился в ней не только президент, являющийся, как и в Грузии, «свадебным генералом». Фактически в Армении к лету произошел революционный захват власти — прозападный депутат парламента Никол Пашинян вырвал бразды правления у Сержа Саргсяна. А к концу года в республике состоялись парламентские выборы, в результате которых бывшая правящая Республиканская партия в законодательный орган не попала. Внутриполитический ландшафт изменился кардинально — практически вся власть сосредоточена в руках премьера Пашиняна. Какими будут алгоритмы развития Армении на перспективу, говорить сейчас рано. Революционная «пена» пока не осела — «бывших», включая экс-президента Роберта Кочаряна, сажают в тюрьму, а других, как, например, членов группировки «Сасна црер», которая в 2016 году захватила полк Патрульно-постовой службы полиции в Ереване (трое силовиков погибли), выпустили на свободу. На этом фоне место имела серия скандалов, связанных с «наездами» на российский бизнес в Армении (РЖД, «Газпром»), а также арестом в Ереване генсека ОДКБ Юрия Хачатурова.

Несмотря на то, что Пашинян обещал не делать «крутых виражей» во внешней политике, его практическая деятельность это не вполне подтверждает.  Впрочем, у него связаны руки не только экономической и военно-политической зависимостью от России, включая карабахское урегулирование, но и отсутствием надежной «спины» в лице «коллективного Запада», в частности, США: «хозяева мира» к нему пока присматриваются. Да и Россия — тоже.
В Москву Пашинян после прихода к власти летал уже трижды, и вообще он взял комплиментарный тон в отношении России с некоторыми «но», подтверждающими наличие проблем в армяно-российских отношениях. В самом конце уходящего года армянский премьер в очередной раз слетал в Белокаменную и шестой раз встретился с Путиным, заявившим, что отношения между двумя странами «по-настоящему союзнические» и «наполнены достаточно большим содержанием». Пока это «содержание» основано на дислокации в Армении российской военной базы, охране границ РА с Ираном и Турцией пограничниками РФ, участием Еревана в ОДКБ и ЕАЭС. А также тем обстоятельством, что Россия продолжает оставаться главным внешнеэкономическим партнером Армении, поставщиком природного газа и вооружения. Однако все чаще звучат призывы вывести базу вместе с пограничниками.

Кстати, несмотря на «союзничество», а также вопреки ожиданиям армян, Россия с 1 января текущего года повысила цену на поставки газа в РА  — теперь, вместо 150 долларов за тысячу кубометров, республика будет платить 165 долларов. Власти утверждают, что на потребительском тарифе повышение цены не отразится. Официальные статистические данные говорят о том, что за 11 месяцев минувшего года экономический рост в Армении составил 5,7%, но, как и в Грузии, население такого «рывка вперед» не ощутило. Армянские эксперты констатируют спад показателей по экспорту, в сельском хозяйстве, горнорудной промышленности, однако отмечают рост в сфере услуг за счет развития игрового сегмента — лото, казино и т. д. Но на этом, понятно, далеко не уедешь: нужны инвестиции и новые технологии, а их нет.

На этом стагнационном фоне Минфин Армении прогнозирует рост внешнего долга республики в этом году на 490 миллионов долларов, то есть почти до 50% от ВВП. Но это не смущает армянские власти, вряд ли имеющие представление о том, как страна будет вылезать из долговой ямы. Более того, они рассчитывают в этом году получить российский кредит в размере 343 миллиона долларов; от Азиатского банка развития — 53, 1 миллиона в валюте США, и немногим более 50 миллионов — от Международного банка реконструкции и развития. Ну и далее «по мелочам» — от ЕБРР и других кредиторов. Народ ропщет и жалуется на бедность — достаточно сказать, что увеличенный в 2019 году размер месячной пенсии в Армении едва дотянет до 50 долларов. Иные же убеждены, что страна с ее новой революционной властью «прорвется» и скоро будет благоденствовать.

Азербайджан

Жизнь в этой республике, считающейся «самой не демократичной» в регионе Южного Кавказа, заметно отличается от жизни ее соседей. Политические свободы, которых, по большому счету, нет нигде на постсоветском пространстве, однако с разными «вариациями», в Азербайджане ставят гораздо ниже твердых гарантий безопасности и стабильности. Так что Баку по части «свобод» постоянно слышит критику в свой адрес от правозащитников и «демократичного Запада». Но «философия» правящей семьи Алиевых и их команды избавила республику от большого хаоса: внешние силы, да и некоторые внутренние, пока лишены возможности «замутить воду» в Азербайджане. Власти проводят умеренно многовекторную внешнюю политику, и она себя оправдывает. С Россией у Азербайджана прекрасные отношения, причем он ухитрился не стать вассалом своего большого соседа.

Прошедший год можно считать для Азербайджана успешным. Ильхам Алиев снова стал президентом — за него проголосовали более 86% избирателей. Выборы не стали внутриполитическим потрясением для республики и прошли почти незамеченными. Серьезных социальных потрясений тоже не было. Что касается экономики, она по-прежнему во многом зависит от цены на нефть, но в прошлом году стране подфартило: цена на азербайджанский «продукт» составляла в среднем 70 долларов за баррель, что позволило стабилизировать экономику и значительно пополнить валютные запасы. Какие сюрпризы принесет нефтяной рынок Азербайджану в этом году — неизвестно, но республика делает серьезные шаги по диверсификации экономики и кое-какие положительные результаты у нее уже есть. Во всяком случае, новые рабочие места в Азербайджане за счет реализации множества малых и крупных проектов создаются, и такой удручающей безработицы, как в Грузии и Азербайджане, здесь нет. Впрочем, пенсионеры тоже не шикуют, но уровень средней пенсии у азербайджанцев в три раза выше, чем у грузин и армян.

Надо думать, что в нынешнем году улучшению качества жизни в Азербайджане (здесь началась серьезная либерализация налоговой политики) и усилению его международных позиций будет способствовать начавшийся в прошлом году «газовый бум» — Южный газовый коридор по экспорту азербайджанской нефти в Турцию и Европу, состоящий из четырех крупных проектов, уже заработал. Кроме того, прошлый год был отмечен еще одним успехом — подписана Конвенция по Каспию, положившая конец распрям по морю, длившимся почти четверть века. Это означает возможность реализации для каспийских государств, включая Азербайджан, новых выгодных проектов по добыче, экспорту и транспортировке углеводородов. И, что важно, Конвенция запрещает военное присутствие  на море государств не прикаспийских стран.

Но наиболее актуальную проблему Азербайджану в 2018 решить не удалось, и она перекочевала в год наступивший — это мирное урегулирование армяно-азербайджанского и карабахского конфликтов. Собственно, относится это и к Армении. А над Грузией по-прежнему висит, без надежд к подвижкам, абхазский и югоосетинский вопросы. Граница со стороны Южной Осетии время от времени переносится вглубь грузинской территории. Но здесь, а также в Абхазии, хотя бы не стреляют. А вот в зоне карабахского конфликта некоторое затишье наступило лишь к концу прошлого года — вероятно, встреча Алиева с Пашиняном, а также сдерживающий «ресурс» России пока свое дело делают. Переговоры по урегулированию заметно оживились, и глава азербайджанского МИД Эльмар Мамедъяров  даже выразил осторожную надежду на то, что в 2019 году «будут достигнуты определенные подвижки с точки зрения вывода вооруженных сил Армении с  оккупированных территорий Азербайджана».

В общем, Баку ведет себя уверенно, и расклад сил в зоне конфликта, а также его очевидное военное превосходство над Ереваном и Степанакертом, отсутствие в «СНГовье»  сочувствующих Армении в этом конфликте позволяют надеяться, что такая «пороховая бочка», как Южный Кавказ, пока все же не взорвется.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему Жителей Грузии косит «свиной» грипп

Пашинян рассчитывает на дешевый российский газ для Армении

В Кремле рассказали, зачем Пашинян прилетит в Москву к Путину