Латвии разрешили жить по «неевропейским» законам

Русская община страны получила ответ из ЕС по поводу жалобы на закрытие школ нацменьшинств. Смысл его таков: мы ни при чем, а не нравится — обращайтесь в суд.


Интересно, что в соседней Литве в это же время доля тех, кто учится в «русских» школах, увеличивается. © Фото РСЛ

Вступление республик Балтии в Европейский союз, казалось бы, ознаменовало начало новой эпохи. Впервые в составе ЕС оказались страны с коренным русским населением, а не с иммигрантским, как в других государствах. Таким образом, русская культура и образование на русском языке стали неотъемлемой составной частью культуры Евросоюза. Это означало, что теперь руководство ЕС берет на себя ответственность за сохранение традиционной русской культуры и образования в странах Балтии, в том числе в Латвии, как части культуры и образования всего Евросоюза. Во всяком случае, должно было означать.

Традиции образования на русском языке имеют в Латвии более чем 200-летнюю историю. Первая «русская» школа появилась в 1789 году. Но это не остановило латвийский Сейм, и в 2018 году были приняты поправки к Закону об образовании, которые практически уничтожают эту культурную традицию. Протесты и письма Русской общины в Конституционный суд пока не привели к желаемому результату — латвийские власти их просто проигнорировали. Тогда пришлось обратиться в Брюссель, чтобы выяснить, как на это вопиющее нарушение прав реагируют все три властные структуры ЕС — Евросовет, Европарламент и Еврокомиссия, а также Совет Европы.

Письма в Брюссель от имени Русской общины Латвии были отправлены 26 января 2018 года, последним пришел ответ из Европарламента — случилось это 27 ноября. В этих посланиях есть интересные и довольно неожиданные моменты. Главное — оказывается, что все провозглашенные гуманные принципы в отношении русского образования… не действуют!

В частности, в ответе на письмо, адресованное председателю Европейской комиссии Жан-Клоду Юнкеру, глава департамента Ульрих Сондерманн указывает: «В области образования, в соответствии со статьей 165 Договора о деятельности ЕС, странам-членам ЕС предоставлена возможность самим устанавливать содержание обучения и организацию систем образования, включая выбор языка преподавания. То есть в случаях, где не применялось законодательство ЕС, страны-члены сохраняют верховенство для принятия решения о меньшинствах, так как, согласно статье 51(1) Хартии основных прав, она принимается во внимание в странах ЕС только когда они выполняют законы ЕС».

Вот такая юридическая эквилибристика. Хартия основных прав есть, а закона ЕС нет. Но разве не за эту Хартию мы голосовали, вступая в Евросоюз? Поэтому каждый полученный от европейских инстанций ответ заставлял испытывать удивление и определенное разочарование: похоже, светлые идеалы подменяются юридическим крючкотворством и отписками.

Кстати, и в наших письмах это было указано, даже во времена нацистской оккупации в Латвии работало 217 русских школ, в которых учились 27 239 школьников и работали 947 учителей. И вот теперь, через много лет после последней войны, согласно принятому закону, будут уничтожены остатки образования на русском языке. А современная администрация Евросоюза, судя по полученным нами ответам, не собирается этому препятствовать. Современные Понтии Пилаты в очередной раз «умывают руки».

В ответе на письмо Генеральному секретариату Совета ЕС, который помогает Европейскому совету и Совету ЕС, адресованное председателю Европейского совета  Дональду Туску, отмечается: «Хартия последовательно не устанавливает главенство власти ЕС в сфере базовых прав в Латвии. В случае вашего Закона об образовании, где Хартия не применяется, защита базовых прав последовательно обеспечивается Конституцией Латвии и международными конвенциями, которые Латвия ратифицировала. Латвия, которая является членом международных организаций и подписала ряд конвенций, таких как ECHR, обязана уважать международные установки в отношении прав человека. В случае нарушения фундаментальных европейских ценностей у частного лица есть возможность обратиться в местный суд. Если все соответствующие национальные механизмы исчерпаны, частное лицо имеет право подать иск в Европейский суд по правам человека (ECHR) в Страсбурге, который и будет устанавливать правомерное применение ECHR и фундаментальных свобод».

Вот так: «обязана уважать», но ведь не уважает. Конституция Латвии не обеспечивает защиту базовых прав получения образования на русском языке. А то, что фундаментальные европейские ценности при этом нарушаются, оказывается проблемой частного лица, имеющего право судиться. Если подобный иезуитский подход, основанный на гибких моральных принципах и казуистике, вполне применим в богословский спорах, то в отношении русскоязычного меньшинства, составляющего треть населения Латвии, он кажется поистине лицемерным.

А ведь мы, русские граждане Евросоюза, голосовали за вступление в ЕС, поверив в европейские ценности, в то, что в ЕС верховенство закона касается и защиты прав национальных меньшинств вне зависимости от их происхождения. Но по факту с образованием на русском языке положение стало гораздо хуже, чем когда-либо. Что бы сказали по этому поводу отцы-основатели Европейского союза?

Кстати, на днях был опубликован доклад Консультативного комитета экспертов выполнения Рамочной конвенции по защите прав нацменьшинств при Совете Европы по Литве. Нельзя сказать, что у соседей все идеально, но, что называется — почувствуйте разницу. При том, что русских в Литовской Республике осталось всего 4,7% (шесть лет назад было 5,6%), однако доля тех, кто учится в «русских» школах, даже выросла — с 4 до 4,3%. В «польских» — также увеличение, с 3,2 до 3,4%. Соответственно, доля обучающихся в «литовских» школах немного уменьшилась. При этом, как утверждает в интервью Delfi посол Литвы в Риге Артурас Жураускас, ученики в школах нацменьшинств «обязаны учить историю, географию и основу гражданственности на литовском языке, а финансирование таких школ на 20% выше, чем для литовских школ». Ну, а о том, что в Литве никогда не было «неграждан», можно и не напоминать.

Казалось бы, разница в ситуации с возможностью получения образования на «своих языках» и отношением к нацменьшинствам в двух постсоветских республиках налицо. Однако в аналогичном докладе, вышедшем в октябре, Совет Европы призвал власти Латвии всего лишь «не злоупотреблять» так называемым «положением о лояльности», на основе которого были закрыты две частные русские школы, и пресекать по возможности высказывания о «русских колонистах». А в остальном — все прекрасно, сплошной прогресс.

Владимир Соколов, президент Русской общины Латвии.


Ранее на тему В ООН заявили о нарушении Латвией международного права из-за реформы образования

В правительстве Латвии заявили, что отказ от русскоязычного образования — это «политическая цена»

Президент Латвии утвердил запрет на русскоязычное образование в частных вузах