Запретить не удалось даже неонацистов

У спецслужб ФРГ накопились серьезные вопросы к «Альтернативе для Германии» насчет ее связей с радикалами, говорит немецкий политолог Дмитрий Стратиевский.


АдГ уже сама стала частью власти, хочет она того или нет. © Фото из личного архива

Федеральная служба по защите конституции Германии (BfV) начала изучать «основания для расследования» деятельности крайне правой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ). В СМИ уже появились сообщения, что ничего подобного в послевоенной истории страны пока не было. Это означает, что федеральные власти основательно обеспокоены деятельностью политической силы, имеющей фракцию в Будестаге и во всех земельных лантагах.

Поводы для этого АдГ давала и раньше, однако взялись за нее только после того, как BfV возглавил Томас Хальденванг, сменивший в ноябре 2018 года на этом посту Ханс-Георга Маасена, которого подозревали в симпатиях к ультраправым. Эти подозрения особенно усилились в сентябре прошлого года, когда Маасен публично заявил, что не увидел ничего предосудительного на видеокадрах, запечатлевших охоту ультраправых на мигрантов. И вот теперь, после отставки Маасена, пост главы основной немецкой спецслужбы занял его бывший заместитель Хальденванг.

О том, может ли пристальное внимание немецкой спецслужбы к АдГ привести к запрету последней, а также какова на сегодня ситуация с крайне правыми настроениями в стране, обозревателю «Росбалта» рассказал немецкий политолог, член правления берлинской рабочей Комиссии по борьбе с правым экстремизмом («Стратегия против правых») Дмитрий Стратиевский.

— На ваш взгляд, возможен ли такой расклад, что те действия, которые начинает предпринимать сейчас Служба по защите конституции, приведут к запрету одной из парламентских партий — АдГ?

 — Запретить, думаю, не получится. У нас есть примеры из недавней практики, когда конституционному суду не удалось запретить даже праворадикальную Национал-демократическую партию, в течение десятков лет выдвигающую абсолютно неонацистские лозунги.

Запретить политическую партию в Германии тяжело. В общей сложности было три или четыре таких прецедента за всю историю ФРГ. Но сам факт наблюдения за АдГ со стороны BfV по всем землям Германии говорит о многом. Наблюдать будут как за ее простыми членами, так и за партийными функционерами. Информация будет анализироваться, будут выясняться их связи, в том числе, и с более радикальными неонацистскими элементами, которые находятся в подполье. За так называемыми «братствами» — полностью неонацистскими организациями.

— Что касается этих неонацистских «братств» — предполагается, что они каким-то образом входят в состав АдГ?

 — Такие факты известны уже давно. Вообще, АдГ состоит из нескольких групп или внутрипартийных платформ. Две из них, так называемая «патриотическая платформа» и так называемое «Крыло», на мой взгляд, абсолютно неонацистские организации. Они являются составной частью этой партии, получают квоты на выборах и оказывают серьезное влияние на руководство АдГ. Достаточно посмотреть состав сотрудников, которых приняли на работу депутаты Бундестага от АдГ, избранные в 2017 году. Там очень много людей связанных с праворадикальными и другими неонацистскими организациями.

Иначе говоря, если того или иного политика из Альтернативы не всегда можно назвать неонацистом, то в его ближайшем окружении есть связи с такими людьми. Однако и среди политиков из этой партии достаточно высокого уровня также есть люди с праворадикальными взглядами. Достаточно назвать депутата Бундестага от АдГ Петра Быстрона (Petr Bystron). Он уже давно находится под наблюдением немецкой контрразведки, потому что в его окружении есть праворадикалы, готовые к насилию. Так что принятое Службой по защите конституции решение совершенно правильное. По большому счету, это нужно было сделать уже давно.

Конечно, среди политиков из АдГ есть те, кого можно назвать просто популистами, но их с каждым месяцем становится все меньше и меньше, партия продолжает резко двигаться вправо.

— Но состав ее фракции в Бундестаге, насколько я понимаю, не меняется?

 — Нет, состав ее фракции остается стабильным. В 2017 году я написал статью, в которой склонялся к тому, что внутри парламентской фракции АдГ все-таки произойдет раскол, и на ее месте образуется несколько мелких фракций, потому что более или менее правые популисты, по идее, должны были быть не согласны с тем резким креном в сторону радикализма и неонацизма, который имеет место в этой партии. Но какие-то внутренние механизмы, видимо, не сработали, и фракция АдГ осталась единой.

— А численность Альтернативы растет?

 — Незначительно. Она по-прежнему относится к небольшим партиям. В ней до сих пор меньше членов, чем, допустим у «Зеленых». Но у нее довольно большое число симпатизантов. Дело в том, что быть членом АдГ в определенных кругах, как говорится, не комильфо. Поэтому есть люди, которые поддерживают эту партию, в том числе, и финансово, но не афишируют этого. И таких довольно много.

— А что сейчас с ксенофобскими, антимигрантскими настроениями в Германии, которые, собственно, и являются почвой, на которой произрастает современный неонацизм?

 — За последние месяцы здесь ничего не изменилось. Число сторонников таких взглядов остается стабильным, но в силу определенной вседозволенности интернета есть крен в сторону даже скорее не откровенного неонацизма, а, скажем так, в сторону произвольного популизма и отрицания самих демократических основ.

— Что вы имеете в виду под этим?

 — Есть в Германии определенная часть общества, которая воспринимает любые демократические партии в виде некоего монолитного блока, обслуживающего власть, а такие партии, как АдГ воспринимает как настоящую оппозицию, хотя это не так. АдГ уже стала системной партией, она уже сама — часть власти, хочет она этого или нет.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему В Германии жестоко избили оппозиционного депутата

Немцы оказались рекордно лояльны «Альтернативе для Германии»

В парламенте Германии обсудят отмену санкций против России