Курильские острова поплыли на юг

Мирное соглашение России и Японии вышло из области невозможного — Токио осторожно одобряет результаты переговоров премьера Синдзо Абэ в Москве.


Выводы можно будет делать по поведению Японии в отношении санкций против России. © Фото с сайта www.kremlin.ru

Генеральный секретарь японского правительства Ёсихидэ Суга назвал переговоры между президентом России Владимиром Путиным и премьер-министром Японии Синдзо Абэ «отличным стартом 2019 года» для двусторонних отношений. Судя по его выступлению, хотя ни на какое соглашение по Курилам официально выйти не удалось, в Токио все же довольны результатами встречи в Москве. Возможно, Абэ получил какие-то неофициальные сигналы, что в принципе Кремль доволен его новой позицией, согласно которой японцы готовы сейчас добиваться возврата только острова Шикотан и островной гряды Хабомаи, забыв об Итурупе и Кунашире.

Так или иначе, генсек кабинета министров Японии назвал заключение мирного договора «не такой простой проблемой, которую можно решить сразу по итогам нескольких переговоров». Суга при этом добавил, что Путину и Абэ удалось «провести конструктивные переговоры по различным сферам».

Стоит напомнить, что уже давно идут разговоры о том, что Россия может согласиться обменять часть или даже все Курильские острова на заключение мирного договора с Японией, который так и не был подписан СССР после завершения Второй мировой войны. Не был он подписан собственно именно из-за этих островов, потому что японские власти считали, что они входили в состав их страны еще в довоенный период, а значит, не должны быть переданы Советскому Союзу.

В Японии Курилы называют «северными территориями» и нынешний премьер Синдзо Абэ сделал их возвращение одним из ключевых пунктов своей программы. Однако до сих пор ему не удавалось сдвинуть переговоры с Россией с мертвой точки. Напротив, российские руководители демонстративно ездили на Курильские острова, там размещалось новое вооружение.

И вот, в конце 2018 года вдруг активно пошли слухи, что лед тронулся. Затем, правда, 14 января Сергей Лавров сделал достаточно резкое заявление о том, что ни о каком «возвращении» территорий речи и быть не может. Казалось бы, вопрос закрыт. Но визит Синдзо Абэ в Москву все же не был отменен или перенесен, как это уже бывало, когда консультации заходили в тупик. Напротив, накануне отъезда в Россию японский премьер заявил, что готов обсуждать передачу только Шикотана и Хабомаи, пока оставив за пределами переговоров Итуруп и Кунашир. В итоге, как и планировалось, переговоры Владимира Путина и Синдзо Абэ прошли 22 января в Москве.

Четкого заявления о том, что подписание мирного договора возможно в ближайшее время нет, как и сведений о том, на каких условиях это может произойти. Как сообщается официально, итогом переговоров стала инициатива продолжить обсуждение этого вопроса на уровне глав МИД в феврале на полях Мюнхенской конференции по безопасности. Также руководители двух стран договорились налаживать связи между оборонными ведомствами и пограничными службами.

Владимир Путин сообщил, что встреча прошла «в деловой и весьма конструктивной атмосфере». В свою очередь, Синдзо Абэ назвал прошедшие переговоры «откровенными».

Казалось бы, полный или почти полный провал. Однако по итогам переговоров Владимир Путин сделал как бы мимоходом очень важное заявление. Он сказал, что Россия подтвердила заинтересованность в подписании мирного договора с Японией на основе декларации 1956 года. Тогда, напомним, СССР предлагал передать в качестве жеста доброй воли японцам Хабомаи и Шикотан, но только уже после подписания мирного договора, чтобы формально это не было обменом и сделкой.

Собственно, об этом же, по сути дела, говорил и Синдзо Абэ. А если к этому добавить соглашение о сотрудничестве пограничных служб, которые, в случае такой сложной схемы, могли бы обеспечить де-факто контроль японцев над островами на период подписания соглашения без прямой их передачи Японии, то создается ощущение, что в целом предварительное соглашение на переговорах в Москве все же было достигнуто.

Мгновенной передачи островов не будет — и на Мюнхенской конференции главы МИД явно еще не договорятся и не заявят об этом. Но к осени, теоретически, такое соглашение в сложившейся ситуации возможно.

Впрочем, скорее всего, ясность наступит уже в ближайшее время — выводы можно будет сделать по поведению Японии на международной арене в отношении санкций против России и по тому, как будет вести себя японский бизнес, от которого российские власти, после заключения мирного договора надеются получить инвестиции и современные технологии.

Иван Преображенский


Ранее на тему Лавров: Москва готова «прямо сейчас» подписать с Токио мирный договор о добрососедстве

Лавров: Мы готовы обсуждать с Бишкеком вопрос открытия второй российской базы

Минобороны: Статью экс-главы Генштаба Абхазии о «захвате» Курил не надо принимать всерьез