Каракас — Минск: история «братских» отношений

Александр Лукашенко «дружил против Запада» и с Уго Чавесом, и с Николасом Мадуро. Итог: огромные долги Венесуэлы, возвращение которых — под вопросом.


По неофициальной информации, Каракас задолжал Минску около $500 млн. © Фото с сайта president.gov.by

В Каракасе на митинге 23 января председатель венесуэльского парламента Хуан Гуайдо объявил себя временным президентом. На следующий день МИД Белоруссии заявил: «Мы считаем, что все проблемные вопросы должны решаться самим венесуэльским обществом и исключительно путем мирного диалога в рамках правового поля и Конституции. Венесуэльский народ может самостоятельно справиться с возникающими трудностями без вмешательства извне».

А поздним вечером 25 января Александр Лукашенко позвонил Мадуро и рассказал ему, что тщательно отслеживает ситуацию в дружественной Венесуэле и сопереживает очередному витку напряженности, который подпитывается деструктивными силами как внутри, так и за пределами страны. Лукашенко заверил, что Венесуэла всегда может рассчитывать на поддержку Минска. Но именно это утверждение в самой Белоруссии воспринимается очень неоднозначно.

Вопрос теневых сделок

Последние полтора десятилетия белорусский президент буквально выставлял напоказ свою дружбу сперва с Уго Чавесом, потом — с Николасом Мадуро. Официальные Минск и Каракас с удовольствием обменивались многочисленными визитами, охотно запускали совместные проекты. В Минске, кстати, даже есть парк имени Уго Чавеса.

По мере того, как дела у Венесуэлы шли все хуже, визиты более редкими не становились — но неофициальные источники все чаще рассказывали, что окружение президентов двух стран активно проводит теневые сделки, не имеющие ничего общего с обычной и взаимовыгодной взаимной торговлей. Теперь, когда режим Мадуро под угрозой, белорусские независимые СМИ вспоминают некоторые странные поездки Лукашенко в Венесуэлу. Например, в 2012 году, когда он прилетел в Каракас на собственном роскошном Boeing 767 300ER. Затем самолет остался в столице Венесуэлы на несколько дней, а Лукашенко продолжил турне по Латинской Америке уже на стареньком Boeing 737, принадлежащем Чавесу, на котором даже сам команданте побаивался летать. Журналисты двух стран тогда писали, что «борт № 1» остался в Каракасе для секретной разгрузки. Что привез Лукашенко в Венесуэлу, тогда так и не выяснили.

Припоминают сейчас и многочисленные визиты высокопоставленных чиновников и военных из Венесуэлы, Судана, Ирана и Ирака в Минск, многие из которые усиленно скрывались от общественности. Наконец, 23 января разлетелись сообщения, что группа белорусских силовиков уже неделю работает в Венесуэле над предотвращением попадания в случае успеха переворота в руки оппозиции стратегически важной информации о белорусско-венесуэльских отношениях.

Конечно, из-за традиционного стремления белорусских властей держать все в тени, даже вполне безобидные сделки начинают выглядеть как что-то очень сомнительное. Но и то, что открыто для всех, порой выглядит, так скажем, «не очень». За последний десяток лет белорусские власти вложили в масштабные и одновременно сомнительные проекты в Венесуэле значительные средства. Еще при Чавесе белорусы строили там жилье, добывали нефть, обслуживали поставленное вооружение и работали на заводах по сборке тракторов, грузовиков и погрузчиков, выпуску кирпичей и т. д. Однако из-за затяжного кризиса в экономике страны белорусские вложения находятся под угрозой. В годы правления Мадуро экономика Венесуэлы была не в состоянии рассчитываться по белорусским товарным кредитам и совместным проектам. А новая власть, скорее всего, направит страну в другую сторону и даже может принять политическое решение по невозвращению этих денег.

Статистика красноречива: товарооборот Белоруссии с Венесуэлой в 2010 году составлял больше миллиарда долларов, а уже в 2014-м — только $4 млн. В 2015-м Белоруссия импортировала из Венесуэлы товаров на… $600 — запчасти к автомобильной технике. При этом нет единой оценки того, сколько правительство и компании Венесуэлы должны Белоруссии. «Радио Свобода» называет цифру $500 млн, в белорусском Совмине от комментариев уклоняются.

Нефть от Уго Чавеса

Одна из самых ярких страниц двусторонних отношений — история с альтернативными поставками нефти из Венесуэлы взамен российской. В 2010 году во время нефтяного конфликта, возникшего после введения Россией экспортных пошлин на нефть, официальный Минск пытался найти альтернативу российскому сырью в Венесуэле. Лукашенко тогда публично обругал «недружественный» Кремль и полетел в Каракас, к Уго Чавесу. Там был заключен двухлетний контракт на поставку 14 млн тонн сырой нефти между Белорусской нефтяной компанией и венесуэльской PDVSA. Но по итогу объемы оказались намного меньше, а поставки шли не из Венесуэлы, а из Азербайджана (по своп-схеме нефть из Венесуэлы была продана в США как азербайджанская). В 2010—2011 годах на белорусские НПЗ пришло почти 1,5 млн т нефти азербайджанского происхождения, поставленной через Черное море и Одесский порт. Небольшие поставки венесуэльской нефти «Санта-Барбара» в Белоруссию шли и через литовскую Клайпеду, и эстонский порт Мууга.

Позднее белорусские власти признали, что затраты на транспортировку из Венесуэлы очень велики. Но тогда маневр себя оправдал, Москва пошла Минску на уступки: отменила пошлины и возобновила поставки нефти. «Поставки нефти из Венесуэлы были братской помощью нашей стране в нужный момент», — говорил в 2012 году тогдашний первый вице-премьер Владимир Семашко. Проще говоря, России не понравилось появление альтернативных поставщиков, и она пообещала полную загрузку белорусских НПЗ. Блеф удался.

Также в Венесуэле работает совместное предприятие по добыче нефти и газа «Петролера БелоВенесолана» (доля «Белоруснефти» в СП составляет 40%). С 2008-го по 2017 годы было добыто более 9 млн тонн нефти и 6,8 млрд куб. м газа. Впрочем, в последнее время экономические отношения между странами были осложнены из-за проблем с расчетами. Говоря точнее — из-за отсутствия денег у Венесуэлы.

Трактора и слитки железа

Один из крупнейших производителей тракторов в мире (10% рынка), Минский тракторный завод (МТЗ) старается открывать свои сборочные производства в самых разных странах мира. Венесуэла выглядела очень привлекательно, и Уго Чавес лично попросил белорусов построить в его стране аналогичное производство. Так в 2012 году было создано СП «ВенеМинск Тракторес» по сборке тракторов «Беларусь». За следующие пять лет в Венесуэлу из Белоруссии было поставлено 2906 тракторокомплектов МТЗ. Сумма поставок вместе с запчастями составила более $76 млн; покупатели получили 2612 машин.

Но смерть Чавеса, плюс охвативший Венесуэлу экономический кризис, усугубленный резким падением мировых цен на нефть, затормозил расчеты и поставку белорусской техники в эту страну. К октябрю 2017-го долг венесуэльских компаний перед МТЗ составлял почти $50 млн. Когда стало понятно, что расплатиться живыми деньгами южноамериканские друзья не смогут, обе стороны начали искать бартерные схемы. Было подготовлено соглашение по расчету за отгруженные тракторы брикетированным железом. Дальше — все непонятно. В ноябре 2017 года венесуэльские СМИ сообщили, что якобы в Белоруссию направилось первое судно с железными слитками. Руководители МТЗ заявили журналистам, что никакого железа так и не увидели.

Другие проекты

В Венесуэле с участием белорусов также созданы СП «МАЗВЕН» по сборке грузовиков «МАЗ» и завод «Макинарьяс Баринас» по «свинчиванию» белорусской тяжелой дорожно-строительной техники «Амкодор». Об их работе сообщается мало, известно только, что за поставленные машинокомплекты «МАЗов» Венесуэла должна куда больше, чем за трактора, — около $170 млн. Сейчас совместные предприятия в основном занимаются сборкой оставшихся от прежних поставок машинокомплектов и сервисным обслуживанием, а стороны ведут бесконечные переговоры о реструктуризации долгов.

Министр архитектуры и строительства Беларуси Анатолий Черный в свое время рассказывал журналистам, что Белоруссия ведет строительство жилых домов в Венесуэле в долг. В рамках программы «Великая Миссия Жилье» белорусская компания обязалась построить 10 тысяч квартир. К прошлому году сдали 80% от обещанного. «Задолженность весомая. $108 млн задолженность перед компанией „Белзарубежстрой“, и вот два вводимых дома дают еще $5 млн, поэтому финансовое положение сложное. Но, понимая ситуацию, понимая отношения между нашими странами, мы продолжаем строительство», — цитирует белорусское телевидение Анатолия Черного.

Последние полтора десятка лет мы видели, как один социалистический проект (Белоруссия) пытается помочь выжить другому социалистическому проекту (Венесуэле). Оба при этом показывали свою экономическую несостоятельность: Белоруссия уходила бы в минус без российских дотаций, а Венесуэла в итоге так в минус и ушла, не помогли даже крупнейшие в мире запасы нефти. Наверное, это с социализмом что-то не так.

Михаил Петровский


Ранее на тему В Турции тяжело ранили белорусского дипломата

Козак: Переговоры с Минском по газу начнутся после решения вопросов интеграции

Протокол об экспорте нефтепродуктов в Белоруссию ратифицирован Госдумой