Почему у США не получился «антииранский шабаш»

Саммит в Варшаве, который должен был пригвоздить Тегеран к позорному столбу, не очень удался. Его почти «не заметили» в ЕС и ряде арабских стран.


США и Израиль продолжают считать Иран самой большой угрозой миру и безопасности на Ближнем Востоке. © СС0 Public Domain

В то время как мировые лидеры готовились к Мюнхенской конференции по безопасности, в Варшаве, параллельно с трехсторонней встречей в Сочи президентов России, Ирана и Турции по преодолению сирийского конфликта, состоялся саммит европейских и арабских стран по безопасности на Ближнем Востоке. Впрочем, изначально мероприятие, организованное США при поддержке Польши, планировалось посвятить Ирану как главной угрозе мировой стабильности. Но в последний момент повестку саммита — внешне, но не по сути — пришлось изменить, поскольку она отпугнула часть арабского мира и ключевые государства Евросоюза, не желающие развала иранской ядерной сделки.

Однако поспешное переименование американцами повестки саммита, в котором деятельное участие принимал и Израиль, никого не обмануло, и его посыл остался прежним — антииранским. Как заявил вице-президент США Майк Пенс, лидеры стран всего региона согласились с тем, что Иран поддерживает террористов и боевиков, является «самой большой угрозой миру и безопасности на Ближнем Востоке», и вообще «главным в мире государством-спонсором терроризма». Был здесь и госсекретарь Майк Помпео, приведший, как и Пенс, в восторг израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху своими речами об Иране, горячо благодарившего США  за инициативу проведения саммита, названного им «историческим событием».

В некотором роде так оно и есть, однако не в том понимании, которое вложил в него израильский премьер, поскольку деятельно сочувствующих «новой» антииранской коалиции нашлось не так много, как того желали США и Израиль. Между тем Нетаньяху заявил: «Это поворотный момент. Премьер-министр Израиля и министры иностранных дел арабских государств вместе выступили против иранской угрозы».

Израильский лидер несколько преувеличил. Хорошо еще, что он не приплел к столь «масштабному» выступлению «всю Европу». Ведь кто откликнулся на участие в американо-польском мероприятии? Нетаньяху был на нем единственным фактическим главой государства (формально - даже это не так, ведь он не президент). От европейских стран в ранге министра иностранных дел был представлен только Джереми Хант (Великобритания). Остальные, да и то не все, делегировали в Варшаву чиновников гораздо более низкого ранга. Глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Федерика Могерини объяснила свой отказ ехать в Варшаву необходимостью личного участия в сессии Ассамблеи  Африканского союза, которая, кстати, состоялась в Аддис-Абебе раньше, чем саммит в Варшаве.

Отсутствие Могерини понятно: Брюссель не пожелал «светиться» на откровенно проамериканской и антииранской «сходке», поскольку она, среди прочего, видится попыткой раскола европейского единства вообще, а по части иранской ядерной сделки — в частности. Напомним, что госпожа Могерини принимала деятельное участие в том, чтобы соглашение состоялось, и вообще его можно отнести к самому важному достижению в ее профессиональной биографии. А теперь вот вышедшие из сделки США давят на Европу, которой не осталось ничего другого, как попытаться обойти американские санкции созданием финансового механизма для торговли с Ираном без прямых транзакций. Но США грозятся штрафовать «непослушные» им европейские компании.

То есть присутствие на варшавском саммите высокопоставленных европейских чиновников означало бы безусловную поддержку антииранской линии Вашингтона, которую так называемая «Старая Европа» и участники ядерной сделки не разделяют. Впрочем, в ЕС, в лице «Новой Европы», у США верные союзники есть — та же Польша, внесшая проведением у себя саммита «суверенный» вклад если не раскол, то серьезные разногласия в Европе. Но при этом не стоит забывать и о том, что Великобритания, Германия и Франция, наряду с США, выступают против иранской программы баллистических ракет. Поэтому торг вокруг ядерного соглашения теоретически возможен с учетом «ракетного фактора». Но, надо думать, Европа все же продемонстрирует стойкость «оловянного солдатика», если сумеет договориться со всеми участниками сделки при условии защиты своих финансовых и экономических интересов с сохранением некоторой политической отстраненности от США.

Катар, Ливан, Ирак, Алжир, Палестина и Турция сразу же отказались от участия в саммите — последняя сослалась на «занятость» ввиду переговоров с президентами Ирана и России. РФ приглашение получила, но в Варшаву никого не отправила. Тут стоит процитировать иранское издание Javan, считающее, что «без русских проведение подобных саммитов, пожалуй, вообще немыслимо». Оно приводит высказывание главы МИД РФ Сергея Лаврова, в соответствии с которым подобные форумы едва ли помогут решению кризисов и проблем — как региональных, так и международных. «Как видно, вся повестка дня, а также программа конференции направлены на продвижение весьма одностороннего подхода к политике Ирана. Они отражают намерение США всячески противодействовать Ирану», — сказал Лавров.

К этому можно было бы добавить, что форумы по Ближнему Востоку малоэффективны и без участия Китая, собственно Ирана и Палестины, если, конечно, речь не идет об объявлении войны двум последним государствам или о формировании «арабского НАТО», ставшего навязчивой идеей Дональда Трампа. По сути, этот новый, лоббируемый им военный блок должен стать подконтрольным американцам с целью сдерживания Ирана после их частичного ухода из Сирии и Афганистана. Но вследствие нашумевшего убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги и войны в Йемене между арабскими странами произошел раскол. Их фрагментарное объединение видится сложной для Вашингтона задачей, тем более, когда за идеей «арабского НАТО» маячит тень не только военных действий против Ирана, но и защиты Израиля.

В общем, надо думать, что в Польше место имела попытка США устроить смотр своих союзников по антииранской коалиции, но вряд ли Вашингтон остался доволен ее численностью и уровнем энтузиазма.  Соответственно, саммит не сильно вдохновил и Израиль. «Сделка века» на нем определенно не состоялась. Правда, достаточной для полного анализа информации с саммита нет — он прошел в закрытом формате. Но можно предполагать, что, как анонсировал Майк Пенс, на мероприятии в Варшаве было создано шесть комитетов по мониторингу деятельности Ирана в регионе. А по информации «Франс-Пресс», саммит преследовал целью сформировать «эффективную схему» по изоляции Ирана на Ближнем Востоке с параллельным укреплением Израиля, однако форум показал, что соответствующие усилия США не слишком приветствуются международным сообществом. В общем-то, это подтверждает и уровень представительства на саммите.

Тот факт, что местом его проведения избрана именно Польша, тоже довольно красноречив. США сейчас больше рассчитывают на поддержку Восточной, чем Западной Европы. А Варшава вовсю демонстрирует Вашингтону свое верноподданство. В Польше размещены американские ПРО, строятся терминалы для американского же СПГ. Варшава не поддерживает ядерную сделку с Ираном и попытки ЕС обойти вашингтонские санкции. С «мировым гегемоном» ее связывает и антироссийская повестка, а также готовность  разместить у себя американские наступательные ракеты средней и меньшей дальности.

Иран, конечно, обиделся на Варшаву и даже отменил проведение в стране фестиваля польских фильмов. В общем, Польша «записалась» во враги Тегерана, что, кстати, вызвало весьма негативную реакцию в определенных экспертных кругах этой восточноевропейской республики. Во-первых, не всем понравился откровенный «прогиб» Варшавы перед американцами, во-вторых, ходить во врагах у Ирана небезопасно. В-третьих, до развала ядерной сделки ИРИ рассматривалась некоторыми экспертами в качестве потенциального партнера в области энергетики.

В качестве резюме приведем мнение специалиста по Ближнему Востоку Аарона Стайна, опубликованное в The Independent (Великобритания). По его словам, варшавский саммит прошел в итоге «без повестки дня, а когда ее нет, то нет и согласованности». В Сочи же общая повестка дня для решения проблемы гражданской войны в Сирии наличествовала, однако по ее пунктам «есть разногласия». Слегка утешительно для Ирана, но вряд ли — для Сирии. Впрочем, вода камень точит.

Ирина Джорбенадзе 


Ранее на тему США намерены сократить число дипломатов в Ираке и Афганистане

Помпео: США намерены снизить экспорт иранской нефти до нуля

Американские войска покинут Сирию через Ирак