Карибский кризис из-за Мадуро Москва устраивать не станет

Сохранение влияния в Венесуэле — вещь желательная, но не настолько принципиальная, как в случае с Сирией, отмечают эксперты.


Симпатий лично к Мадуро и к его окружению в Кремле нет. © Фото Дениса Гольдмана

Дональд Трамп не отказывается от возможности силового вмешательства США в ситуацию в Венесуэле. Такой вывод можно сделать из его заявления в Майами во вторник. США хотят для Венесуэлы мирной смены режима, однако рассматривают «все варианты», подчеркнул американский президент.

Что интересно, за два дня до этого ряд российских СМИ со ссылкой на агентство Reuters сообщили, что «Газпромбанк» якобы заморозил счета крупнейшей венесуэльской нефтяной государственной компании PDVSA. По словам источника агентства, такое решение банк принял из-за опасения попасть под новые американские санкции, принятые в отношении венесуэльской госкомпании.

Примечательно здесь то, что в России до этого твердо высказывались в поддержку действующего президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Напомним, что на фоне массовых акций протеста, проходящих уже несколько недель в Венесуэле, и возникновения там фактического двоевластия, США, как и большинство стран Запада, признали временно исполняющим обязанности президента этой страны спикера парламента Хуана Гуаидо.

28 января США ввели против PDVSA санкции. Были заблокированы активы компании в американской юрисдикции на $7 млрд и запрещены сделки с ней. Кроме того, Госдеп США передал Хуану Гуайдо контроль над счетами правительства Венесуэлы в американских банках.

При этом опровержения информации Reuters, последовавшие из Венесуэлы, были достаточно своеобразными. В PDVSA дали отпор «фейковым новостям» американских СМИ, отметив, что категорически отрицают «новую попытку нарушить ложными новостями работу, проделанную нефтяной промышленностью». При этом никаких ссылок на позицию самого «Газпромбанка» предъявлено не было.

Как бы то ни было, примеры, когда крупные российские коммерческие структуры между патриотической позицией и нежеланием попасть под западные санкции выбирают последнее, достаточно хорошо известны. Кроме того, на вопросы относительно твердости линии Москвы в защиту Мадуро наводит недавнее заявление замминистра иностранных дел РФ Сергея Рябкова, по словам которого, «для нас безальтернативна работа по налаживанию диалога в рамках венесуэльского конституционного поля между правительством и оппозиционными силами».

В связи с этим «Росбалт» попросил ответить экспертов на вопрос, возможен ли вариант, при котором Россия посчитает для себя возможным признать смену власти в Венесуэле.

По словам ведущего научного сотрудника Института Латинской Америки РАН Эмиля Дабагяна, в России «понимают сложность ситуации и готовы к диалогу с оппозицией». От отметил, что «это самое главное», что он уловил в том потоке информации, который идет сейчас из множества источников.

«Наша страна берет пример с китайцев, которые в Венесуэле пытаются наладить контакты и с оппозицией для того, чтобы играть «на два стола», — отметил эксперт, напомнив, что итоги парламентских выборов в Венесуэле, на которых победили противники Мадуро, не подвергаются сомнению международным сообществом, чего не скажешь о прошедших в прошлом году президентских выборах.

Вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин, рассуждая на тему «сдает или не сдает Россия в Венесуэле «своих»», отметил, что сравнивать обстановку в этой стране с ситуацией в той же Сирии, где РФ военным путем поддержала ее президента Башара Асада, не стоит.

По его словам, в российском руководстве «более сложное отношение к фигуре Мадуро, чем к фигуре Асада». Поддержка последнего Москвой, по словам эксперта, укладывалась в общую концепцию «возвращения России на Ближний Восток» — регион традиционно находящийся в зоне ее приоритета.

«Асад изначально воспринимался в Кремле как военный союзник, в то время как на Западе его однозначно воспринимают как «мясника». Кроме того, события в Сирии, с точки зрения официальной России, являются продолжением «арабской весны», за которой прямо или косвенно стоит Запад», — говорит политолог.

К президенту Венесуэлы в Москве отношение более сдержанное, считает Макаркин. «Еще до этой истории в России резко негативно относились к его экономической политике, которая является продолжением действий Уго Чавеса, с той только разницей, что при Чавесе цены на нефть были высокими, а при Мадуро они упали. Результаты этой политики катастрофические — другого слова найти невозможно. Мадуро угробил венесуэльскую экономику, четыре миллиона человек бежали из страны», — говорит специалист.

Конечно, говорит Макаркин, в РФ остается «желание ослабить американцев, сохранить Венесуэлу как страну, хоть как-то противостоящую США, но симпатий лично к Мадуро и к его окружению нет. Все-таки Латинская Америка — она от нас дальше». Заигрывание в свое время с Чавесом было для Кремля неким противопоставлением политике американцев, поддерживавших в Грузии ее тогдашнего президента Михаила Саакашвили, считает политолог.

Продолжая сравнивать отношение российских властей к Сирии и Венесуэле, эксперт говорит также о том, что в нынешней войне на Ближнем Востоке Москва нащупала определенные точки опоры: «Был найден механизм взаимодействия с Ираном, компромисс с Турцией в поддержку Асада. А в Венесуэле такого механизма нет. Кто там будет поддерживать и как?».

Из всего этого Макаркин делает вывод, что Москва не готова «идти до конца» и не будет втягиваться из-за Венесуэлы в новый Карибский кризис.

Александр Желенин


Ранее на тему Мадуро распорядился о переносе офиса PDVSA в Москву

Гуайдо: Россия на самом деле не поддерживает Мадуро

Глава МИД Кубы обвинил США в переброске войск к Венесуэле