Чего испугался Назарбаев?

Несмотря на социальные «щедроты», протесты в Казахстане нарастают — уже звучат требования об отставке президента. Акции носят мирный характер, но людей задерживают «пачками».


Предыдущее правительство Назарбаев посчитал слишком «трусливым», смело отправив его в отставку. © Фото с сайта ПМЭФ

Казахстан традиционно считался самой благополучной страной Центральной Азии с самым дальновидным и адекватным президентом. Однако «оба имиджа» стали в последнее время рушиться, и весьма стремительно. Скорее всего, соответствующий процесс подстегнула неизбежность транзита власти не в очень отдаленной перспективе, и борьба за нее уже началась. Со стороны действующей «верхушки» она выразилась в недавней смене «трусливого», по словам Нурсултана Назарбаева, правительства, не сумевшего провести необходимые для страны и народа реформы. Власти срочно «высвободили» немалые деньги на увеличение зарплат, пенсий, пособий и т. д., однако это не спасло их от нарастающего недовольства населения.

В общем, в разных городах Казахстана люди вышли на улицы с самыми разнообразными требованиями — от трудоустройства до достойного социального обеспечения многодетных семей. Митингующие вели себя мирно, и вообще их численность устрашающей назвать нельзя. Но прозвучало требование отставки президента, а это, по казахским меркам, «уже слишком». Впрочем, как и любое скопление людей, объединенных одной идеей.

Выход у властей нашелся «единственно верный» — митинги, проводимые в день съезда правящей партии «Нур Отан», разогнали в Алма-Ате, Астане, других городах, а несколько десятков активистов задержала полиция. В одной только «старой столице» силовики «скрутили» более тридцати мирных демонстрантов. Задержаны также двое журналистов.

Особенно тревожное положение в Жанаозене — сюда даже пришлось перебросить военных, хотя на официальном уровне это не подтверждается. Оппозиционные СМИ сообщают о введении в городе комендантского часа. А то, что власти называют «беспорядками», население же — требованием трудоустройства в нефтяной сфере, начались еще в середине февраля. Безработные даже посредством YouTube обратились к Назарбаеву — пожаловались, что местные власти не обращают никакого внимания на проблему безработицы, и попросили помощи президента в трудоустройстве на имеющихся в городе и окрест предприятиях.

Вообще же Жанаозен печально известен тем, что в 2011 году здесь длилась восьмимесячная забастовка рабочих и нефтяников, проходили митинги: в ходе последнего полиция и внутренние войска расстреляли 16 человек, около ста получили ранения. Власти тогда утверждали, что беспорядки спровоцировала «группа провокаторов». Как бы то ни было, а Жанаозен продолжает оставаться «горячей точкой» в Казахстане, хотя местные власти распространяют информацию, в соответствии с которой в городе сейчас население активно трудоустраивается, и проблем нет.

Как уже было сказано, Назарбаев недавно разогнал правительство, предъявив ему массу претензий, которые, по сути, он должен был предъявить самому себе, поскольку лично контролирует все ветви власти. Так что срочное формирование нового кабмина можно считать превентивной мерой против массового всплеска недовольства «подданных» Елбасы. Главное, за что он отругал уже бывших министров, пообещав им замену на кадры, приглашенные из Сингапура и Японии, так это провал реформ, ориентированных на увеличение доли малого и среднего бизнеса в экономике и снижение в ней доли государства. А также за отсутствие полноценной адресной помощи неимущим слоям населения; низкие темпы внедрения программы обязательного медицинского страхования; отсутствие «системного подхода» к приватизации, и т. д. Известна фраза Назарбаева: «Вы просто трусы, а не правительство».

Но вот «трусы» ушли, и что дальше? В Казахстане разрушены клановые институт управления и хозяйственная система? Разумеется, нет. Соответственно, адекватные вызовам условия работы для нового кабинета министров не созданы. Так что на него вполне еще могут списать все грехи и провалы казахских «реформ», как это было сделано с предыдущим правительством. Но сейчас для власти важнее, вероятно, другое — купирование протестной активности. «Настоящее время» цитирует правозащитника из Алма-Аты Сергея Дуванова, считающего, что, судя по недавним событиям, «де-факто сегодня мирные собрания в Казахстане запрещены. Де-юре вы можете подать заявку, у чиновников есть право отказать вам, и этим правом они воспользуются в любом случае. Особенно, когда это касается протестных акций, связанных с нелояльностью к власти».

Тут возникает вопрос: а чего, собственно, боятся власти? Ответ правозащитника: «Тут две составляющие. Во-первых, они боятся, в целом, если говорить о ситуации, Майдана. То есть в их концепции любой митинг может перерасти в Майдан. … Если допустить образное сравнение, … есть убежденность, что сено социального недовольства в Казахстане высохло, и любая искра может его воспламенить. Поэтому они боятся, что любая стихийная акция может перерасти в нечто более серьезное и привести даже к революции. Это первый вариант».

Что касается второго: «Зачистив политическое поле от оппозиции, власти не смогли исключить полностью оппозицию в стране, потому что есть оппозиционер Мухтар Аблязов, который находится во Франции, и который, создав движение ДВК, направляет его в протестное русло. Сегодня его сторонники, по большому счету, вышли на эти протестные акции, потому что он призвал в день проведения съезда (правящей партии — прим. авт.) провести эту акцию».

Как отметил собеседник издания, события в Жанаозене — иного плана, «там чистая социалка, там люди хотят работу, хотят хлеба. Просто там действительно очень тревожная ситуация, и возмущение людей может перерасти в социальный бунт».  В целом же он не исключил, что если властям не удастся снять социальную напряженность в стране и найти ключ к решению вопросов, которые ставит перед ними казахское общество, «уровень накала будет возрастать, и в ближайшее время Казахстан могут ожидать социальные потрясения». Но это, наверное, еще мягко сказано.

Миф о стабильном, благополучном и толерантном Казахстане рушится. И не только потому, что там появились майданные настроения — в принципе, их могут, при большом желании и достаточном количестве финансов, навязать извне даже вполне благополучной стране. Другой вопрос — насколько дело выгорит. Но в данном случае искать исключительно злонамеренность внешних сил в казахских реалиях не стоит — достаточно и внутренних «болячек», а также, что важно, ожидаемого транзита власти и борьбы за нее.

А то, что Казахстан занемог, свидетельствует и тот факт, что он, по данным Евразийской экономической комиссии, в прошлом году стал лидером по миграционному оттоку населения. Из страны выбыло 42 тысячи человек, в то время как прибыло 13 тысяч. А за последние годы число покинувших страну «с концами» перевалило за 300 тысяч. Кстати, только в 2018 году миграционный поток в Россию составил, по официальным данным, 125 тысяч человек. По не официальным — в разы больше.  

Кто уезжает из Казахстана? Преимущественно образованные славяне трудоспособного возраста, что радует определенные круги в республике: кое-кто здесь даже предложил штрафовать за использование русского языка. Но и сами этнические казахи —  тоже покидают страну.

Не факт, конечно, что «назарбаевский рай» закончится майданом, что весьма тревожно, в первую очередь, ввиду геополитического статуса страны. Но Казахстан определенно лихорадит, и этому уже не может помешать даже умудренный большим политическим и хозяйственным опытом Нурсултан Абишевич.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему В Казахстане задержаны десятки участников митингов против партии Назарбаева

Назарбаев назначил нового премьер-министра Казахстана

Назарбаев отправил правительство Казахстана в отставку за неумение наладить системную работу