Абхазия захотела стать «вторым Кувейтом»

В Сухуме вообразили, что республика богата нефтью, и началась «борьба без правил». «Черное золото», даже если найдется, не обогатит простых людей, но угробит курорт.


Нефть в Абхазии начали добывать еще в советские времена — но не более 20 тонн в сутки, то есть аж на $10 тыс. в нынешних ценах. © СС0 Public Domain

Все новые идеи одолевают частично признанную Абхазию. Они, как правило, не реализуются, если дело не касается развития коррупционных схем и насильственной смены власти. Но есть и вынутые из сундука нафталиновые инициативы. Одной их таких сейчас поглощено абхазское общество — добычей нефти в Стране души, богатой, по утверждению отдельных заинтересованных лиц, этим ценнейшим углеводородом, который может принести малюсенькой республике огромные, по ее масштабам, деньги. Почему бы и нет? Ведь Абхазия может стать вторым Кувейтом! Но при этом загадить уникальный курорт, если тут действительно начнут качать нефть — хоть по чайной ложке. Но что важнее — экология или мифические нефтедоллары?

Считается, что идея нефтедобычи родилась еще в умах советских партайгеноссе в 80-х годах прошлого столетия. Пробурили 22 скважины. По ориентировочным данным, во «всесоюзной здравнице» могли качать, на первых порах, порядка 20 тонн нефти в сутки. Маловато, но абхазы считали, что достаточно. Но потом грянула война, и ажиотаж с добычей «черного золота», естественно, закончился. Однако надежды не сгинули окончательно. Советской геологоразведке доверились, хотя ее результаты обнародованы не были.

Так что в 2010 году «Роснефть» и «Абхазтоп» подписали договор о создании компании «РН-Абхазия», в которой 52% принадлежали российскому концерну, остальное — абхазскому правительству. И еще спустя три года этому общему «дитяти» дали право на совместную разведку, разработку и добычу, как считалось, «высококачественного сырья» в Гудаутском шельфе Черного моря сроком на 45 лет.

Но тут восстал абхазский парламент, потребовавший создания комиссии для реальной оценки экономической целесообразности проведения соответствующих работ и рисков для экологии курорта. «Роснефть» не захотела тратиться на оплату ее работы, Абхазия — тоже. Перспектива открытия «второго Кувейта», казалось, сдвинулась к горизонту. Но тут вдруг абхазское правительство решило продлить совместной компании лицензию на геологоразведку и добычу нефти, причем не в шельфовой зоне, а на суше.

«Интрига» дополнилась тем, что «Роснефть» оказалась не единственной компанией, претендующей на разведку и добычу в Абхазии — такое право получила также «АпсныОйл». Разумеется, речь идет о разных участках этого «нового Кувейта», но все же. При этом не все ясно в налоговой сфере, касающейся нефтедобывающей деятельности. Зато уже известно, что, если сырье все же добудут, право собственности на него будет принадлежать исключительно держателю соответствующих лицензий. И это при отсутствии информации, сколько же в итоге нефти в Абхазии, и что от нее «капнет» государству и гражданам.

Известно и многое другое. В частности, что при полном отсутствии работающих законов в «Стране души» начнутся новые и очень жестокие разборки еще и между нефтяными «кланами». А также то, что разборки эти, по местной традиции, будут носить коррупционно-политический характер. А попросту — криминальный. Впрочем, не исключено, что «драка» будет слегка «облагорожена», если экс-президент Абхазии Александр Анкваб, свергнутый нынешним главой республики Раулем Хаджимба, имеет прямое отношение и к «Роснефти», и к «АпсныОйл». Но позволят ли власти оставить себя с носом? Вряд ли. Значит, конфликт все же неизбежен, если нет договоренности о разделе с ней «навара» (правда, договоренность в Абхазии — пустой звук). Заметим, что вся эта нефтяная вакханалия затеяна незадолго до очередных выборов президента республики.

Еще один очень важный аспект — и в электоральном контексте выборов, и в плане экологии. Общественное мнение почти единодушно во мнении, что нефтедобыча нанесет огромный ущерб экологии и лишит «простых людей» их едва ли не единственного дохода — от туризма. Он и так затухает из-за крайне тяжелой криминогенной обстановки в этой «душевной» стране.

В общем, народ взвыл, грозится митингами, говорит о необходимости созыва референдума по введению моратория на нефтедобычу. Активисты даже создали инициативную группу, но она пока не успела «широко развернуться». Чего опасаются люди, не имеющие отношения к предполагаемой нефтяной или иной «кормушке» власти? Об экологии было сказано выше. А также это: неэффективное управление, высокий уровень коррупции, возможные неприятности с Тбилиси, считающим, как и международное сообщество, что Абхазия является грузинской территорией.

Люди задаются вопросом: на что пойдут налоговые деньги от предполагаемой нефтедобычи, и отвечают на него сами: они осядут в карманах «кланов» и максимум, что будет сделано «во благо» — это увеличение зарплат чиновников, половину из которых следует разогнать в силу их полной ненужности. Так что нефть, если она все же забьет, накормит сытых и оставит с фигой голодных. То есть выиграют «система» и хозяева нефтяного бизнеса. Остальные останутся при пиковом интересе.

«Оппоненты» возражают: «Абхазия, только в виде налогов от нефтедобычи, будет получать ежегодно около 7 миллиардов рублей, откроются новые рабочие места». Но народу подавай экологически чистую Абхазию и прозрачную политическую и предпринимательскую среду. Видимо, он все еще верит в чудеса.

Андрей Николаев


Ранее на тему В Абхазии протестующие перекрыли трассу после возможного отравления в Москве кандидата в президенты

Грузия назвала дестабилизирующими действия России в регионе

«Отравит» ли российский газ Южный Кавказ?