Москва научилась неявно создавать военно-политические союзы

О том, зачем России нужна Северная Корея и будущем режима санкций против этой страны рассказывает востоковед Алексей Маслов.


Встреча с Путиным во Владивостоке была больше нужна Ким Чен Ыну, чем российскому лидеру. © Фото из личного архива

Содержательной информации о переговорах Владимира Путина и северокорейского лидера Ким Чен Ына после их встречи во Владивостоке крайне мало, если не считать общих слов и впечатлений от личности Кима, которыми поделился несколько более словоохотливый российский президент.

Характеризуя председателя КНДР, Путин сказал, что тот «достаточно интересный и содержательный собеседник». Помимо этого он вполне ожидаемо рассказал журналистам, что на переговорах затрагивались темы, связанные «с санкционными делами», отношениями с США и денуклеаризацией Корейского полуострова. Собственно, это все.

О том, зачем Ким действительно приезжал в Россию и о чем он мог попытаться договориться с Путиным, а также для чего России Северная Корея, обозреватель «Росбалта» попросил рассказать руководителя Школы востоковедения ВШЭ профессора Алексея Маслова.

- Простой вопрос: зачем Ким приехал во Владивосток и встречался с Путиным? Хочет дружить против Дональда Трампа после неудачных переговоров с ним в Ханое?

- По поводу последнего я все-таки напомню, почему переговоры Трампа и Кима были неудачными. Потому что Трамп подменил две позиции, на которые Ким рассчитывал. Первая состоит в поэтапной отмене санкций против Северной Кореи. То, что Россия называет «двойной заморозкой». А именно, Ким начинает шаг за шагом сворачивать свою ядерную программу и точно также поэтапно, шаг за шагом начинают отменять санкции в отношении Пхеньяна.

И когда Ким приостановил свои ядерные испытания, он, естественно надеялся, что какая-то часть санкций будет снята. Но оказалось, что США требуют от него полного закрытия всей его ядерной программы и прекращения производства ракет, даже конвенциональных, и только после этого Вашингтон отменит санкции. И это привело в тупик.

Фото с сайта www.kremlin.ru

Второй момент состоит в том, на что, на мой взгляд, мало обращают сейчас внимание. Трамп в Ханое все-время намекал: посмотрите, дескать, как расцвел сегодня Вьетнам! То же самое, мол, может быть и с Северной Кореей, если она пойдет на взаимодействие с Соединенными Штатами. Однако для Кима это было очень болезненно, потому что он не хочет быть частью американской, китайской или российской политики.

Но, с другой стороны, он начал проводить сейчас очень гибкую многостороннюю дипломатию. Ему надо заручиться гарантиями всех этих стран по отдельности, что после отмены санкций не будет никакой силовой смены режима или даже попыток раскачать северокорейскую лодку. При этом Ким хочет понять, что каждая из стран, с которыми он ведет сейчас переговоры, может предложить КНДР. Потому что в любом случае предстоит очередной раунд американо-северокорейских переговоров, и ему надо понять с какими позициями надо на них выходить.

Поэтому эта встреча с Путиным во Владивостоке была больше нужна Киму, чем российскому лидеру.

- То есть, Ким намеренно провел эти переговоры с Путиным перед следующей встречей с американским лидером?

- Да. Очевидно, что Ким будет проводить и другие саммиты. Например, я не исключаю его переговоров с японским премьером Синдзо Абэ… Ему надо показать, что он ведет многостороннюю дипломатию. Для него это важно, в том числе и для внутреннего потребителя, потому что, как сообщают многие неофициально, в Северной Корее существует оппозиция той мягкости, с которой Ким подходит к проблемам разоружения. Мол, надо не разоружаться, а сохранять свой ядерный потенциал.

Есть еще и моменты личного пиара северокорейского лидера. Эти встречи вызывают такой резонанс, который не получает, вероятно, ни одна другая страна.

Для Кима также важно устройство постсанкционного мира. Потому что, в конце концов, санкции будут частично или полностью сняты. Вероятнее всего, конечно, частично, потому что вопрос это долгий. Однако после этого США, Китай и Россия начнут реконструировать свои экономические отношения с Северной Кореей. И здесь у Вашингтона и Пекина очень серьезные предложения. Это и инвестиции, и подготовка кадров, и совместные предприятия, и возможная закупка северокорейской продукции.

- А что может предложить Пхеньяну Москва?

- Основное, это конечно, перевозка через Северную Корею в Китай российского угля. Это самый короткий, удобный и надежный путь на северо-восток КНР. Тут также и достройка железной дороги из РФ в Южную Корею через территорию Северной, и транзит через КНДР в ту же Южную Корею российских нефти и газа. То есть России есть что предложить, и это надо обсуждать уже сейчас. Потому что если Пхеньян начнет получать много американских и китайских инвестиций, то мы получим у своих границ страну, которая тесно связана и с другой концепцией (развития), и с другим макроэкономическим регионом мира.

Однако мы должны понимать, что взаимный товарооборот между нашими странами все равно будет небольшим, учитывая слабость экономики Северной Кореи. Он может выйти на уровень 37-40 млн дол в год, что в общем, капля в море. В любом случае, сегодня основным партнером КНДР является Китай, на который приходится 94-96 процентов ее внешнеторгового товарооборота.

Возникает еще один вопрос: насколько нам вообще нужно полное северокорейское разоружение? Ведь если КНДР разоружится, нам ведь нужно будет получить какие-то гарантии. И не в виде рукопожатия Трампа или южнокорейского президента Мун Чжэ Ина, а что-то более серьезное. Это ведь сменяемые персонажи. Завтра кто-то придет к власти в США и скажет, что все договоренности с Кимом аннулируются, поскольку нельзя было договариваться с северокорейской диктатурой.

То есть гарантиями могут быть только полноформатные договоры, в которых предусматривается и военная защита северокорейской территории. Если пофантазировать, то это может быть совместный российский и китайский «зонтик» над Северной Кореей. В любом случае, если КНДР отказывается от ядерного оружия, это не является отказом вообще от военного фактора на Корейском полуострове.

- А это вообще реалистичная перспектива — отказ Северной Кореи от ядерного оружия?

- На мой взгляд, сегодня — нет. Даже если представить себе подрыв ее ядерных полигонов, уничтожение оружейного плутония и ракет-носителей (чем, кстати, готов заниматься Китай), то технологии-то остаются… КНДР технологически знает, как это делать. А это значит, что в какой-то момент, при росте своей экономики она может все это воспроизвести снова. Поэтому нельзя просто наверняка взять и отказаться от ядерного оружия. Больше того. Я напомню, что не случайно, и Китай, и Россия присоединились к санкциям в отношении Северной Кореи. Потому что она уже однажды подписывала договор о режиме нераспространения ядерного оружия, но нарушила его. Поэтому и было принято решение ООН (о санкциях) в отношении Пхеньяна, к которому РФ и присоединилась.

- Хорошо. Для чего Киму Россия, США или Китай — понятно. Но для чего Путину Ким? Экономические преференции от дружбы с ним, как вы сказали, небольшие, если вообще они есть. Москва собирается шантажировать дружбой с Кимом того же Трампа? Я напомню в связи с этим, что российский и северокорейский лидеры на саммите во Владивостоке сделали друг другу весьма символические подарки — Ким подарил Путину меч, а Путин ему — саблю….

- Очевидно, что речь идет о потенциальном военно-политическом союзе. Даже без этой символики это то, на чем Россия может выиграть. Потому что это точно так же, как когда мы говорим о России и Китае. Между ними также существует очень важный фактор — военно-политический союз. Москва научилась хоть и неявно, создавать военно-политические союзы. Здесь Путин — большой мастер. Он готов не настаивать на расширении экономических отношений, но военно-политические союзы — это для него важная история.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему В МИД РФ встречу Путина и Ким Чен Ына назвали «исправлением ошибок США»

Михаил Виноградов. Две точки зрения про Северную Корею

Глава Минобороны КНДР назвал санкции «величайшей ошибкой» США