Старый Свет пропускает правый поворот

Выборы в Европарламент принесли сразу несколько неожиданностей — от рекордной за последние двадцать лет явки до политического взлета «зеленых».


Для формирования правящей коалиции в нее теперь придется звать третью партию. © СС0 Public Domain

Мрачные прогнозы многих аналитиков, социологов и публицистов насчет того, что триумфаторами нынешних выборов в Европейский парламент предстоит стать правым популистам и евроскептикам, неожиданным образом не сбылись. Партии такого толка, не контролировавшие до этого правительство, сумели выступить успешнее других всего в трех странах.

В первую очередь, в Великобритании, которая в начале мая вообще еще не знала, будет ли участвовать в этих выборах или к моменту голосования уже покинет Евросоюз. Там на первом месте оказалась партия Brexit, парадоксальным образом выступающая за скорейший выход из Евросоюза и, соответственно, отзыв британских евродепутатов с лишением их полномочий.

Похожая картина во Франции, где «Национальный собор» (или «вече», а может, просто «объединение» — так по-разному переводят новое название партии Марин Ле Пен) занял первое место, опередив даже общий список партии президента Эммануэля Макрона «Вперед, Республика!» и французских демократов из MoDem. Отрыв партии Ле Пен от соперников, правда, составил менее одного процента, но боевитая руководительница правопопулистов уже требует распустить французский парламент и назначить досрочные выборы.

В Италии вице-премьер Маттео Сальвини вряд ли будет настаивать на чем-то подобном, хотя его правопопулистская «Лига» и занимает первое место. Движение «Пять звезд», которое на национальных выборах победило, при избрании депутатов Европарламента оказалось только на третьем месте.

Но кроме этих партий есть другие «правые», евроскептики и популисты, которые выступили очень неплохо. Например, в Польше правящая партия «Право и справедливость», лидером которой является Ярослав Качиньский, уверенно заняла первое место, чуть ли не на 10% обойдя весьма разношерстный оппозиционный политический блок местных либералов, «зеленых», Крестьянской партии и левых экс-коммунистов.

Подтвердила свое подавляющее преимущество и венгерская правящая партия ФИДЕС, которая уверенно заняла первое место.

Такая же картина и в Болгарии, где также победила правящая партия — «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ) премьера Бойко Борисова, выступающая в союзе с правой партией «Союз демократических сил». Впрочем, болгарскую коалицию уже нельзя отнести к правым популистам. Так же, как нельзя сказать, что о «правом повороте» в Евросоюзе свидетельствует, например, первое место на выборах в Австрийской народной партии нынешнего канцлера этой страны Себастьяна Курца.

В конце концов, в Германии на первом месте все же правоцентристы — блок ХДС/ХСС, к которому принадлежит и нынешний федеральный канцлер Ангела Меркель. Однако там обсуждают неожиданный для многих успех местных «зеленых», которые заняли второе место.

В целом по Евросоюзу явка в этот раз превысила 50%. Это, возможно, и привело к неожиданным итогам во многих странах. Впрочем, скажем, в Бельгии, где параллельно проходили национальные парламентские выборы, к урнам для голосования пришло почти 90% избирателей, тогда как в, например, в Словакии — чуть больше 22%.

Но главное, что мандаты между будущими евродепутатами все равно распределяются по квотам, определенным еще при их вступлении в Евросоюз. Италию, например, представляют в Европарламенте 73 депутата из 751, а Чехию — только 21. И если бы в Италии на выборы пришло лишь два процента избирателей, а чехов бы дошло до урн для голосования все сто процентов, число распределяемых по странам мандатов бы не изменилось, и у чехов все равно было бы меньше возможности попасть в Европарламент.

В целом, судя по всему, по итогам этих выборов заметно улучшили свое положение в Европарламенте три потенциальные фракции: либералы, «зеленые» и те самые правопопулисты, которыми пугали избирателей накануне выборов. Что касается традиционно крупнейших фракций, которые раньше на двоих формировали правящую коалицию, то на этот раз, по предварительным данным, «Европейская народная партия» (ЕНП) может получить только 179 мандатов, а то и меньше, если кто-то перебежит к крайне правым.

Итак, ЕНП потеряет не меньше 42 мест. Социал-демократы также будут иметь всего около 150 вместо 186-ти. Соответственно теперь придется соображать «на троих» и брать в правящую коалицию еще одну партию. Скорее всего, «зеленых» или либералов.

Ну а от того, кто в итоге в коалицию войдет, будет зависеть, хотя и не так сильно, как будут распределяться мандаты в главном исполнительной органе ЕС — Еврокомиссии, кто возглавит его вместо Жана-Клода Юнкера, а кто станет комиссаром по вопросам безопасности и внешней политики вместо Федерики Могерини. Вот от этих то персональных вопросов, а также других назначений внутри Еврокомиссии и будет зависеть политика Евросоюза на ближайшую пятилетку.

Иван Преображенский


Ранее на тему Кандидат на пост главы ЕК исключил возможность сотрудничества с евроскептиками

На выборах в Латвии в Европарламент прошли две русскоязычные партии

Протесты «желтых жилетов» в канун выборов в Европарламент не впечатлили размахом