Преемник Назарбаева стал «настоящим» президентом

На выборах в Казахстане победил Токаев. Это неплохо для России и ЕАЭС, но в разных слоях населения в самой республике воспринимается неоднозначно.


Теперь весь вопрос в том, как Токаев распорядится наследством Елбасы. © Фото с сайта akorda.kz

В минувшее воскресенье в Казахстане состоялись внеочередные президентские выборы, результат которых никого не удивил, поскольку кандидатуру нового главы государства, Касым-Жомарта Токаева, активно лоббировал всемогущий Нурсултан Назарбаев, подавший в отставку по собственному желанию, однако продолжающий оставаться реальным первым лицом в РК.

У Токаева было шесть «конкурентов», но больше — для виду, создания иллюзии «честного соревнования». Однако ни один из соревнующихся, включая единственную женщину — лидера праволиберальной партии «Ак жол» (Светлый путь) Данию Еспаеву, не представлял «непримиримую» оппозицию, которая не успела подготовиться к выборам. Да и вряд ли бы власти допустили ее к ним — во всяком случае, такого мнения придерживается радикально протестный к властям электорат.

Итак, Токаев получил 70,76% голосов. На втором месте Амиржан Косанов от национал-патриотического движения «Ұлт тағдыры» (Судьба нации) с 16,02%. Далеее следуют Дания Еспаева  — 5,2%; Толеутай Рахимбеков — 3,2%; Амангельды Таспихов — 2,07%; Жамбыл Ахметбеков — 1,82%; Садыбек Тугел — 0,92%.

Несколько слов о том, кто «мониторил» выборы, прошедшие на 10 тысячах избирательных участках, в том числе 65 — за рубежом. Помимо собственно казахских наблюдателей, в республику высадился целый десант «свидетелей» соответствующего процесса из СНГ, ОДКБ, ОБСЕ, ШОС, Организации исламского сотрудничества и т. д. Общественный порядок на выборах обеспечивали свыше 19 тысяч сотрудников правоохранительных органов. Об их «стараниях» будет сказано ниже. На выборах, помимо казахских журналистов, были аккредитованы 227 зарубежных из 40 стран мира.

На сей раз Казахстан отменил электронную систему голосования, предусмотренную конституционным законом. В Центризбиркоме республики это объяснили отсутствием популярности такой системы среди избирателей. Кроме того, она часто подвергалась критике со стороны политических партий. Заметим также, что в Казахстане нет избирательного порога, и даже если на выборы придет 1% граждан, имеющих право голоса — а таковых здесь около 12 миллионов человек, они будут считаться состоявшимися. Кстати, на сей раз явка составила 77,4%. Это высокий показатель, но при этом «приличия» были соблюдены, ведь когда баллотировался Назарбаев в 2015 году, она составила, по официальным данным, 95,11%.

Что продемонстрировали выборы, и что ожидает Казахстан в ближайшей и среднесрочной перспективе? Во-первых, досрочность этого процесса (ведь выборы должны были состояться в 2020 году) говорит о том, что Назарбаев сам хотел проследить за транзитом власти, оставив реальные рычаги правления за собой, покуда возможно, и приложить максимум усилий к тому, чтобы в будущем они остались за его семьей. Собственно, не будет ничего удивительного в том, если Токаев окажется кратковременным президентом и «вдруг» подаст в отставку, как это сделал Елбасы, и тогда на пост президента станет баллотироваться его старшая дочь — Дарига, которая «выросла» в спикера Сената: очень удобная позиция для контролирования президента. Другое дело, как такое развитие событий воспримут избиратели, и дело тут не только в так называемой «гендерной» проблематике, а в уровне компетентности этой дамы и нескончаемости правления семьи Назарбаевых.

Но вернемся к Токаеву. Напомним, что после его назначения президентом первый свой зарубежный визит (в апреле) он совершил в Россию. Это говорит в пользу того, что, сохраняя многовекторность во внешних отношениях, РФ в них имеет приоритетный статус — как с точки зрения обеспечения безопасности, так и в контексте экономических связей. И это подтвердил первый заместитель председателя правящей партии «Нур Отан» Маулен Ашимбаев. «Позиция Токаева в отношении России ясна — эта страна является главным партнером и союзником Казахстана», — сказал он. Впрочем, отметил политик и необходимость укрепления торгово-экономических, инвестиционных, культурных и гуманитарных отношений с Китаем, соседями по Центральной Азии и европейскими странами.

Заметим, кстати, что в Казахстане работает более 10 тысяч предприятий с участием российского капитала. А протяженность общей границы двух стран — 7,5 тысяч километров.

Также надо думать, что Казахстан продолжит курс на углубление евразийской интеграции. Но Токаев все же не Назарбаев с его политическим чутьем, опытом и умением лавировать между разными, зачастую антагонистичными друг другу центрами силы. А «разруливать» ему придется ни много ни мало — между такими «зубрами», как Россия, США, Китай, Евросоюз, государства Азии и Ближнего Востока.

Во внутренней политике ему тоже придется нелегко: в Казахстане усиливаются антироссийские и антикитайские настроения. Кроме того, определенные силы требуют перехода к парламентской форме правления, а также вступления республики в ЕС. И все это на фоне далеко не благополучного социально-экономического фона, хотя он и лучше, чем у соседей по региону.

Достаточно сказать, что дефицитный бюджет Казахстана формируется, в основном, за счет сырьевых ресурсов, преимущественно — нефти, а внешний долг последовательно растет. О необходимости борьбы с коррупцией и социальной несправедливостью в своих предвыборных программах говорили практически все кандидаты в президенты — по сути, они озвучивали нужды и чаяния большей части казахского населения вне зависимости от его внешнеполитических предпочтений.

Собственно, о вызовах, стоящих перед страной, власти прекрасно осведомлены. За день до дня голосования о них иностранным журналистам рассказал заместитель министра иностранных дел Казахстана Роман Василенко: он назвал «продолжение диверсификации экономики, поддержание экономического роста, повышение качества жизни». Упомянул и о продолжении линии многовекторности во внешней политике, особо выделив «налаживание взаимовыгодных отношений с нашими соседями».

В общем, Токаеву досталось нелегкое «наследство» Назарбаева, и вопрос в том, как он им распорядится — если ему вообще дадут право на самостоятельность, что сомнительно. И еще: в «спокойном» Казахстане все не так уж спокойно, хотя предвыборный период прошел без громких эксцессов. А что касается поствыборного, генеральная прокуратура республики предупредила: никаких несанкционированных митингов, к которым призывают казахстанцев в социальных сетях.

Тем не менее, в день выборов люди все же вышли на митинги в Нур-Султане и Алма-Ате — силовики задержали порядка 500 человек. По информации МВД республики, в столице пресечены попытки перекрытия оживленной дороги и создания транспортного коллапса.  МВД также опровергло «слухи» о том, что в результате действий полиции есть пострадавшие и даже один погибший. Напротив, информирует силовое ведомство, травмы получили трое полицейских: митингующие бросали в них камни, все, что попадалось под руку, и даже применяли «перцовые баллончики».

Вот и еще один вызов для Токаева — в аккурат в день его «триумфальной» победы.

Ирина Джорбенадзе


Ранее на тему В Киргизии в закрытом режиме началась встреча президентов стран ШОС

Токаев: Давал указание полиции в день выборов проявить максимальную сдержанность

В Алма-Ате прошли задержания недовольных итогами выборов президента Казахстана