Кто тут «бумажный тигр»?

Трамп в западне между необходимостью наказать Иран за сбитый дрон и здравым смыслом, предостерегающим от последствий, отмечает востоковед Александр Шумилин.


США взяли паузу, но это совсем не значит, что они не ответят. © Фото из личного архива

Обстановка в Персидском заливе продолжает накаляться. После того как иранские вооруженные силы сбили американский беспилотник RQ-4 Global Hawk, президент США Дональд Трамп в ночь на 21 июня отдал приказ о воздушных ударах по целям на территории Ирана. Однако чуть ли уже не в тот момент, когда боевая техника выходила на позиции, глава Белого дома неожиданно отменил свой приказ.

О том, к чему может привести столь нервная и непредсказуемая обстановка вокруг Ирана, обозревателю «Росбалта» рассказал руководитель Центра Европа-Ближний Восток Института Европы РАН Александр Шумилин.

— СМИ наперебой сообщают о том, как Трамп в последний момент остановил отданный им же приказ бомбить Иран, однако никто не пытается проанализировать, чем было вызвано такое решение. У вас есть какие-то соображения на этот счет? Почему он это сделал?

 — Серьезные удары по иранским системам ПВО и береговым укреплениям могут иметь определенные последствия, которые сейчас просчитать сложно. То есть на эти удары Тегеран попытается ответить ударами по американским кораблям в Персидском заливе. Это (стало бы) импульсом и даже больше — серьезным шагом к эскалации. Такой удар по американским военным кораблям мог бы быть произведен не напрямую, а опять же, например, через йеменских хуситов (шиитские вооруженные формирования в Йемене, которых поддерживает Тегеран, — «Росбалт») или атакой дронов.

Хотя нельзя исключать и прямых ответов Ирана. Пока нам не очень понятна установка иранского военного командования, прежде всего КСИР (Корпус стражей исламской революции — элитное подразделение, играющее особую роль не только в военной, но и в политической, и в экономической сферах Ирана, — «Росбалт»), руководство которого не так давно сменилось. До какой степени они готовы идти сейчас напролом, пока не ясно.

— А что представляет собой новое командование КСИР и насколько это может повлиять на дальнейшее развитие событий, учитывая, что «стражи» достаточно самостоятельная структура в Иране?

 — Думаю, что смена персоналий в данной ситуации мало что решает. Решения в стране все-таки принимает аятолла Али Хаменеи и в этом плане все очень жестко подчинено общей стратегии и модели поведения, но какой-то личностный элемент тоже, конечно, присутствует. На практике смена руководства КСИР, например, командующего его спецподразделения «Аль-Кудс» («Иерусалим») генерал-лейтенанта Касема Сулеймани, могла бы означать, что если он был прогнозируемым в тех или иных ситуациях командиром, то в какой степени будет предсказуем тот, кто может прийти ему на смену, сказать сложно. Может это будет какой-то псих, который при каждом удобном случае будет нажимать на «кнопки», а потом будет оправдываться перед аятоллой?.. Но ситуация сейчас уж слишком серьезна, чтобы все сводить к личностному фактору.

— И все же, чем, по-вашему, руководствовался Трамп, когда отменял свой приказ об ударах по Ирану?

 — Видимо, в последний момент американский лидер, все взвесив, решил, что сбитым дорогостоящим дроном можно пожертвовать, и это будет меньшим ущербом, чем вполне прогнозируемая эскалация. Взвесив все «за» и «против», американский президент, вероятно, решил, что этого (уничтожения дрона) недостаточно даже для начала ограниченных военных действий, которые наверняка будут эскалировать. Сейчас Трамп взял паузу, но это совсем не значит, что он не ответит.

— Со стороны это выглядит достаточно странно. То он дает приказ нанести удар, то в последний момент отменяет его…

 — То, что сделал Трамп можно назвать психологической атакой по Ирану. Это демонстрация готовности к применению силы. Но на самом деле он отступает. В моем понимании он сейчас находится в определенной западне. С одной стороны, решимость, которую он демонстрирует, с другой — его здравый смысл. Пока здравого смысла, чтобы не начинать военные действия, ему хватает, а решимости, чтобы начать их — нет. Он сейчас находится между этими двумя сценариями.

В то же время американский президент не может совсем не ответить, ибо если он не ответит, то сыграет на руку иранской пропаганде, которая утверждает, что Трамп — это «бумажный тигр», который много грозит, но мало что может сделать, в то время как Иран всегда-де готов к героическому сопротивлению, и тому подобное…

— Как может ответить Америка Ирану?

 — Сейчас надо подождать и посмотреть, как поведет себя Трамп в этой ситуации. Или он громко согласиться, что это (уничтожение американского дрона) — просто ошибка одного из иранских генералов, или он что-то все-таки предпримет. Он вынужден что-то предпринять, хотя до конца не знает что, поскольку любой ответ военными средствами будет более мощным, значимым и далеко идущим, чем имеющийся повод.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Путин обсуждал с Совбезом протесты в Грузии и проблемы в Персидском заливе

СМИ: США предупредили Иран о нанесении удара

Макрон предостерег от военной эскалации на Ближнем Востоке