ЕС-2024: курс на перестройку и ускорение, гласность — уже есть

Евросоюз неожиданно стал походить на СССР образца 1985 года. Его лихорадят внешние и внутренние кризисы, а руководство думает, как «убыстрить рост».


За пять лет планируется пополнить Евросоюз новыми членами и нарастить свое влияние в мире. © CC0

Как известно, развалу СССР предшествовали «Перестройка. Ускорение. Гласность», когда отягощенный грузом проблем Советский Союз пытался стряхнуть с себя застой и вернуться на траекторию бурного роста. Теперь очень похожую ситуацию мы видим в объединенной Европе. Она готовится принять новую стратегию своего развития, рассчитанную до 2024 года. За пять лет планируется пополнить ЕС новыми членами, взять под контроль миграцию и ускорить экономический рост, а глобально — нарастить свое влияние в мире. Но вот получится ли — неизвестно.

На прошлой неделе в Брюсселе прошел очередной саммит, на который собрались лидеры 28 стран Евросоюза. Мировые СМИ в основном муссировали новости, связанные с Брекзитом: председатель Европейского совета Дональд Туск на итоговой пресс-конференции повторил, что финальное соглашение о выходе Британии из ЕС пересматриваться не будет. По его словам, на саммите европейские страны кратко затронули тему Brexit и выразили готовность работать с новым премьер-министром Британии, однако исключили возврат к переговорам о соглашении.

На самом деле Брекзит был далеко не главной темой саммита. Главы государств и правительств обсуждали проект стратегии ЕС, рассчитанной до 2024 года. Причем одновременно с многочисленными проблемами, требующими срочного решения.

В числе последних — спор о том, кто должен занять руководящие должности в Евросоюзе на ближайшие пять лет. В итоге ничего не решили. Как заявил Туск: «Нам требуется еще некоторое время, чтобы обсудить весь круг вопросов, мы вернемся к разговору о персоналиях еще раз в конце июня, слишком рано сегодня обнародовать имена».

Также 20 июня лидеры стран Евросоюза не смогли выбрать нового главу Еврокомиссии (т.е. европейского правительства). Ни у одного кандидата не оказалось большинства, так что дискуссия продолжится 30 июня на внеочередном саммите. Нового председателя Еврокомиссии должны утвердить до осени, процедура проходит в два этапа: кандидата должны одобрить лидеры как минимум 21 из 28 стран ЕС и поддержать большинство депутатов Европарламента (376 из 751).

Хватает и других оперативных проблем. Например, Турция начала буровые работы на шельфе Средиземного моря, в акватории Северного Кипра. Это может привести к наложению на Анкару европейских санкций. В отношении России такие санкции ЕС как раз были продлены еще на полгода. Также председатель Еврокомиссии и лидеры Польши и стран Балтии подписали в Брюсселе перед саммитом ЕС дорожную карту по рассинхронизации энергосистем Прибалтики с Россией и ее синхронизации с континентальной частью Евросоюза через Польшу к 2025 году.

Немного поругались на саммите и по вопросам экологии. Дело в том, что Чехия, Венгрия, Эстония и Польша по разным причинам не хотят принять на себя обязательства по полному отказу от выбросов двуокиси углерода к 2050 году. Им оппонирует французский президент Эммануэль Макрон: «24 страны ЕС готовы взять на себя такие обязательства, поэтому дискуссии по расширению этого круга будут продолжаться. Мы будем обсуждать, мы будем убеждать. Реализация Парижского соглашения сегодня абсолютно необходима».

Но все же главными в эти два дня были пленарные заседания, на которых лидеры ЕС определяли стратегическую повестку для Евросоюза на ближайшие пять лет. По сути, обсуждались четыре ключевые проблемы: нелегальная миграция, сильное замедление экономического роста, принятие в ЕС новых членов, климатические изменения.

Последнее — скорее дань моде и успеху «зеленых» на последних выборах в Европарламент. От ЕС в самом деле зависит не так уж много: экологическая политика Союза и так очень жесткая, при этом на него приходится 10% мировой выработки CO2, тогда как на Китай — 30%, на США — 15%. И именно они (прежде всего КНР) плевать хотели на климатические изменения, если ограничение выбросов углекислого газа также ограничит и их собственный экономический рост.

С нелегальной миграцией (да и легальной тоже) — куда более заметные проблемы. Теряется европейская идентичность, на чем успешно зарабатывают голоса правопопулистские партии. Они же — «евроскептики», готовые развалить ЕС во имя своих национальных государств. По данным агентства пограничной и береговой охраны ЕС (Frontex), с начала 2019 года было зафиксировано 30 тысяч попыток незаконного пересечения границ ЕС. За прошлый год — 150 тысяч. То есть миграционный поток слабеет, но еще очень далек от завершения. При этом уже попавшие в Европу беженцы успешно создают проблемы в тех странах, которые их уже приняли. И не только там: нарастают противоречия между странами, принявшими много беженцев (Франция, Германия, Скандинавия), и теми, кто их принимать отказывается (Польша, Венгрия).

Беженцы стали не только дестабилизирующим фактором, но и слишком серьезной статьей расходов. Только на обеспечение жильем и пособиями мигрантов, уже осевших на немецких землях, Германия направит в 2019 году около 7 млрд евро, а всего до 2022 года — 15 млрд. А теперь представьте себя на месте европейских политиков, которые должны объяснять, скажем, собственным фермерам, почему они (фермеры) получают все меньше господдержки, а неработающие и несоблюдающие законы беженцы — все больше.

Теперь, наверное, главное — замедлившийся до неприличия экономический рост. По прогнозам, экономика ЕС в этом году вырастет на 1,2%; при этом прогноз по инфляции повышен до 1,3%. На недавнем заседании ЕЦБ регулятор сохранил ключевую и депозитную ставки на прежних уровнях 0 и 0,4% соответственно. В таком размере они сохранятся до середины 2020 года. При этом, принимая решение по ставке, ЕЦБ улучшил прогноз по темпам роста ВВП еврозоны в 2019 году.

Можно сказать, что шевелиться, искать новые пути в экономической политике, европейцев заставил 2016 год, когда за выход из Союза проголосовала одна из самых сильных экономик — Великобритания. Пока нет никаких данных о том, как именно в Брюсселе решили стимулировать экономический рост в ЕС. Понятно только, что монетарные стимулы в Европе себя практически исчерпали, бороться за него теперь нужно другими мерами. Вероятнее всего, европейцы постараются воспользоваться грандиозной торговой войной между двумя крупнейшими экономиками мира — США и Китаем.

Грамотная политика ЕС позволит ему расширить свои рынки сбыта. А если европейцы перестанут лицемерить и займутся грамотным использованием дешевой рабочей силы мигрантов, это снизит себестоимость производства европейской продукции и тем самым увеличить конкурентоспособность экономики. Правда, про социальную риторику придется подзабыть, к чему европейские политики пока не готовы.

Стратегически же, чтобы избежать «остывания» экономик стран ЕС, европейцам стоит поставить во главу угла собственные интересы. Сама по себе Европа — большой и самодостаточный рынок, так что если выстроить экономическую политику немного иначе — можно не беспокоиться об американских или китайских заградительных пошлинах. Правда, для этого потребуется уход от жестких финансовых и фискальных взаимных требований к странам-участницам союза, поскольку они архаичны.

Отдельная тема — судьба зоны евро. В Еврокомиссии считают, что к еврозоне должны присоединиться все восточноевропейские члены ЕС, еще это не сделавшие, — Болгария, Румыния, Польша и Венгрия. Но они не хотят. Та же Польша получает приглашения с 2012 года, но отклоняет их, поскольку польский злотый — куда более крепкая валюта, чем евро. А в условиях бурного экономического роста Варшаве и вовсе не с руки отдавать свои монетарные полномочия в руки ЕЦБ. Да чего уж тут говорить: украинская гривна за 2018 год укрепилась к евро на 5,6%. Что много говорит о динамике и украинской, и европейской экономик.

Несмотря на все описанные проблемы, ЕС не отказывается от планов своего расширения. Однозначный отказ получила только Турция. Ранее подавшие заявки на вступление в ЕС Сербия, Албания, Македония и Черногория имеют шансы в ближайшие пять лет быть принятыми. При этом ЕС демонстрирует, что не ограничивает возможности третьих стран для евроинтеграции, однако сам не будет принимать никаких действий для сближения с кандидатами на вступление в Европейский Союз. Сейчас используются обтекаемые формулировки: дескать, «Европейский Союз признает европейскую перспективу для других европейских государств». То есть ЕС не будет предпринимать никаких действий в ближайшем будущем, хотя и не исключает этого.

Эти заявления адресованы прежде всего Киеву, который, как считают в Брюсселе, должен понять: только от действий самой Украины зависит, станет ли для нее реальностью европейская перспектива. Украина, как и другие потенциальные кандидаты (Белоруссию выносят за скобки, но всегда имеют в виду), должна хорошенько подготовиться и принять механизмы, на основе которых действует ЕС, а также европейские принципы и ценности.

При всем этом в ближайшие пять лет Евросоюз планирует укреплять свое влияние в мире — это прямо прописано в «Стратегии ЕС-2024». Судя по всему, сделать это будет совсем не сложно — «всего лишь» потребуется решить своими силами хотя бы часть описанных выше проблем.

Денис Лавникевич


Ранее на тему Парламент вновь попытался отвести от Британии «жесткий» Brexit

Финляндия возглавила Совет ЕС

ЕС отказался от дальнейших переговоров по Brexit