Осетия-2008: незалеченная травма

Политические элиты России и Грузии не готовы пока забыть конфликт, лишивший одних земли, а других боязни воевать в чужой стране.


После 2008 года Южную Осетию и Грузию разделила настоящая граница. © Фото Андрея Володина

Россия и Грузия продолжают противостояние, 11 лет назад приведшее к войне. Несмотря на временное потепление в отношениях двух стран, конфликт сохраняется.

Только за июль Грузия потеряла, по сравнению с 2018 годом, $44 млн. И это лишь официальные данные руководителя нацадминистрации туризма Мариам Квривишвили. Причем речь идет только о малом и среднем бизнесе. В целом вклад в национальную экономику от туристической отрасли сократился на $58 млн. С учетом прогнозов, которые предполагали, что в 2019 году рост доходов может быть двукратным, упущенную выгоду можно оценить, условно умножив эту сумму на два.

Для небольшой страны это очень серьезные последствия решения о запрете на прямые перелеты из России в Грузию. Оно, напомним, было принято лично президентом Владимиром Путиным 21 июня после начала беспорядков в Тбилиси, которые были связаны с внутригрузинской борьбой за власть, но сопровождались антироссийскими лозунгами. И экономическое давление на грузинские власти, судя по всему, продолжится, причем — практически по инерции. И это не только инерция последнего, практически виртуального конфликта, в ходе которого мог пострадать (но и этого не случилось) разве что депутат Госдумы Гаврилов, которого услужливые грузинские коллеги усадили в парламенте в кресло спикера, что и стало формальной причиной для беспорядков и штурма парламента 20 июня.

Это последствия взаимоотношений России и Грузии, которые оставались непростыми и отнюдь не дружественными на всем протяжении постсоветского периода, начиная, как минимум, с 1989 года. Редкие перерывы на «обед и дружбу», происходившие скорее по инициативе грузинской стороны, вряд ли стоит принимать всерьез. Тем более что сейчас играет одну из ведущих ролей еще и личностный фактор.   

Для того чтобы, наконец, появились шансы на нормализацию отношений, в Москве и Тбилиси должны для начала по-настоящему обновиться политические элиты. Сейчас же на сцене все те же действующие лица и силы, что и в 2008 году. В России президентом тогда был Дмитрий Медведев. Владимир Путин, нынешний глава государства, только формально «всего лишь» возглавлял правительство РФ. В свою очередь в Грузии Михаил Саакашвили, бывший тогда президентом, давно отстранен от власти. За это время он успел получить и потерять украинское гражданство. Но его однопартийцы продолжают бороться за власть. В Грузии именно «Единое национальное движение» экс-президента Саакашвили было одним из главных двигателей недавних протестов, которые спровоцировали новое давление со стороны России. Эта же политическая сила была главным оппонентом правящей партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия», реальным лидером которой является бизнесмен Бидзина Иванишвили. Нынешний президент Саломе Зурабишвили возглавляла даже в президентство Саакашвили грузинский МИД, хотя к 2008 году и перешла к нему в оппозицию. Так же, кстати, как и недавно задержанный экс-глава министерства обороны Ираклий Окруашвили, которого обвиняют как раз в организации июльских беспорядков в Тбилиси, в первую очередь, в попытке захвата парламента.

Иначе говоря, лица остаются все те же. В России Медведев и Путин формально поменялись постами, а в Грузии тасуется все та же колода политиков, активно участвовавших и в событиях, предшествовавших войне 2008 года, а часто и в ней самой. Взаимное предубеждение, недоверие и память о случившемся вряд ли помогут им нормализовать отношения.

Хотя, разумеется, главное — это институциональные решения, которые были приняты 11 лет назад. В первую очередь, признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, размещение там полноценных военных баз, создание настоящей, а не весьма условной, действовавшей до 2008 года, границы.

С момента начала короткой войны прошло уже 11 лет, но мы продолжаем пожинать ее плоды. И это, в первую очередь, кстати, касается России, а не Грузии, хоть она и потеряла, как считают патриоты, по ее итогам, 20% своей территории. Ведь именно 11 лет назад российское руководство убедилось, что конфликты на постсоветском пространстве можно разрешать при помощи военной силы, даже если речь идет о территории соседних государств, а не собственных мятежных регионов. Запад не просто промолчал в 2008 году, не просто не стал вводить никаких серьезных санкций, опираясь на то, что конфликт, по всеобщему убеждению того времени, начала грузинская сторона. Фактически европейские миротворцы, в первую очередь, старались учесть интересы именно Москвы, а не Тбилиси. И это дало российским властям тот опыт, опираясь на который они потом начали операцию по присоединению Крыма и пошли на вмешательство в ситуацию на востоке Украины в 2014 году. Последствия чего нам предстоит расхлебывать еще много лет.

Иван Преображенский


Ранее на тему В Грузии почтили память погибших в ходе конфликта 2008 года